понедельник, 2 июля 2012 г.

США: еврейский мафиози Ротшильд грабит весь мир

"БОЛЬШАЯ ИГРА" РОТШИЛЬДОВ И РОКФЕЛЛЕРОВ - НА СВЕТУ И В ТЕНИ 



30 мая 2012 года появилась информация о соглашении, в соответствии с которым компания «Rothshild Investment Trust “Capital Partners”» («RIT “CP”»), принадлежащая Ротшильдам, приобрела крупный пакет акций компании «Rockefeller Financial services» («RFS»), управляющей семейным бизнесом Рокфеллеров и других богатейших семейств США.

Размещенная практически всеми ведущими мировыми и российскими СМИ, она сопровождалась однотипными и поверхностными комментариями, суть которых сводилась к тому, что два крупнейших клана глобальных олигархов заключили союз для «совместного противодействия новому витку мирового кризиса».

На самом деле нет ничего более далекого от действительности, чем подобные утверждения.

Дело в том, что стратегии обеих олигархических групп в последние годы выстраивались по принципу, сформулированному биографом Ротшильдов Фредериком Мортоном: «Сегодня семья стремится сделать свое присутствие в мире незаметным и неслышным».

Это и понятно: большие и, тем более, очень большие деньги предпочитают тишину. Но именно эта тишина и разорвалась 30 мая тем вниманием, которое было приковано к состоявшемуся событию, что наглядно продемонстрировало реальный вес этих ведущих кланов не только в глобальной экономике, но и в глобальной политике.

На наш взгляд, комментируя появление нового «альянса», финансовые аналитики, по-видимому, попросту перепутали причину со следствием: это сам мировой кризис явился продуктом деятельности Ротшильдов и Рокфеллеров, а не наоборот. Как именно это случилось, мы и попытаемся сейчас разобраться.

Итак, если коротко, то произошедшее означает, может быть, и не капитуляцию Рокфеллеров перед Ротшильдами, но, как минимум, очень существенную сдачу ими своих позиций.

Если «копать» глубоко, то нужен детальный анализ с историческим экскурсом – иначе понять что-то в этом раскладе будет практически невозможно.

Поэтому начнем с предыстории вопроса:

Настоящим узлом противоречий между этими двумя глобальными кланами являются две мировые войны XX века. Причем, в обоих случаях развязывались они Рокфеллерами, и именно они пожинали плоды успеха.

Условием вступления США в Первую мировую войну, когда стало ясно, что Франция и Британия с Германией не справляются, а Россия из-за Февральской революции из войны «выпадает», Рокфеллеры поставили допуск своей нефтяной империи «Standard Oil of New Jersey» к разработке принадлежавших Ротшильдам нефтяных богатств Ближнего и Среднего Востока.

С 1927 года «Standard Oil» завладела 25% акций «IPC» — «Иракской нефтяной компании», созданной еще в 1912 году под названием «TPC» — «Турецкой нефтяной компании». При этом 50% акций отошли тогда в собственность правительства Османской империи, по 25% получили «Shell» Ротшильдов, а также «Deutsche Bank», попавший в их «обойму» несколько позже.

В отличие от своих временных партнеров (которые, скорее всего, и не догадывались, что они временные), англичане «знали будущее» — потому, что сами его и планировали, понимая, что после обвала Германии и Османской империи в Первой мировой войне они, как победители, заберут себе все 100%.

Так бы и случилось, если Антанта смогла бы одолеть немцев на поле боя. Но для европейских союзников эта задача оказалась непосильной, и потребовалась помощь США — экспедиционный корпус генерала Першинга, решивший исход войны на западном фронте (который, в отличие от Второй мировой войны, был тогда решающим).

Вступление США в войну ради склонения англичан к выполнению поставленных им условий было навязано американскому правительству самыми разнообразными способами. Прежде всего, с помощью «закулисного» подталкивания к провокационным актам «подводной» войны, широко применявшимся самой Германией. Уклоняться от этого ввиду общего британского преимущества в морских вооружениях немцы не хотели, да и не могли ввиду финансовой зависимости от Рокфеллеров: в 1914-1916 годах те обеспечили крупными кредитами не только кайзера, но и его османских союзников, получив теневое влияние на их политику.

Решающим поводом для выхода США из нейтралитета и вступления в войну было выбрано потопление немецкой подлодкой пассажирского транспорта «Лузитания», подготовка которого по закулисным дипломатическим маневрам очень сильно напоминала преддверие японской атаки в декабре 1941 года на военно-морскую базу США в Перл-Харборе. Тогда после очередной встречи с Ф.Д. Рузвельтом военный министр США Стимсон записал в своем дневнике: «Мы затронули деликатный вопрос дипломатических действий, направленных на то, чтобы Япония совершила первый и ошибочный шаг – шаг неприкрытой агрессии».

Не составляет особого секрета, что у обоих событий одни те же корни.

Нельзя сказать, что Ротшильды всему этому не препятствовали. Их главная и потомственная политическая креатура в США полковник Хаус, именовавший себя «властью за троном», весь 1914 год посвятил попыткам сколачивания западного союза против России с участием США, Великобритании, Франции и Германии. «Англия не хотела бы совсем раздавить Германию, так как тогда она столкнулась бы один на один со своим старинным врагом, с Россией; — писал Хаус президенту В. Вильсону в мае 1914 года, — но если Германия будет беспредельно увеличивать свой флот, у Англии не останется выбора».

Чтобы сохранить право выбора за Англией (и Ротшильдами, которые уже сто лет к тому времени контролировали ее центробанк), Хаус даже совершил вояж в Берлин, где получил аудиенцию у кайзера Вильгельма II и морского министра фон Тирпица. Все тщетно: германский флот на деньги Рокфеллеров (компенсированные, кстати, по Закону о Федеральной резервной системе американской казной) рос как на дрожжах, и остаться в стороне от войны англичане не смогли, передав таким образом Рокфеллерам все политические козыри.


Во Второй мировой войне экономика впала в зависимость от политики еще круче.

Когда в мае 1940 года немцы атаковали Францию, франко-британская группировка была быстро разгромлена, французы подписали перемирие, сдав Париж, а англичане оказались прижатыми к Ла-Маншу в районе бельгийского Дюнкерка.

Наряду со «странной войной» осени-зимы 1939-1940 годов, одной из главных тайн Второй мировой войны, ставившей в тупик историков, всегда оставался вопрос: почему немцы, вместо того, чтобы добить противника и «на его плечах» переправиться через Ла-Манш, встали и не сделали ни шагу вперед, пока англичане не вывезли личный состав на Британские острова. Причем, и вывозившие транспорты не бомбили.

А «ларчик» открывался очень и очень просто.

Дело в том, что Гитлер если и не был нанят Рокфеллерами напрямую (хотя чрезмерным такое утверждение тоже не является), то полностью зависел от них по части военной экономики и, прежде всего, нефти и продуктов ее переработки, прежде всего бензина. Фактов и цифр – от создания в 1930 году, в целях финансирования нацистов, базельского Банка международных расчетов до выкупа компанией «Standard Oil» в 1934 году 730 тыс. акров земли под Гамбургом и строительства на них нефтеперерабатывающего завода, который исправно функционировал всю войну, — предостаточно. Но мы не будем перегружать ими материал, чтобы не утонуть в деталях и частностях.

Да и люди, которые привели Гитлера к власти, находились в США – те же братья Аллен и Джон Фостер Даллесы (двоюродные братья братьев Рокфеллеров). И руководил всеми ими «трехголовый», американо-британо-германский спрут — банк Шредера (имевший статус агента нацистского правительства), а также связанные с ним фирмы (нынешний Г. Шредер – потомство тех Шредеров).

И Рузвельт, которого с помощью все того же Хауса, приводили к власти Ротшильды, на деле оказался креатурой Рокфеллеров. Не случайно самого Хауса в окружении нового президента сменил Б. Барух – крупный биржевой спекулянт (вроде Сороса), существенно поправивший свои дела на посту председателя Комитета военной промышленности США, который он занимал всю Первую мировую войну.

Маленький штрих: когда спецслужбы США в 1943 году доложили Рузвельту о возможности «убрать Гитлера», тот это категорически запретил.

А вот попытались сделать это, но уже в июле 1944 года, англичане. Заключив перемирие с «новым» правительством Германии, они очень рассчитывали втянуть США в противостояние с СССР и разрушить намечавшийся советско-американский альянс. (Его, правда, и так разрушили, но уже другим способом: вместо главного архитектора «Нового курса» Г. Уоллеса крайне «своевременно» провели в Белый дом креатуру Ротшильдов Г. Трумэна, который, незадолго до кончины Рузвельта, стал вице-президентом, а затем и президентом США).

По всему по этому Гитлер четко выполнял все указания Рокфеллеров. А инструкции в мае 1940 года он получил следующие:

- не трогать англичан в Дюнкерке;

- не пересекать Ла-Манш и вообще оставить Британию в покое, свернув подготовку операции «Морской лев» (вторжение на Британские острова);

- развернуть свои усилия в сторону «плана Барбаросса» — подготовки к нападению на СССР
.

Гитлер эти инструкции пунктуально выполнил.

Но почему он их вообще получил?
А потому, что Черчилль, оказавшись в ситуации с Дюнкерком на грани краха (напомнившего ему и британской общественности кошмар провала Дарданелльской операции британского флота, на проведении которой он, как Первый лорд Адмиралтейства, тогда настоял), согласился выполнить все условия, которые ему выдвинул Рузвельт (кстати, они были кузенами) в обмен на защиту и военную помощь США. А именно:

- передать американцам нефтяную «жемчужину» Британской империи – Саудовскую Аравию (которую для короны буквально «выпахала» британская разведка и лично Т.Э. Лоуренс Аравийский, именно в этих целях осуществлявшие многолетнюю спецоперацию подкопа под Османскую империю);

- вывести все британские капиталы из США и продать американцам всю имеющуюся у англичан в США собственность;

- после окончания войны – распустить Британскую империю, дав независимость колониям (началось, как помним, с Индии – 1947 г.; за Британской колониальной империей к 1960 г. рассыпались и остальные составляющие «империи Ротшильдов» — французская, голландская и бельгийская).

Таким образом, — об этом говорят многие специалисты (прежде всего, западные), занимающиеся глобальной историей и политикой, — главной причиной двух мировых войн было не что иное, как изъятие у Ротшильдов и консолидация Рокфеллерами евразийских нефтяных активов. Именно для этого Германию дважды натравливали на Британию (Гитлера, как и кайзера, Рокфеллеры исправно финансировали всю войну). Новый «расклад» Рузвельт в 1944 году лично продиктовал послу Британии в Штатах лорду Галифаксу (тому самому закоперщику «мюнхенского сговора», еще в ноябре 1937 г. успешно договорившемуся с Гитлером): Саудовскую Аравию – Америке, Иран – Британии, а Ирак и Кувейт «доить» будем вместе.

Уступив, причем дважды, грубой силе и обстоятельствам, Ротшильды нанесенных им «обид» не забыли и не простили.

«Горячая» война закончилась, и началась холодная.

Если Рокфеллеры – прежде всего «нефтяная» династия, то для Ротшильдов главное – это «золото» и другие драгметаллы. Это их главные сферы влияния и контроля.

Поэтому Ротшильды начали с подкопа под доллар, поставив целью заменить его золотом (признаем, что с этой точки зрения несколько иначе, чем мы привыкли, выглядит «отвязка» доллара от золотого обеспечения, осуществленная Р. Никсоном в 1971 г.).

Главный рычаг для этого – цена на золото. Она устанавливается не рыночным, а директивным путем. Начиная с середины 1940-х годов ежедневно, без перерывов на выходные и праздники, два раза в день Лондонской ассоциацией рынка драгметаллов проводятся так называемые «фиксинги», в которых участвуют пять банков: головной банк британской ветви Ротшильдов «N M Rothshild & Sons», близкий к их французской ветви «Societe Generale» (он нам еще потребуется), памятный еще по «турецко-иракской» сделке 1910-х — 1920-х годов «Deutsche Bank», китайский «филиал» Ротшильдов – глобальный банк «Hong Kong & Shanghai Banking Corp.» («HSBC»), взросший в XIX веке на торговле наркотиками, а также мировой лидер в сфере оборота золота и драгметаллов «ScotiaMocatta» — подразделение «Scotiabank Global Banking & Markets».

Проводятся эти фиксинги, разумеется, на площадке «N M Rothshild & Sons» и, более того, именно этот банк до 2004 года неизменно на них председательствовал (а затем фарисейски «ушел в тень»).

Все перипетии развернувшейся межклановой борьбы перечислять не станем. Отметим только, что за последнее десятилетие золото вздорожало более чем в 10 раз, а доллар слабеет из-за непомерного госдолга США, на путь создания которого в начале 1980-х годов эту страну вывели опять-таки Ротшильды — с помощью знаменитой «рейганомики», то есть надувания «финансовых пузырей».

А что, спрашивается, еще оставалось делать Рейгану, когда созданная им комиссия во главе с председателем Совета управляющих ФРС П. Уолкером (ставленником тех же Ротшильдов) «выяснила», что в Форт-Ноксе (хранилище золотого запаса США) нет ни грамма американского государственного золота – только иностранное и частное. Надо же было как-то финансировать «Стратегическую оборонную инициативу» и другие инновации в гонке вооружений, на которые как бы «случайно» клюнуло брежневское и андроповское руководство СССР. Вот Рейган и стал надувать «мыльные пузыри», возводя с их помощью «потемкинские деревни» и «воздушные замки». Именно тогда у США и появился госдолг.



США дошли бы «до ручки» гораздо быстрее, чем сейчас, – году примерно к 1995-му, но им сильно подфартило с распадом СССР, который с опорой на связи в нашей стране готовили уже Ротшильды. Не вдаваясь в особые подробности (другая тема), выделим лишь основных фигурантов этой цепочки: Берия – Куусинен (связь Коминтерна с масонством) — Андропов – Горбачев; кроме них в эту цепочку (и отнюдь не на вторых ролях) затесались Микоян и Косыгин.

Рокфеллеры в распаде СССР особо заинтересованы не были.

Более того, для них Советский Союз был противовесом Ротшильдам. Рокфеллеры в равной мере поддерживали как нацистов, так и советскую индустриализацию. В отличие их от извечных конкурентов Ротшильдов, им нужен был не управляемый Лондоном баланс «блестящей изоляции», а объединенная Евразия со всей ее нефтью. Потенциальными лидерами континента, ввиду наличия пассионарных идеологий (пусть и противоположных), они видели как Гитлера, так и Сталина, кто бы из них ни победил, но только при их собственном непременном контроле (для этого требовалось довести обе страны в междоусобной войне до состояния неспособности бросить вызов США).

Кроме того, получив в конце 1920-х годов концессионную долю бакинской нефти, Рокфеллеры, уже руками Гитлера, попытались окончательно забрать ее в собственность, просчитавшись, правда, на этом под Сталинградом. (На «экономический» характер военной кампании 1942 г., в отличие от 1941 г., когда объектом наступления вермахта стали политические центры СССР, указывают многие современные специалисты, в том числе немецкие).

Переиграв своих неожиданных «попутчиков», И.В. Сталин в 1945 году стал самостоятельной фигурой глобального масштаба. Малоизвестный, в отличие от пакта Молотова – Риббентропа, пакт Молотова – Хисса, заключенный в 1944-1945 гг. на конференциях Объединенных Наций в Думбартон-Оксе и Сан-Франциско и патронировавшийся будущим губернатором Нью-Йорка и вице-президентом США Нельсоном Рокфеллером, стал неприятным сюрпризом для американского политического истеблишмента. Отныне ему не следовало совать нос в дела народов СССР и стран Восточной Европы, как, впрочем, и Москве в «британский» Иран и «американскую» Саудовскую Аравию. (Во времена маккартизма Хисса по доносу одного из начинающих членов комиссии по антиамериканской деятельности Р. Никсона даже осудили за «шпионаж в пользу СССР» — вот как насолил!).

Ситуация, к сожалению, радикально поменялась после смерти вождя. Укрепившийся у власти в результате пятилетки «дворцовых переворотов» (1953-1958 гг.) Хрущев, будучи троцкистом, «разоблачил» пресловутый «культ личности» и не без помощи Микояна переметнулся к Ротшильдам. При мало, что понимавшем в этих раскладах Брежневе силу набрали Косыгин и особенно Андропов. Не успев при жизни реализовать свой разрушительный«европейский проект», всесильный шеф КГБ «породил» Горбачева, который запустил этот проект еще до избрания генсеком, заключив в 1984 году ряд секретных договоренностей по переделу сфер влияния в Европе с наследником «австро-венгерского престола» Отто фон Габсбургом.

То есть, с одной стороны, опереться на горбачевский СССР, чтобы противостоять нажиму Ротшильдов, Рокфеллеры не могли. А, с другой, к концу 1980-х годов из-за накопившегося госдолга возникла угроза распада их вотчины – США.
И Рокфеллеры свернули на путь наименьшего сопротивления: вместе с Ротшильдами включились в развал СССР: окончательный консенсус по этому вопросу был достигнут в 1989 году, на закрытой встрече «влиятельных людей» (ежегодной Бильдербергской конференции), прошедшей на испанском островке Ла Тоха. (Там же, вопреки отчаянному сопротивлению М. Тэтчер, стоившему «железной леди» скорой отставки с поста британского премьера, было принято решение об объединении Германии).

С помощью развала СССР и за наш счет американцам удалось закрыть множество «дыр» в своей экономике и финансах. Цифры того, сколько и чего именно было вывезено из нашей страны уже к 1995 году, 24 октября 1995 года, на закрытом заседании Объединенного комитета начальников штабов вооруженных сил США, назвал Б. Клинтон (обнародованные в начале 2000-х гг., они очень впечатляют).
При этом – надо отдать должное Рокфеллерам – распаду Российской Федерации они, как могли, воспрепятствовали – в том числе с помощью Ельцина (который, в отличие от Горбачева, выступил за территориальную целостность Российской Федерации). И не только Ельцина.

Того, что было награблено в бывшем СССР, Америке хватило на двадцать лет. И снова госдолг одолел, и опять Штаты — «у последней черты» (14 трлн долларов совокупных долгов – это не один годовой бюджет).

Что делать Рокфеллерам, если США не станет? Бжезинский в своей новой книге «Стратегическое видение: Америка и кризис глобальной силы» (увидела свет в феврале 2012 г.) прямо пишет, что США сегодня походят на СССР перед его распадом и рассматривает два варианта глобального развития – с американским лидерством или без него, то есть, если называть вещи своими именами, без США.

Помимо кризиса в еврозоне, «напрягает» глобальную ситуацию начавшийся весной 2012 года массовый исход с Уолл-стрита топ-менеджеров крупных финансовых компаний и корпораций. (Уж эти-то «кадры» в финансовом пространстве и на банковской местности прекрасно ориентируются и днем, и ночью: знают, когда, где и чем пахнет и куда, при каком запахе и как быстро бежать).

На всякий случай, Рокфеллеры сегодня скупают земли в Аргентине и Чили. Но выкидывать белый флаг (или полотенце на канаты), по-видимому, считают преждевременным.

Ротшильды же, в свою очередь, наседают.

Ф. Олланд во Франции – их креатура.

В одиночестве в Евросоюзе и в глухой обороне внутри страны оказалась теперь и А. Меркель. Ориентирующиеся на Британию, по свидетельству В.Д. Ежова (советского биографа Аденауэра), социал-демократы «берут» одну федеральную землю за другой (на днях выиграли символически важные муниципальные выборы в Северном Рейне – Вестфалии). Нового рокфеллеровского «исключения» в виде Шредера №2 в СДПГ пока не предвидится.

Парламентские выборы в ФРГ тем временем уже в 2013 году, и победа СДПГ будет означать консолидацию Ротшильдами всей зоны евро. И тогда вместо «европейского государства», которое еще со времен Гитлера строили Рокфеллеры, ЕС превратится в раздробленную на муниципалитеты мозаику – хаос, который если что и будет объединять, то это лишенная всякой национальной и религиозной идентичности (и потому полностью устраивающая Ротшильдов) «зона свободной торговли». И в этот хаос будут втягивать (уже втягивают!) СНГ и Россию, начиная с Украины, Молдавии и Прибалтики, где хаос, по сути, уже правит бал.

В США креатурой Ротшильдов является Б. Обама: его в июне 2006 года боссам Демпартии представил не кто иной, как Дж. Сорос – ближайший сподвижник Ротшильдов.

В России Ротшильды контролируют перебежавшую на их сторону еще при Ельцине-президенте «семью»; ключевую роль в продвижении ее политических интересов сегодня играет Волошин. Они также имеют общий бизнес с олигархом Дерипаской, а через него – с креатурами Чубайса – олигархами Потаниным и Прохоровым (именно отсюда растут и ноги, и рога всех «оранжевых», «снежных» и «болотных» уличных протестов в Москве).

Чубайс из всех самый хитрый: имеет связи и с Ротшильдами (через экс-министра финансов США Л. Саммерса, возглавляющего в Америке Национальный экономический совет), и с Рокфеллерами – является членом совета директоров глобального банка «JP Morgan Chase». Цель проста и понятна: в любом случае остаться на плаву – и ведь «плавает», «не тонет»!

Особенно важен для Ротшильдов Китай.

Если удастся китайскую элиту «додавить» (а, судя по расколу, который начался в связи с «делом Бо Силая», это, к сожалению, начало получаться), Ротшильдам можно будет «зацепить» золото за юань. И аккуратно возвести его в статус новой мировой резервной валюты, обеспеченной не нефтью, как доллар, а золотом (для этого золото и вздувают в цене).

Если же и этот номер пройдет, то вскоре можно обрушивать и доллар, и сами США (о чем у нас, к сожалению, многие давно и наивно мечтают как о чем-то очень позитивном).



Для чего?
Чтобы создать «Северо-Американский союз» с новой валютой амеро, а затем – «Трансатлантический союз», в котором Северная Америка, в полном соответствии с «глобальным планом» Римского клуба, объединилась бы с Европой, а амеро – с евро. И получилась бы «настоящая» мировая валюта: фунт стерлингов, наверное – что же еще? (Этот проект атлантической трансформации предусмотрен Техасскими соглашениями, которые в марте 2005 г. были заключены первыми лицами государств-членов NAFTA — Североамериканской зоны свободной торговли).

Но на эту «пересменку» — от доллара к фунту (предположительно) – нужен «стабилизатор». По плану Ротшильдов, им и должен стать юань, обеспеченный золотом (цену которого Ротшильды, как мы убедились, устанавливают сами), а также подкрепленный военной и политической мощью КНР.

Кстати, на фоне объединения, а, точнее покупки Рокфеллеров Ротшильдами, Китай и Япония с 1 июня вышли из взаимных долларовых расчетов, и будут теперь рассчитываться строго в юанях и иенах.

Сказочка эта, однако, для наивных простачков. Юань и иена приводятся к единому знаменателю только через эквивалент (ЕМС – единую меру стоимости). Раньше этим эквивалентом был доллар (его контролируют Рокфеллеры). А теперь?

Раз не говорится, что именно, — значит, роль ЕМС переходит к золоту. И этот золотой эквивалент (стандарт), от цены которого и будут отталкиваться взаимные китайско-японские расчеты, будет уже контролироваться Ротшильдами.

То есть «тихой сапой» Китаю и Японии навязали ближайшую перспективу смены глобальной финансовой власти. Иначе говоря, Рокфеллеры «сдали» еще один рубеж. И после этого, по-видимому, запросили перемирия. Именно перемирия, а не мира.

Точно так же и Ротшильды в 1917 и 1940 годах просили Рокфеллеров о «перемирии» в межклановой борьбе (и об американской военной помощи Британии против Германии).

Долг, как говорится, платежом красен!

Ротшильды сейчас, как и Рокфеллеры тогда, любезно согласились. Именно в этом – внутренний смысл «исторического» соглашения от 30 мая 2012 года.

С предысторией мы завершили. Переходим к сути соглашения.

Итак, бизнес-составляющая альянса Ротшильды-Рокфеллеры выглядит так: упомянутая группа «RIT “CP”», которую возглавляет Джейкоб (Яков) Ротшильд, купила 37% акций компании «RFS».

Сразу «вылезает» очень пикантная подробность: под управлением ротшильдовских «покупателей» находится всего 3 млрд долларов, а под управлением рокфеллеровских «покупаемых» — 34 млрд. (всего получается немного меньше 40 млрд).


Как же так?
Однако все встает на свои места, когда мы вспоминаем, что этой долей в 37% раньше владел французский банк «Societe Generale» — тот самый участник лондонских золотых фиксингов.

Но в 2008 году, когда этот банк купил означенную долю компании Рокфеллеров, у него в управлении были активы на сумму в 71 млрд долларов – в 2 раза больше, чем то, что он покупал.

А теперь эти 37% от гиганта перешли к карлику, который, получается, совладеет активами другого гиганта.

Что все это означает?

Прежде всего то, что на самом деле «перемирия» Рокфеллеры запросили еще в 2008 году. Но тогда, по-видимому, их решили еще разок «поддавить», результатом чего и стала китайско-японская договоренность о взаимных расчетах.

Так что к 2012 году положение Рокфеллеров еще более ухудшилось.

Но почему у компании Джейкоба Ротшильда всего 3 млрд долларов, когда состояние семьи оценивается как минимум в масштабе от 2-х до 20-ти триллионов, а некоторые «горячие головы» вообще называют и цифру в 300 триллионов? (Здесь нужно оговориться, что знаменитый список «Forbes», показывающий нам верхнюю планку личных состояний на уровне в 64 млрд долларов, не учитывает главного — коллективных, семейных капиталов, по сути, скрывая их, на что, видимо, и рассчитан).

Само же «дело о 3-х миллиардах» заключается во внутреннем раскладе у Ротшильдов.

В группе изначально было пять ветвей, потом их количество сократилось, и, в конечном счете, остались две – британская и французская (точнее, франко-швейцарская).

Они между собой не ссорились, но особо и не дружили – вяло конкурировали на фоне лидерства Рокфеллеров.

В 1980 году в британской ветви произошел раскол. И Джейкоб Ротшильд был изгнан из семьи Эвелином де Ротшильдом – с запрещением использования фамилии «Ротшильд» в названии своих фирм.

Опала была смягчена в 1988 году, а в 2004 году, когда Эвелин передал дела по управлению семейным бизнесом представителю французской ветви – Давиду де Ротшильду, Джейкоб был полностью реабилитирован.

Из этого следует, что Джейкоб, по сути, – «агент влияния» французских Ротшильдов в среде британских. Именно поэтому его и подвергли изгнанию, восстановив в правах только тогда, когда начался процесс официального объединения двух ветвей. (А завершился этот процесс в марте-апреле 2012 года, когда французская и британская ветви объединились в Париже).
Из несоответствия 3 млрд Джейкоба Ротшильда совокупному капиталу группы (что не позволяет говорить об участии в сделке Ротшильдов именно как группы) также следует, что, в полном соответствии с правом победителя, Ротшильды включили в объединенную компанию лишь мизерную часть своих активов, а у Рокфеллеров отняли многие высокодоходные «сливки» («Johnson & Johnson», «Procter & Gamble», нефтегазовый концерн «Vallares» и т.д.).

Но из этого также следует, что и «принимать капитуляцию» первого лица Рокфеллеров – Дэвида (внука основателя династии) – отправили третьеразрядного Ротшильда – не первого и даже не второго во внутригрупповой иерархии, к тому же долгое время бывшего среди «своих» изгоем.

Это само по себе унижение, но им дело не ограничилось. Чтобы еще сильнее и демонстративнее уязвить Рокфеллеров:

- во-первых, предали сделку широкой гласности, видимо, зафиксировав таким образом факт просьбы о «перемирии» (чего не было в 2008 году);

- во-вторых, включили в условия соглашения право сторон только на совместные исполнительные решения и функции, которые будут приниматься общей управляющей компанией (иначе говоря, Рокфеллеры отныне не вправе у себя дома, в США и в своей «конторе», самостоятельно распоряжаться ни собственными, ни дружественными активами);

- в-третьих, даже «толерантные» финансовые аналитики (те самые, что вешают общественности «лапшу на уши» про «объединение групп в борьбе с кризисом»), признают, что соглашение ведет к расширению экспансии Ротшильдов в банковском секторе США.


А что это означает?
Конечно же, новый внушительный шаг по пересмотру исторического условия о продаже британских активов в США, поставленного в 1940 году Рузвельтом (то есть Рокфеллерами) своему кузену Черчиллю (то есть Ротшильдам). Это примерно то же самое, что проделали немцы с французами в 1940 году, настояв на подписании унизительного для французской армии перемирия в том же самом Компьенском лесу и в том же штабном вагончике, где в ноябре 1918 года фельдмаршал Фош принимал фактическую капитуляцию германского командования.

Справедливости ради, отметим, что этот пересмотр начался еще в 1980-х годах, с передела нефтяного рынка в США (когда туда «обеими ногами» залезла британская королевская нефтяная компания «British Petroleum», да не одна, а в особо унизительном для США альянсе с саудитами).

Имеется ли у Рокфеллеров контригра, и если имеется, то какая?

Игра-то есть, но в бизнес-секторе реализовать ее будет сложно – из-за того, что вывести по-тихому активы из общей компании окажется затруднительным: сами-то Рокфеллеры этот вопрос решить теперь уже не могут, а разрешить им это – кто ж разрешит. Не для того старались!

Если попытаются вывести свои активы их партнеры?

Но рискнут ли они бросить Ротшильдам прямой вызов – вот в чем вопрос. Чем играть в такие опасные игры легче (и доходнее) Рокфеллеров «кинуть», договорившись с новыми хозяевами.

И вот мы приходим к тому, что по-настоящему серьезные оборонительные рубежи терпящего бедствие глобального клана находятся не в экономике, а в политике, точнее в геополитике.

1. Выборы в США. Они будут не только президентскими, ибо обновлению в ноябре 2012 года подлежит значительная часть Сената и губернаторов штатов.

Если Рокфеллерам удастся заполучить республиканское большинство не только в Палате представителей (как сейчас), но и в Сенате, можно попытаться «проехать» мимо 23 декабря 2012 года — даты, когда формально, по Закону о ФРС, истекает срок 99-летней аренды Федрезервом печатного станка по производству долларов у американского государства.
Здесь ведь какой есть важный нюанс? Когда принимаются такие совместные шаги, как создание ФРС на 99 лет (в 1913 году) – а делали это Ротшильды и Рокфеллеры совместно, всегда, помимо законов, заключаются и негласные «джентльменские» договоренности. Нарушить их конечно можно, но это будет «не комильфо», поэтому так рискуют репутацией только в крайних случаях. Возьмем на себя смелость предположить, что в этом случае такие договоренности тоже были заключены – и именно на 99 лет. Наиболее вероятный их смысл – в том, чтобы до истечения этого срока ни при каких обстоятельствах не «рвать на себя одеяло» и не совершать резких движений.

То есть руки и у тех, и у других окончательно будут развязаны только после 23 декабря 2012 года – тогда и посмотрим, «кто есть ху» (как говорил г-н Горбачев).

ФРС сейчас контролируют не Ротшильды, а Рокфеллеры. Поэтому Ротшильдам может быть выгодно ее обрушить, чтобы от доллара перейти к золоту (и юаню), создав условия для запуска процесса «переформатирования» Северной Америки с включением США в «Северо-Американский» и далее в «Трансатлантический» союзы.

Но Рокфеллеры в свое время (в 1927 году) осознали, какую мину в виде ФРС они заложили под США. И, обладая безраздельным контролем над Белым домом и Конгрессом, скорректировали Закон о ФРС таким образом, чтобы отнять у ФРС печатный станок не строго в определенное время, а тогда, когда это решит Конгресс. (Ротшильды, видимо решившие, что тем самым нарушаются негласные договоренности, тогда ответили Великой депрессией и победой демократа Рузвельта над республиканцем Гувером, которая, однако, как мы уже отмечали, оказалась «пирровой»).

Таким образом, одно только сохранение Обамы в Белом доме является для Ротшильдов необходимым, но недостаточным, чтобы обвалить доллар. Более того, Обама скорее всего потребуется лишь на последней стадии: чтобы «пропустить», не наложив вето на решение Конгресса об отзыве права на аренду печатного станка у ФРС (которое, скорее всего, использовал бы республиканский президент).

Но чтобы такой закон принять и отправить его Обаме на подпись, нужно иметь большинство в обеих палатах Конгресса. А если после выборов в ноябре 2012 года оно окажется у республиканцев (которые разделились между Рокфеллерами и Ротшильдами), провести решение об отзыве аренды окажется проблематичным.

Показательно: те республиканцы, которые, как Рон Пол, поторопились поставить вопрос об отзыве права на аренду у ФРС уже в ходе нынешней президентской кампании, с предвыборной дистанции сошли очень быстро – это значит, что в республиканском лагере бал сейчас правят все-таки сторонники Рокфеллеров.

Так что ждем-с ноября.

Второй «рубеж обороны» Рокфеллеров – XVIII съезд КПК (опять ноябрь 2012 г.).
Если в китайском руководстве как до, так и после съезда сохранится баланс, который обеспечивает бесперебойную «двухтактную» смену власти – сначала Генерального секретаря ЦК КПК и Председателя КНР, а затем, через пять «промежуточных» лет, – Председателя Центрального военного совета (ЦВС), шансов на успех у Ротшильдов останется немного. Ибо«тихой гаванью», пригодной для перехода к «золотому юаню» на время, необходимое для «переформатирования» Запада, сбалансированный Китай стать не сможет – только разбалансированный, с определяющим доминированием одной из внутрипартийных группировок и жестким подавлением всех остальных (как это, например, имело место в 1970-х годах).
Без надежнейших, стопроцентных гарантий в виде пары «золото — юань», дополненной в политической сфере стратегическим китайско-японским альянсом, Ротшильды доллар и США обваливать не станут – чрезмерно велик риск выхода ситуации из-под контроля, и тогда решающим аргументом вместо денег может стать оружие.

Появится шанс потерять все и сразу, включая жизнь.

Следующий рубеж обороны Рокфеллеров (надо признать, после выборов во Франции почти начисто проигранный) – это канцлер Германии А. Меркель и, в целом, «ось» правительственной коалиции в лице блока ХДС-ХСС.
 


На саммите Евросоюза 23 мая новый президент Франции Ф. Олланд практически предъявил Меркель франко-голландский (по сути, ротшильдовский) ультиматум:

- отказаться от идеи превращения ЕС в политическое объединение;

- поставить евро в зависимость с помощью «евробондов» — коллективных долговых обязательств еврозоны (идея Сороса, видимо, претендующего на контроль над ними от имени Ротшильдов).
 


Спасти ситуацию может лишь одно: решительное отклонение Меркель этого ультиматума и форсирование кризиса в еврозоне – вплоть до ее консолидации под немецким контролем, кого бы из нее при этом ни пришлось «попросить». То есть превращение Германии в единый и единственный эмиссионный центр евро.

В этом случае ситуация, по сути, вернулась бы в 1940 год: Европа под германским контролем, только не танков, а печатного станка. Своего рода «Четвертый рейх».

Именно об этом говорил Герхард Шредер в сентябре 2011 года, когда призывал к созданию «Соединенных Штатов Европы» с помощью «оси» Меркель – Саркози (которого с тех пор уже унесло «ветром перемен»).

Маловероятно, что у Меркель это получится: предварительно требуется консолидировать германское общество, а оно раздроблено и, в основном, оппозиционно к «партии власти». А времени до выборов (сентябрь 2013 г.) слишком мало.

И последний рубеж – Россия В.В. Путина.

Перезаключив в 2011 стратегический альянс «Роснефти» с американской «Exxon-Mobil» (вместо «British Petroleum»), чему помог скандал в компании «ТНК-BP», российский лидер подал ясный и недвусмысленный знак.
 


Он был понят и услышан: именно поэтому в январе 2012 года, невзирая на все шумные реляции Госдепа и американского посольства в поддержку уличных протестов, в пользу кандидатуры В.В. Путина как будущего главы государства высказался патриарх отечественной политики академик Е.М. Примаков. А уже через неделю в Москве появилась такая знаковая фигура как Г. Киссинджер.

Интересно: за сутки до обнародования соглашения между Джейкобом Ротшильдом и Дэвидом Рокфеллером «ТНК-BP» покинул М. Фридман — глава «Альфа-группы», консультант Международного экспертного совета при Совете по международным отношениям США (памятен его конфликт 2009 г. с упомянутым бизнес-партнером Ротшильдов Дерипаской).

До Фридмана компанию покинули нынешний глава «BP» британец Дадли, которого в Лондоне считают главной жертвой «заговора российских олигархов», а потом В. Вексельберг и т.д.

А еще через двое суток из проекта «ТНК-BP» снялась и исчезла сама «British Petroleum», оставившая на память о своем пребывании в России сквозящие едким сарказмом комментарии британской государственной информационной корпорации BBC.

Что это означает?

Что Рокфеллеры со своим поражением не смирились, считают его промежуточным этапом межгрупповой борьбы и готовы вести борьбу дальше.

Для этого им нужна Россия. Причем, единая, консолидированная и сильная Россия (без «оранжевых» эксцессов): не случайно, еще до инаугурации В.В. Путина представители «Exxon-Mobil» в его присутствии подписали с «Роснефтью» соглашение по добыче нефти на шельфе Черного и Карского морей.
 


К соглашению подключены «Объединенная судостроительная корпорация» и «Ростехнологии». Это означает, что альянс «Роснефть»-«Exxon-Mobil» далеко не ограничен нефтяными вопросами.

Назначение И.И. Сечина президентом «Роснефти» в этой ситуации – шаг стратегической важности.

Расстановка сил сейчас – один в один повторяет конец 1920-х годов, когда Сталин отобрал бакинские нефтяные промыслы из концессии у Нобелей (партнеров Ротшильдов) и отдал их в 50%-ную концессию Рокфеллерам – в обмен на финансовую и технологическую поддержку советской индустриализации.

На каждом новом витке История повторяется!

У России, с одной стороны, появляется уникальный шанс: сыграть в глобальной «Большой игре» на равных с партнером (пусть и временным), который сегодня жизненно (именно жизненно!) заинтересован в нашем успехе. (Что будет завтра – уже другой разговор: это политика, в которой, наряду со стратегией, существует и тактика).

С другой стороны, реализации этого шанса будет всячески препятствовать агентура Ротшильдов. (Уже препятствует: не случайно, В.В. Путина встречали заказной протестной шумихой и в Берлине, и в Париже).

Вопрос в том, как быстро и эффективно российскому лидеру удастся подавить «пятую колонну», продвинув вперед необходимые преобразования и сделав новую расстановку сил необратимой.

Это – вопрос выживания страны. Ибо в стратегии Ротшильдов Российской Федерации надлежит быть расчлененной, как того всю свою жизнь добивался (и по сей день добивается) Горбачев.

В заключение предвосхитим закономерный вопрос: что необходимо для полного выхода из этих раскладов и самостоятельного, суверенного развития?

Скажем честно: на данном этапе надо устоять и нарастить государственную мощь, консолидировать общество и обзавестись (каким страшным это кому-нибудь ни показалось бы) государственной идеологией. И не абстрактной(«за все хорошее – против всего плохого»), а проектной. Способной предъявить стране и миру российское видение и план строительства справедливого миропорядка, альтернативного нынешнему «миру денег», которые сегодня «едят людей» примерно так же, как «съели» их английские овцы времен промышленной революции.

Кроме того, поощряемый сегодня «плюрализм» не формирует системы ценностных координат — нормы, которая, отражая и фиксируя на бытовом уровне цивилизационную идею, позволяла бы отличать хорошее от плохого, социальное поведение (политику) от асоциального и т. д.

Настоятельно требуется новая элита — национальная, а не компрадорская.

В перспективе, когда эти начальные требования окажутся выполненными, рано или поздно будет (должен быть) поставлен вопрос о выходе из кабальных условий членства нашей страны в Базельском клубе и установленного им механизма «currency board» — привязки денежной массы к объему золото-валютных резервов. То есть о превращении «Центрального» банка, являющегося сегодня инструментом внешнего контроля, в «Государственный», осуществляющий валютную, в том числе эмиссионную политику в национальных, а не глобально-олигархических интересах. (Не случайно ведь, услышав это, либералы неизменно заходятся истошным визгом: на воре и шапка горит!).

Заметим: центробанка не имели ни Российская империя, ни СССР. Появился он только во времена «развитой демократии». В них он должен и остаться, как неотъемлемый атрибут и символ связанного с этой «демократией» неоколониального «ига» новой «золотой орды» (в современном, буквальном, а не историческом ее прочтении).
 
Вопрос на самом деле нешуточный: США на этом пути в XIX веке прошли через гражданскую войну и в итоге, спустя полвека, все равно оказались в сетях глобальной олигархии.

Читать ТАКЖЕ: 
ИЗРАИЛЬ: ПРАВИЛА ГРАБЕЖА ДРУГИХ НАРОДОВ 

Комментариев нет :

Отправить комментарий