среда, 14 ноября 2012 г.

Чехия: сплошная коррупция и оргпреступность


Родину солдата Швейка оккупировала коррупция ("Республика Башкортостан",Уфа)

Прага закат
Чешский докторант Петр Пойман был пойман в коридоре редакции, куда заглянул в ожидании поезда. Ни фашистское нашествие, ни советские танки в Праге не огорчают сегодня чешский народ так, как слияние власти с криминалом. 

Этому есть разумное объяснение, прошлые беды приходили извне. Нынешняя ситуация в стране — своя, собственноручно доморощенная. 

Докторант факультета социальных наук Карлова университета Петр Пойман говорит обо всем весьма откровенно, но с естественной примесью горечи. В Уфу приехал впервые, и его приводят в восторг не только благоустроенность столицы, красота природы, но и ужасные (на его взгляд, поскольку настоящих-то не видел) холода. Поглядит за редакционное окно и ежится, но от горячего кофе отказывается в чисто европейской манере подбирать слова: «Я уже имел чай». А потом хохочет во все горло в ответ на предположение, что в Чехиидороги не хуже нашей — в аэропорт: «Впервые слышу. У нас ровных нет. Они все зачем-то получаются такие». И показывает руками волнистую линию...

Петр, Чехословакию постигла почти такая же судьба, только в значительно меньшем масштабе, что и Советский Союз, — разделение на Чехию и Словакию. Как люди отнеслись к таким переменам?
— Нормально. Процесс этот был мирным, скорее даже естественным, поэтому мне кажется особых потрясений не было. Единственное, что может беспокоить, — это уровень жизни: в Чехии он выше, чем в Словакии. Работу, в основном, искать едут в Прагу и в другие чешские города.

В свое время бравый солдат Швейк был чуть ли не брендом страны социалистического лагеря. Насколько сегодня этот литературный образ соответствует народному духу?
— Это правда. Мы и сейчас не готовы воспринимать жизнь серьезно, и самые негативные ее проявления в том числе. И так было даже во время Второй мировой войны. Например, идея отправить чехов на фронт воевать за фашистскую Германию потерпела крах из-за страха, что мы изнутри сумеем развалить немецкую армию. Ведь всем известно, что чех — улыбающаяся бестия. Но это — шутка. А если все-таки всерьез вспомнить ту войну, легко убедиться, что серьезные люди существовали всегда. Им под силу оказалось уничтожить такого высокопоставленного офицера, как Райнхард Гейдрих, которого расстреляли в Праге. За выполнение этой задачи пришлось заплатить высокую цену, фашисты в отместку уничтожили две чешские деревни: взрослых убили, детей отправили в концлагеря.

Как сейчас относятся в Чехии к событиям 1968 года, когда в Прагу вошли советские танки?
— Это темная история. Вообще нашему народу несколько раз пытались «сломать хребет». Так было после Мюнхенского соглашения 1938 года, когда чехам не позволили защитить свою страну. Солдаты со слезами на глазах уходили с фронта, вынужденные подчиниться решению, которое приняли политики в уютных кабинетах.
Во время Второй мировой войны именно Советская армия защитила Чехословакию. Если бы не она, Гитлер победил бы в Европе, как минимум. Мы приветствовали советских солдат, которые спасли нас от фашистских бандитов, и чувствовали себя должниками Советского Союза. А через пару десятков лет в мирную Прагу вошли советские танки. И до сих пор ощущается крайне негативное отношение к тем событиям. Хотя это тоже было делом рук нечестных политиков. После 1968 года все поменялось, многие люди лишились работы из-за того, что не были согласны с этой оккупацией. Я сам разговаривал с бывшими военными, которые были в числе тех самых оккупантов. Они сказали: им объявили, что в Чехословакии идет война и надо помочь защитить дружественное государство. А приехали — все спокойно. Они тоже были обмануты. И опять политиками. Впрочем, молодых людей это не беспокоит уже. Старшее поколение еще помнит, но понимает, что все оказались жертвами вранья.

Петр, вы по образованию политолог, какие проблемы в стране, как специалиста и гражданина, вас беспокоят более всего?
— Когда я начал профессионально интересоваться политикой, обнаружил очень серьезные вещи. Политика в нашей стране — часть криминально-синдикатной системы, а политики втянуты в коррупционные схемы и работают на те группировки, которые помогли им победить на выборах.
Кроме того, настораживает экономизация человеческих отношений в обществе. И это не только взяточничество. 
В Чехии любая финансовая группа готова поддержать любого политика, который, после того как попадет во властные структуры, обязан возместить затраченные на него средства через различные госзаказы. На это уходят значительные бюджетные средства. Подобные явления мы наблюдаем в течение нескольких десятков лет. В Чехии сегодня это самая большая беда. В Словакии, кстати, тоже.

А какая ответственность за коррупционные связи предусмотрена в вашей стране?
— Это серьезный вопрос. И актуальный. У нас бывший министр, депутат парламента, был замечен в махинациях. Полиция требует избавить его от неприкосновенности. Сейчас стоит вопрос: он должен уйти с должности?

И только? А тюремный срок предусмотрен в таких случаях?
— Да. Но эта очень сложная история. Ее обсуждают в печати. Даже юристы спорят. Четкого ответа пока никто не дал. Был у нас случай лишения свободы высокопоставленного чиновника: бывший министр транспорта получил срок и запрет баллотироваться. Афера была серьезная.
Откровенно скажу: у нас в госбюджете не хватает средств. Их разворовали группы людей, которые в очень хороших отношениях с правительством, с депутатами — то есть с теми, у кого есть доступ к финансовым источникам. Гигантские средства теряются. Одного преступника заключили в СИЗО, так к нему туда лично приезжал бывший премьер-министр. У нас настоящих воров навещают чиновники такого ранга.

А настоящий вор по должности кто?
— Никто. Просто хороший друг. Он обманул австрийских предпринимателей, которые должны были поставлять грузовики для чешской армии, что может повлиять на решение правительства. И хотел за это огромную сумму денег. И его сейчас обвиняют в обмане. Я думаю, что это тактика прокуратуры: за обман положен больший срок, чем за взяточничество. Вот такой пример, могу подобных привести десятки. В итоге правительство решило экономить на пенсионерах, которые вообще ни в чем не виноваты.

Стало быть, коррупция — самая важная проблема в Чехии?
Даже не она, а организованная преступность, которая проросла в политику и бизнес. И это актуально для многих стран мира, потому что у одних есть все, а у других ничего. И если имеются связи в правительстве — бизнес получается. Если нет, возникают сложности. Раньше в Чехии тоже существовали группировки, но не в таких масштабах. Если бы не слияние власти и криминала, жилось бы легче. Народ все понимает, но не знает, как с этим справиться. И партии, которые победили на последних выборах, — часть этого криминала.
Причем членами криминальных группировок являются не только те, кто сознательно к ним принадлежит, но и даже такие люди, которые не подозревают, чем на самом деле занимаются их структуры. Некоторые склонны идеализировать политический климат в Чехии, но это неправда.

Давайте все-таки подумаем о светлом будущем. Как у вас в сфере образования обстоят дела? Реформы проводятся?
— Ну и опять мы с вами возвращаемся к коррупции! Большая проблема в Чехии в высших учебных заведениях. Бывают случаи, когда человек получает ученую степень буквально за пару месяцев. А чтобы подтвердить основания для соискания, надо вести серьезную научную работу, регулярно публиковаться в журналах. И если по-честному, такие процедуры длятся три-четыре года.

Какие специальности у вас считаются приоритетными?
— В почете гуманитарное направление. Люди отдают предпочтение психологии, философии, юриспруденции, педагогике. Возникают частные университеты. Качество образования там откровенно слабое, да и люди учатся такие, которые этого вообще не должны делать, потому что они, как правило, еще где-то одновременно работают, и для учебы не хватает ни времени, ни ума. В таких учебных заведениях обучение платное, и получается, что неспособные поступить в государственный вуз, попросту покупают себе диплом.

А в государственных вузах обучение абсолютно бесплатное?
— Да, в чешских госуниверситетах не платит никто.

А какие-то особые требования к абитуриентам имеются? Кто может попытать счастья получить образование в Чехии?
— Любой человек мира, если знает чешский язык, может приехать, поступить и бесплатно получать образование. Я вас приглашаю, и всех!

Насколько я поняла, технические специальности в Чехии непопулярны. Почему? Плохо платят?
— Очень большой спрос у нас на инженеров, физиков, математиков. Платят им хорошо, но учиться, наверное, труднее. Не хватает людей, которые хорошо разбираются в технике.

Говорят, бывает склад ума гуманитарный или математический. Можно на основании вышеозначенных проблем сделать вывод, что чешский народ больше склонен к гуманитарному?
— Наверное, да. Хотя, конечно, это несколько упрощенная классификация. Реальные обстоятельства жизни обычных людей демонстрируют огромную потребность в слесарях, токарях — то есть в мастерах, способных хоть что-то делать руками. Простых рабочих не хватает. К нам приезжает много украинцев, которые согласны работать за небольшую плату. Монголы для нас кожу выделывают. У чехов ручной труд очень плохого качества, особенно в больших городах. Я тоже не специалист по части сантехники. Как-то пришлось в доме заменить какую-то трубу — ох и намучился! Ремонтные работы у нас такого негодного качества, особенно в Праге, что чехи предпочитают нанимать зарубежных мастеров. К тому же это и по цене выгодно.

А как у вас обстоят дела с патриотическим воспитанием?
— Какое патриотическое воспитание? Ничего такого у нас нет.

А любят чехи свою страну?
— Да, конечно!

В чем это выражается?
— Через футбол и пиво.

Ничего себе, а это как?
— Страстно болеем за свою футбольную команду и гордимся тем, что пиво у нас очень хорошее.

Как известно, чрезмерная гордость пивом может обернуться…
— О, да! Очень трудно бороться с алкоголизмом в стране, где пиво стоит дешевле питьевой воды. Кстати, я пробовал башкирские пиво. Мне тоже оно понравилось.

Не так давно употребление крепких напитков обернулось для Чехии бедой…
Это когда добавили в бутылки метиловый спирт? Всех такое положение дел много лет устраивало: одни зарабатывали на дешевом алкоголе, другие за небольшую плату его потребляли, третьи получали от этих предприятий благодаря коррупционным связям приличные деньги. Всем было хорошо. Только журналисты не раз предупреждали об опасности, но их никто не хотел слышать, пока не погибло почти три десятка людей. Многие потеряли зрение. Сразу после беды, объявили сухой закон, но через пару недель отменили. Трезвый народ для такого правительства, как у нас, — опасен.

Вы так категоричны в некоторых своих суждениях…
— У нас с этим пока хорошо. Говорить можно свободно. За правду никто никого не убивает. Одна из самых популярных книг в стране «Мафия в праве». Имена героев, правда, в ней изменены, но события описываются реальные, которые происходят в стране сегодня. Заказные дела существуют, но чтобы убивать — очень редко.

Однако вы занимаетесь проблемами организованной преступности. Это разве не опасно?
— Я же не следователь, а изучаю тенденции, даю общие характеристики. Это, как у вас говорят, преступникам по барабану. Конечно, если заниматься конкретными вопросами, то проблемы могут возникнуть.

У вас есть семья?
— Я женат, но детей пока нет. У нас в Чехии институт семьи постепенно исчезает. Многие не женятся, выбирают одинокую жизнь.

Почему?
— Хотят быть свободными. Я целый год жил один. О! Как это неприятно — никого рядом нет. Я так не могу. Не знаю, почему люди не женятся. Наверное, не могут найти себе пару. А если и женятся, то как можно позднее.
Мне кажется в Европе везде такое отношение к семейной жизни. Скорее всего, боятся нестабильности. А государство беспокоится, что скоро пенсию некому будет зарабатывать для стариков. Вопрос пенсионеров надо решать с теми, кто еще не родился, потому что это те люди, которые из своих зарплат будут делать отчисления в пенсионный фонд. Размер пенсий зависит от уровня рождаемости. К сожалению, самое большое количество громких афер — в министерстве социального обеспечения. Ведомство, призванное обеспечивать, нещадно раворовывается.

Неужели неуныващие сограждане бравого Швейка не наблюдают проблесковых маячков оптимизма?
— Наблюдаем. Особенно после недавних выборов в Верховную палату представителей и в региональные органы управления, когда правящие партии потеряли много голосов, и были вынуждены пойти на компромисс с пенсионерами. Одинокие, и особенно в Праге, платили за квартиры такие деньги, что на питание оставалось крайне мало. Наконец были приняты социальные программы по финансовой помощи пенсионерам.

Сейчас стало модно встречать Новый год в Праге. Вас это радует?
— Не особо. Прага — очень красивый город. Но в это время съезжается столько народу, что через людей не видно ничего. Лучше приехать в Чехию, когда все можно посмотреть, и не только Прагу. И заплатить за все не по сумасшедшим новогодним ценам.

Читать ТАКЖЕ:

Европа бастует - пришёл КОНЕЦ Евросоюзу

Украина: министр энергетики Бойко - ВОР

3 комментария :

  1. Чехословакия: развал вопреки воле народа

    25 ноября исполнится 20 лет с того дня, когда был вбит последний гвоздь в гроб Чехословакии (или Чехо-Словакии, как она называлась в 1992 году). "Развод" чехов и словаков до сих пор считается образцовым — и на фоне СССР, и тем более на фоне Югославии. Однако распада единой страны в данном случае могло не случиться. Этого не хотели ни чешский, ни словацкий народы. Но политики пренебрегли их мнением.

    Переговоры о разделении Чехо-Словакии начались летом 1992 года, их главными действующими лицами были премьеры двух республик — Вацлав Клаус и Владимир Мечьяр. Им в заслугу можно поставить то, что процесс распада единого государства был мирным и управляемым. Прежде чем разойтись, Чехия и Словакия договорились о границе и разделе имущества. Крупного словацкого меньшинства в Чехии и чешского в Словакии не существовало, так что договорились политики довольно быстро.

    В итоге 25 ноября 1992 года депутаты Федерального собрания утвердили закон, в соответствии с которым, с 1 января 1993 года федерация прекратила свое существование. Однако в демократических государствах для таких случаев обычно предусмотрен референдум. А его итоги наверняка были бы для политиков неблагоприятными. Опросы показывали, что более 60 процентов населения и Чехии, и Словакии желали сохранить единство страны. Но политики, не сумев договориться, решили поступиться волей чешского и словацкого народов.

    С тех пор прошло 20 лет. Сегодня опросы показывают, что чехи и словаки смирились с раздельным существованием. Однако до сих пор и политики, и политологи, и историки задаются вопросом: а можно ли вообще было обойтись без разделения Чехо-Словакии? Чаще всего звучит утвердительный ответ, причем чехи и словаки склонны обвинять в кончине единого государства другую сторону.

    Как и в случаях с другими многонациональными странами, есть факторы, которые сделали возможным ее создание, а есть обстоятельства, которые, в конечном счете, поспособствовали его развалу. Начнем со сходства. В отличие от СССР и Югославии, возникшая в 1918 году Чехословакия стала союзом двух народов, чьи языки взаимопонимаемы. И среди чехов, и среди словаков большую часть составляли католики, меньшую — протестанты. Эти два народа куда ближе друг другу, чем сербы и хорваты, не говоря уже о русских, узбеках, грузинах, латышах…

    Однако вместе чехи и словаки до 1918 года не жили вместе. Государство их общих предков, Великая Моравия, распалось еще в Х веке. У чехов почти 700 лет было свое королевство, Словакия же тысячу лет являлась частью Венгрии. Два народа вроде бы объединились в рамках Австрийской империи и Австро-Венгрии, однако и в ее составе они входили в разные административные образования. Так что чешская и словацкая нация, несмотря на близость, все же формировались независимо друг от друга.

    Разным были и уровень их экономического развития. Чехия еще 100 лет назад была развитой промышленной областью, Словакия же до середины ХХ века оставалась территорией, где преобладало сельское население. Однако различие не было столь огромным, как в бывшем СССР, где были Таджикистан и Эстония, или как в Югославии, где на разных полюсах находились край Косово и Словения. Да и к 1989 году, когда в результате "бархатной революции" социализм в Чехословакии пал, разница в уровне развития Чехии и Словакии сократилась.

    И в "буржуазной" Чехословакии 1918-1938 и 1945-1948 годов, и в социалистической республике 1948-1989 годов ведущую роль в политике и экономике играли чехи. В то же время и словаков в руководстве страны хватало. Это и премьер середины 1930-х Милан Годжа, и лицо "Пражской весны" Александр Дубчек, и правивший Чехословакией в 1968–1989 годов Густав Гусак. Так что считать Чехословакию исключительно чешским государством нельзя, да и в Словакии с этим не спорят.

    http://www.pravda.ru/world/europe/easteurope/23-11-2012/1135673-Czechoslovakia-0/

    ОтветитьУдалить
  2. Но видение того, как должна быть устроена страна, у чехов и значительной части словацкой элиты было разным. Вплоть до "Пражской весны" 1968 года с подачи чехов страна была унитарным государством, где все решения принимались в Праге. Большинство словацких политиков такое положение вещей не устраивало. Они требовали федерации, создания в Братиславе достаточно независимых от центра органов власти. Наконец, они настаивали, чтобы название страны писалось не в одно слово, а через дефис — Чехо-Словакия.

    Отношение к крупнейшим историческим событиям ХХ века также не разделяли чехов и словаков. И "Пражскую весну" 1968 года, и "Бархатную революцию" 1989-го приветствовало большинство населения обеих республик. Сложнее с годами Второй мировой войны, когда Чехию оккупировал Третий рейх, а в Словакии с его подачи провозгласили союзное ему государство. Однако в фашистской Словакии существовало подполье, ориентированное на воссоздание Чехословакии, да и такой независимостью словаки до сих пор не особенно гордятся.

    Едва социализм в 1989 году пал и страна вступила на демократические рельсы, в Словакии набрали силу политики, требовавшие предоставления ей больших полномочий. В результате весной 1990 года они добились того, чтобы название страны писалось как Чехо-Словакия. В течение 1990-1992 годов федерация ослабела. Постепенно словацкие политики, которым (по их собственному признанию) казалось, что Прага их ущемляет, стали настаивать на превращении страны в конфедерацию. Чехи возражали — им не хотелось дотировать более бедную Словакию, не имея политических рычагов влияния на нее.

    В то же время не стоит перекладывать всю вину исключительно на словацкую элиту, мечтавшую получить больше власти. Свои ошибки допустили и чехи. Последний президент Чехо-Словакии и будущий первый президент Чехии Вацлав Гавел закрыл словацкие военные заводы, спровоцировав рост безработицы. А министр финансов Чехо-Словакии, нынешний президент Чехии Вацлав Клаус отказал словакам в выделении дополнительных средств, которые могли бы покрыть издержки.

    В целом начавшиеся экономические реформы по переходу от социализма к капитализму более бедная Словакия переживала тяжелее, что только усиливало сепаратизм. Кроме того, в качестве исторического идеала чешские политики провозгласили существовавшую в 1918–1938 годах первую Чехословацкую Республику, где словаки не имели никакой автономии. Такой подход тоже лил воду на мельницу тех политиков в Братиславе, кто желал отделиться.

    http://www.pravda.ru/world/europe/easteurope/23-11-2012/1135673-Czechoslovakia-1/

    ОтветитьУдалить
  3. Как результат — на выборах 1992 года в Чехии и Словакии победили разные силы. В Чехии это была правоцентристская Гражданско-демократическая партия во главе с Клаусом, требовавшая продолжения реформ и сохранения федерации. В Словакии верх взяло Движение за демократическую Словакию Владимира Мечьяра, настаивавшая на конфедерации и корректировке курса в экономике. Так два политика с диаметрально противоположными взглядами стали премьерами двух республик.

    Не найдя точек соприкосновения, Клаус и Мечьяр сочли за лучшее приступить к "разводу". Как признавался словацкий премьер, на них повлиял случившийся чуть ранее развал СССР и Югославии. Постепенно с ними согласились и другие политики. Словакия приступила к принятию своей будущей конституции, тем же вскоре занялась и Чехия. 25 ноября 1992 года Чехо-Словакии окончательно вынесли смертный приговор.

    Но опросы показывали, что население Чехии и Словакии не желало разделяться и не уполномочивало Клауса, Мечьяра или еще кого-то вести переговоры о развале страны. Однако у сторонников сохранения единства не нашлось подходящего лидера, который бы сделал упор на том, что объединяет два народа, а не разделяет их. Им мог бы стать символ "Пражской весны" и председатель парламента Александр Дубчек — но осенью 1992 года он умер. В итоге сговор элит взял верх над волей народов, и Чехо-Словакия канула в лету.

    Сегодня Чехия и Словакия вновь объединились в рамках ЕС и НАТО, обе они признаны развитыми странами. Проблем в отношениях между ними практически нет, их политики считают друг друга ближайшими союзниками и партнерами, подчеркивают свое родство. Культурное пространство фактически осталось общим. И такое осознание своей близости в новых условиях лишний раз заставляет задуматься о том, стоило ли вообще чехам и словакам разделяться. У них шансов сохранить единство было куда больше, чем у Советского Союза и Югославии.

    http://www.pravda.ru/world/europe/easteurope/23-11-2012/1135673-Czechoslovakia-1/

    ОтветитьУдалить