понедельник, 21 мая 2012 г.

Украина: Уполномоченный по правам человека Карпачёва - ВОРОВКА

Карпачева и пустота
  

Свое маленькое «межигорье» уроженка маленького городка Чадыр-Лунга Молдавской ССР Нина Карпачева начала строить 14 лет назад. В самом центре Киева под вывеской «Уполномоченного по правам человека» выпускница ВПШ, комсомолка, секретарь Алуштинского горкома партии и советник по правовым вопросам Международного Центра Рерихов воплотила свою маленькую мечту: «чтобы все было и за это ничего не было».

Независимость института Омбудсмена Нина Ивановна истолковала как абсолютную бесконтрольность. Согласно Закону, никто не имеет права вмешиваться в деятельность Уполномоченного по правам человека - ни прокуратура, ни СБУ, ни милиция. Статус покруче,  чем у  американского посольства. Даже обращения правозащитников с просьбой рассекретить структуру Секретариата воспринимались Ниной Ивановной как попытки вмешательства в деятельность Омбудсмана.

За 14 лет творческого освоения немалых бюджетных средств маленькое «межигорье» Карпачевой ни разу не проверялось КРУ. Было, правда, две проверки сотрудниками Счетной Палаты, проведенные весьма формально, но их можно не учитывать - Счетную Палату в то время возглавлял давний друг Нины Ивановны по комсомольской молодости и депутатскому мандату - Валентин Симоненко.

Пользуясь «дыркой» в законодательстве - институт Уполномоченного формально не является субъектом властных полномочий - Нина Ивановна засекретила всю деятельность Секретариата. Ссылаясь на этот законодательный «нюанс», Карпачева превратила здание на Институтской в некое подобие секретного объекта, таинственности которого могла бы позавидовать даже СБУ.

По личному распоряжению Карпачевой  была засекречена организационная структура Секретариата. Даже народные депутаты Украины не смогли внести ясность в этот вопрос. Подобная завеса секретности создала богатые возможности для многочисленных злоупотреблений как самой Карпачевой, так и ее ближайшего окружения.

Обычной практикой стало управление финансами в ручном режиме. Ежемесячное начисление зарплаты сотрудникам, установление надбавок и премирование осуществлялось Ниной Ивановной абсолютно произвольно. Свое близкое окружение Карпачева могла финансово «поощрить» суммами в разы, а то и в десятки раз превышающими зарплаты большинства сотрудников.

Характерный случай произошел в 2010 году, когда подавляющее большинство сотрудников Секретариата на протяжении практически целого года сидели на голых окладах (что оправдывалось якобы «финансовым кризисом» в государстве). Правда, «кризис» не коснулся, к примеру, советника Карпачевой (на то время) - бывшей судьи Верховного Суда, получавшей весьма приличную пенсию и не менее приличную зарплату. По личному распоряжению Нины Ивановны было реализовано неотъемлемое право бывшей судьи на матпомощь. Для лечения зятя в размере 120 тысяч грн.

Не забывала Нина Ивановна и саму себя. Право на счастливую пенсию в отношении самой себя было реализовано омбудсменом в полном объеме. Помимо зарплаты и премий, которые Карпачева заботливо начисляла себе по собственному усмотрению, в последние полтора года добавилась еще и пенсия, которую омбудсмен досрочно оформила как бывший народный депутат Украины.

Но и этого оказалось мало, и «первый омбудсман» сформировала так называемый «фонд развития институции», а по простому - самую натуральную «черную кассу». В нее с сотрудников Секретариата на протяжении многих лет в «добровольно-принудительном» порядке регулярно взимали поборы с премий. Любой госслужащий знает, что количество реально полученной на руки суммы определяется как раз премиями и надбавками.

Размер «взноса» Нина Ивановна определяла самостоятельно. Итоговая сумма с каждого подобного «добровольного» отчисления со всего коллектива исчислялась десятками тысяч гривен.

Перманентный ремонт офиса Секретариата, закупка мебели и компьютерной техники превратились в реальную золотую жилу. По сравнению с этой аферой блекнут всякие поборы и «премии».

Если кто-то наивно полагает, что «защитник прав обездоленных» удовлетворилась вышеизложенным, то, скорее всего, он плохо знает аппетиты адептов тайного общества Рериха.

Даже перманентный ремонт офиса оказался жалкой пародией в сравнении с суммами, которые неоднократно «заносились» за активное участие омбудсмана в некоторых резонансных делах. По сути, защита прав «отдельных человеков» под эгидой Карпачевой давно превратилась в весьма прибыльный бизнес.

Естественно, что вопреки всем мировым кризисам, жизненный уровень «первого омбудсмана» неуклонно повышался. И мечта о собственной усадьбе становится реальностью. Почти миллион долларов («честно» заработанных на госслужбе) и загородный дом в 3 этажа над землей и один под землей с бассейном и большим участком леса в Козине - ваш. Точнее - Нины Ивановны.

Но не будет же омбудсман самостоятельно полы драить в скромном чиновничьем поместье, не будет же сама кусты стричь в своем парке и в бассейне воду чистить. Для этого есть целый ряд технических сотрудников Секретариата (уборщицы, дворник и др.). Наряду со своими прямыми служебными обязанностями, их под угрозой увольнения Нина Ивановна задействовала в обслуживании своего загородного поместья. Платить из своего кармана за что бы то ни было омбудсман уже давно разучилась.

Было бы наивно полагать, что на этом фантазия адепта магических культов и по совместительству омбудсмана закончилась. Злые языки утверждают, что, помимо недвижимости под Киевом, Нина Ивановна приобрела весьма недурственный особняк в Закарпатье (с. Шаян). Именно туда защитница всех обиженных и голодных с давних пор любит регулярно наведываться. По официальной версии - для работы с документами.

И, заметьте, все это не считая принадлежащих Нине Ивановне трех квартир - одной в Киеве и двух в Алуште.

Ну раз уж речь зашла о квартирах, то на этом пункте стоит остановиться подробней. Официальной квартирной очереди, как таковой, в Секретариате просто нет и быть не может по определению. Но при этом имеет место раздача квартир за бюджетные деньги. Исключительно в «ручном режиме» и, в основном, «за особые заслуги» или, как шутили в Секретариате, - «за особые (любовные) услуги» одинокой немолодой женщине.

Наиболее показательный пример в этом плане - выделение «халявной» квартиры проработавшему в аппарате всего несколько лет 25-летнему сотруднику Сергею Т., с которым Нину Ивановну, помимо служебных, связывают те самые «особые отношения».

Но Сергей Т. далеко не первый «особый мальчик» - до него подобными щедротами за казенный счет попользовались еще несколько «молодых и перспективных» сотрудников.

Для остальных сотрудников Секретариата в «Доме прав человека» (как высокопарно любила именовать свое учреждение сама Карпачева) был установлен самый настоящий режим крепостного права. Грубейшие нарушения трудового законодательства защитница прав превратила в повседневную норму. Нормой стало объявление выходных дней рабочими на основании одного лишь устного распоряжения, без предоставления отгулов в дальнейшем.

Верхом самодурства была привычка Карпачевой отказывать сотрудникам Секретариата в праве на увольнение по переводу. Омбудсман почему-то считала, что ее подчиненным такое право не полагается. Более того, увольнение для многих работников «правозащитной институции» было делом  исключительно непростым и уж едва ли не более тяжелым, чем оформление на работу. Как правило, такие вещи были сопряжены с разного рода скандалами, выяснением отношений с Ниной Ивановной и руководством Секретариата, обвинениями в «предательстве» и т.п.

Одна из сотрудниц Секретариата не могла уволиться более двух месяцев, пока Карпачевой не позвонил лично для выяснения данной ситуации глава Администрации Президента.

Но все вышеописанное блекнет перед увлечением экцентричной защитницы прав человека хиромантией, ведовством, ворожбой и прочей «чертовщиной». Согласитесь, довольно странное пристрастие для бывшего секретаря горкома партии по идеологии  и выпускницы АОН при ЦК КПСС,  а тем более для истинно религиозного человека -  сей «образ» Нина Ивановна усиленно пропагандировала на публику.

Ладно, если бы речь шла о безобидной блажи досужей пенсионерки - как говорится, каждый сходит с ума по своему - однако, если подобными штучками развлекается высокопоставленный руководитель, от прихоти которого зависит благополучие и судьбы окружающих, - это уже серьезно.

В свое время Карпачева уволила одну из сотрудниц своего аппарата по обвинению в краже некоего ювелирного украшения, поскольку на приметы этой сотрудницы ей указали «вещие старушки», к которым она специально обратилась для проведения «следствия».

Колоритные персонажи  вроде всякого рода гадалок, ведьм и «наследных провидиц» регулярно открыто навещали офис уполномоченной,  нисколько не стесняясь десятков икон, тщательно развешанных Ниной Ивановной по всем этажам здания.

Вы думаете, что Нина Карпачева старалась это не афишировать? Нисколько! Более того - она это возвела в ранг официоза. Если вы хоть раз смотрели репортаж из зала приемов в здании Секретариата Уполномоченного по правам человека, то, несомненно, обратили внимание на удивительный знак из трех огромных точек, размещенных треугольником на белом фоне. Сей символ доминирует над куцым изображением Богородицы на главном баннере в зале приемов.

Сей знак не зарегистрирован Министерством юстиции. Да и как ему быть зарегистрированным, если означает он далеко не защиту прав человека, а символизирует тайное общество поклонников доктрины Рериха и Блаватской.

Но не стоит чрезмерно увлекаться оккультизмом. Говорят, Гитлеру вознестись помогли именно эти силы, но они же его и погубили. Тоже самое случилось и с Карпачевой - не помогла и «срочная оппозиционность» Нины Ивановны. Можно десятки раз выкатывать яйца на портреты врагов, но от реальной проверки КРУ или Счетной Палаты это не избавит. И, видимо, понимая безысходность ситуации, решила наша «первый омбудсман» податься в сферу «политических» репрессий»... Все-таки нюх у нашей правозащитницы феноменальный!

Читать ТАКЖЕ:

Украинцы - "самостийная" НИЩЕТА























Комментариев нет :

Отправить комментарий