суббота, 18 августа 2012 г.

Украина: в киевские улицы в честь ФАШИСТОВ и БАНДИТОВ


Вот так переименование!

Незадолго до начала осенних парламентских выборов на Украине комиссия по вопросам наименований и памятных знаков Киевской госадминистрации планирует сделать царский подарок ОПГ «Свобода»:
В Киеве могут быть переименованы 4 улицы, носящие имя Ленина (так случилось потому, что ранее любая центральная улица в селе носила имя Ленина, и некоторые из них остались в селах, вошедших ныне в черту города). Соответствующую инициативу ОПГ «Свобода» поддержала комиссия по вопросам наименований и памятных знаков КГГА.
«Свободовцы» предложили заменить названные именем Ленина четыре улицы именами «героев украинской нации»:

– в Дарницком районе, микрорайон Бортничи – на улицу сотника Аверкия Гончаренко (украинский военный, командир украинских частей в бою под Крутами).

На самом деле: Аверкий Гончаренко – командир куреня Первой юнацкой военной школы имени Богдана Хмельницкого, куда входило около 600 юнкеров с 18 пулеметам. Что интересно, этот курень «Сичовых Стрильцив» состоял из молодых «свидомых» галичан, устроенных на учебу в Киеве по распоряжению Грушевского, среди которых преобладали бывшие солдаты Австро-Венгерской армии, попавшие в русский плен. Именно Аверкий Гончаренко – один из старшин, благодаря попойке и трусости которых и произошла трагедия, получившая впоследствии название «трагедия Крут».


Аверкий Гончаренко

Именно об этих офицерах вспоминал Дмитрий Дорошенко, один из руководителей УНР и Директории, в своей работе «Война и революция на Украине»: «Когда со стороны Бахмача и Чернигова двинулись на Киев большевистские эшелоны, правительство не могло послать для отпора ни единой воинской части. Тогда собрали наскоро отряд из студентов и гимназистов старших классов и бросили их – буквально на убой – навстречу прекрасно вооруженным и многочисленным силам большевиков. Несчастную молодежь довезли до станции Круты и высадили здесь на «позиции». В то время, когда юноши (в большинстве никогда не державшие в руках ружья) бесстрашно выступили против надвигавшихся большевистских отрядов, начальство их, группа офицеров, осталась в поезде и устроила здесь попойку в вагонах; большевики без труда разбили отряд молодежи и погнали его к станции. Увидев опасность, находившиеся в поезде поспешили дать сигнал к отъезду, не оставшись ни минуты, чтобы захватить с собой бегущих… Путь на Киев был теперь совершенно открыт».

Ну, а наш «херой» в 1944 году стал офицером «14. Waffen Grenadier Division der SS (Galizische №1)», где ему тоже не повезло, так как в июле 1944-го 14-я дивизия Ваффен СС, укомплектованная галичанами, после стремительной атаки советских танковых частей попала в окружение возле местечка Броды на Западной Украине и была за десять дней боев намотана на гусеницы танков. Из 11 тысяч человек личного состава дивизии из котла смогло вырваться около 3-х тысяч, в том числе и наш «херой». Для многих галицийских эсэсовцев первое боевое крещение оказалось последним. Из-за колоссальных потерь ее переформировали и отправили до конца войны в Восточную Европу подавлять народные восстания и гонять по лесам партизан. Вот такая, опять-таки, печальная история…


Старшины дивизии Ваффен СС «Галичина» после прорыва из-под Бродов, 4 августа 1944 года. Второй слева – сотник Аверкий Гончаренко

– в Соломенском районе, микрорайон Жуляны – на ул. атамана Зеленого (Данило Терпило – украинский революционер, повстанческий атаман. Во главе Днепровской повстанческой дивизии в 1918 году освобождал Киев от большевиков).

На самом деле: атаман Зеленый – один из самых жестоких палачей времен гражданской войны на Украине.

У культа «героев Крут» был предшествующий культ юных жертв – героев Триполья. Тогда после (как думали) разгрома банды Зеленого около 200 комсомольцев поехало в село Триполье агитировать за установление советской власти. А там оказалась засада банды. Комсомольцев зверски замучили, пилили живьем, топили в колодце и т. д. Большевики тогда построили мемориал и музей в честь замученных комсомольцев, создали фильм, Леонид Первомайский написал поэму «Трипольская трагедия». Как раз культ «героев Крут» содран с героев Триполья.


Атаман Зеленый (в центре)

«Свободовцы» пишут, что «атаман Зеленый освободил Киев»? Вот свидетельство очевидца этого «освобождения» – писателя Антоненко-Давидовича о появлении отрядов атамана Зеленого в Киеве в конце 1918 года: «В каждом человеке, который был хорошо одет, в белом воротничке, с галстуком, они видели господина, ненавистного господина, которого надо уничтожить. Так начались безосновательные обыски, а порой и расстрелы».

Кстати, именно благодаря предательству атамана Зеленого, по свидетельству Евгения Коновальца, и произошло крушение Директории…

– в Деснянском районе, село Троещина – на ул. казака Степана Щербака (казак 4-й Киевской дивизии Армии УНР, герой второго Зимнего похода. Степан Щербак на предложение большевистского комиссара перейти на службу большевикам ответил от имени всех казаков отказом. Расстрелян 22 ноября 1921 года в городе Базар. Реабилитирован 27 апреля 1998 года).

На самом деле: в марте 1921 года Польша заключила мирный договор с советскими Россией и Украиной, кинув Симона Петлюру. В результате советско-польского договора на территории Речи Посполитой в лагерях для интернированных скопилось большое количество безработных петлюровцев, которых надо было куда-то приспособить. В «двуйке» созрела идея отправить наиболее воинственно настроенных петлюровцев в «освободительный поход» на Советскую Украину, чтобы польский хлеб даром не жрали. Глава Второго отдела Генштаба подполковник Игнаций Матушевский во главе по-быстрому организованного Партизанско-Повстанческого штаба поставил генерал-хорунжего Юрка Тютюнныка и оказал помощь вооружением, обмундированием и харчами.


Члены Второго Зимнего похода: шинели польские, шапки украинские

Вот эта банда, снаряженная поляками и начавшая бесчинствовать на Украине, и получила в национально свидомых кругах название «Второго Зимнего похода». Юрко Тютюннык, вынужденный перейти на сторону советской власти, написал потом об этом книгу «З поляками проти Вкраїни».

Один из участников этого похода поручик Зоренко вспоминал: «З’їли обід, забрали десь 20 підвід харчів від селян, прибули до села Лісовод, де на вулиці спіткали 5 озброєних (місцева команда міліції). Довідавшись від них, що в селі є комісар із своїми посіпаками, їдемо туди. Незабаром розстріляли комісара та його прибічників, а решту, відібравши від них зброю, випустили... Звалили кілька телеграфних стовпів та порозбирали залізничну колію… В’їзджаючи до села Бебехів, пробували наздогнати 8 московських кіннотників, але вони, очевидно, передчуваючи лихо, втекли, відстрілюючись… У цукроварні… сподівався захопити москалів. Москалів не було, захопили 12 кепських коней та 6 рушниць із набоями. Між тим по шосе біля заводу проходив відділ московської піхоти силою в 40-50 людей… Намагались ми під’їхати до них близько, але вони до себе не підпустили й утекли, відкривши по нас вогонь».

Бесчинствовали они недолго. Недалеко от Житомира, в районе местечка Базар, в ночь с 16 на 17 ноября нарвались на украинца Николая Криворучко, который в бригаде Григория Котовского, творца Молдавии в составе Советской Украины, командовал полком. Завидев большевистский отряд, генерал-хорунжий Юрко Тютюннык и остальные отцы-командиры, дали деру в сторону польской границы, а армия, увидев бегство своих отцов-командиров сдалась…


Книга Юрка Тютюнныка


– в Святошинском районе – на ул. Алексея Алмазива (украинский военный и общественный деятель, генерал-хорунжий Армии Украинской Народной Республики).

На самом деле: Гришин-Алмазов Алексей Николаевич, родившийся 24 ноября 1880 года в Тамбове, талантливый русский офицер, волей игры проказницы Клио превращенный в авантюриста. В 1918 году сначала эсер Гришин, взявший псевдоним Алмазов, принимает участие в начале белочехословацкого мятежа в Сибири. Потом он был управляющим (министром) полковником Военного министерства Временного Сибирского правительства, потом его бросает судьба к Антону Деникину. Ну а в завершение бурной карьеры французские интервенты назначили его военным диктатором (губернатором) Одессы.

Ближайший сподвижник Гришина-Алмазова по Одессе Виктор Шульгин описывает это назначение так: «В Одессе среди русских командных лиц была не то что паника, но полная нерешительность. Выделился среди адмиралов и генералов недавно прибывший сибиряк Гришин-Алмазов. Очень зорко это понял Энно, сказав мне:

– Гришин-Алмазов производит на меня впечатление волевого человека.

Тем более было удивительно, как он это понял, ведь Гришин-Алмазов не говорил по-французски, все переводила будущая жена Энно...

И вот, по приглашению консула Энно, у него в номере состоялось совещание. Были приглашены все эти растерявшиеся русские генералы и адмиралы. В соседней комнате, моей, сидел Гришин-Алмазов, ожидая приглашения. Энно в нескольких словах изложил присутствующим положение, т.е. анархию, безначалие.

– Chere amie, traduisez!

Присутствовавшие выслушали, склонив голову, но не отвечали.


Алексей Гришин-Алмазов

– Единственный человек, который производит на меня впечатление волевого характера, это генерал Гришин-Алмазов. Chere amie, traduisez!

И это выслушали растерявшиеся. Тогда пригласили генерала (он, собственно говоря, был полковником). Фамилия его была Гришин, Алмазов был псевдоним.

Вошел человек, явственно молодой для генерала. Одет он был в грубую солдатскую шинель, но с генеральскими погонами, широкую ему в плечах. Шашка, не сабля, была на нем, пропущенная, как полагается, под погон. Он сделал общий поклон присутствующим. Энно предложил ему сесть. И снова повторил в его присутствии то, что говорил раньше.

– Chere amie, traduisez!

Сущность слов Энно состояла в том, что при безвластии в Одессе надо сконцентрировать власть в одних руках, а именно в руках генерала Гришина-Алмазова.

– Chere amie, traduisez!

Генерал Гришин-Алмазов, держа шашку между колен, обвел твердыми глазами "растерявшихся" и спросил:

– А все ли будут мне повиноваться?

«Растерявшиеся» ничего не сказали, но сделали вид, что будут повиноваться.
На этом собрание закончилось. Гришин-Алмазов стал диктатором в Одессе. Я увел его в свой номер. Там он сказал:

– Ну теперь мы посмотрим!

И, схватив кресло, сломал его. Как я ни был печален, я улыбнулся.

– Александр Македонский был великий человек, но зачем же стулья ломать»…


Олег Тягныбок – мужчина, фашиствующий решительно…

…В истории украинской национальной революции известен еще один Алексей АлмазОВ, уроженец Херсонщины, превращенный легким движением руки в АлмазИВа. Но это был один из мелких бандитов времен гражданской войны, так что вряд ли его будут ставить рядом с Аверкием Гончаренко…

P.S. Оказывается, нет. В Киеве на Лесном массиве в честь Алмазива разбили или демонтировали мемориальную доску, установленную в честь Маршала Победы Георгия Жукова.

Как сообщает газета «2000», Алексей Алмазов (Олекса Алмазив – результат украинизации его имени и фамилии) родился в 1886 году в Херсоне и кончил свои дни в 1936 году в Луцке. Был он военным и служил в артиллерии. К 1917 году Алмазов имел чин полковника и волею судеб оказался в рядах армии Украинской Народной Республики. Всю гражданскую войну прослужил под желто-синими знаменами, командуя сначала артбатареей, а потом дивизионом. Затем Алмазов оказался в Чехословакии, а впоследствии перебрался в Польшу, где и умер (Луцк в 30-е годы, напомним, входил в состав Речи Посполитой). Такова вкратце биография человека, имевшего звание генерал-хорунжего армии УНР.


Вот он, собственно, Алексей Алмазов/Олекса Алмазив

«Возникает вопрос: а чем прославился Алмазов? Ответить на него сложно, поскольку наиболее эмоциональную оценку бывшему полковнику русской армии дал петлюровский генерал Михаил Омельянович-Павленко в своей книге «Спогади українського командарма». Сводится она к тому, что дивизион Алмазова имел хороший конский состав (орудия тогда перевозили на лошадиной тяге). Вот, собственно, и все», – утверждает газета «2000». Для «Свободы», как видим, достаточно…

Читать ТАКЖЕ:

Комментариев нет :

Отправить комментарий