среда, 7 августа 2013 г.

США - ЗЛО: применяют против России БИООРУЖИЕ

США готовят России биобомбу. Это опаснее, чем массированный ядерный удар




Российский МИД всерьез обеспокоен военной биологической деятельностью Минобороны США у наших границ. Так внешнеполитическое ведомство отреагировало на доклад Госдепартамента США «О соблюдении международных соглашений в области контроля над вооружениями, нераспространения и разоружения за 2012 год».

Претензии у российских дипломатов следующие:
– США голословно утверждают, будто бы Россия нарушает обязательства по Конвенции о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО);
– никаких доказательств этому американская сторона не приводит;
– вместе с тем США сами блокируют создание верификационного механизма в рамках КБТО, который позволил бы полностью устранить «американские озабоченности»;
– механизм не создается потому, что у самих Штатов рыльце в пушку – к США имеются вопросы «в связи с вовлеченностью ряда американских организаций в масштабную биологическую деятельность двойного применения»;
– такие организации действуют на грани разрешенного международным правом – результаты их деятельности «могут быть использованы в противоречащих статье I КБТО целях»;
– возможно, некоторые объекты, находящиеся под юрисдикцией или контролем США, участвовавшие в военных биологических программах, до сих пор не уничтожены и не перепрофилированы на мирные цели, как того требует статья II КБТО;
– наконец, главное – «серьезную озабоченность вызывает и биологическая деятельность Минобороны США вблизи российских границ».

Далее МИД РФ указывает, что по аналогичной схеме нас обвиняют и в несоблюдении Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО). При том, что в рамках Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) никто подобных обвинений в адрес России не выдвигает, а в самих США процесс уничтожения химоружия фактически приостановлен.

В целом, считает МИД, «практика подготовки и публикации подобных докладов отнюдь не способствует формированию атмосферы доверия и обеспечению прогресса в реальных делах в сфере нераспространения и контроля над вооружениями».

Чем на самом деле США угрожают России?

– Американцы действительно развернули в Грузии три лаборатории по производству биологического оружия, – говорит руководитель Центра военного прогнозирования полковник Анатолий Цыганок. – Ранее аналогичную лабораторию они открыли в Африке – сразу после того, как заявили, что не будут заниматься совершенствованием биологического оружия. На дело получилось – не будут только на территории собственной страны. Понятно, почему американцы остановились на Грузии – тамошнее руководство смотрит в рот Вашингтону.

Сегодня мы видим, чем занимаются в этих лабораториях. На днях руководитель Роспотребнадзора, главный государственный санитарный врач РФ Геннадий Онищенкозаявил, что африканская чума свиней, которая вызвала падеж скота в российских регионах, попала в Россию из Грузии, и назвал это спланированной экономической диверсией. Свиная чума – хорошо известное биологическое оружие. Напомню, 15 лет назад американцы заразили свиной чумой территорию Кубы. Проблемы у кубинцев от этого были очень большие – в течение двух лет они не могли восстановить поголовье скота.

«СП»: – Какие еще угрозы исходят из лабораторий биооружия?
– Этого нельзя сказать наверняка – американцы такую информацию тщательно скрывают. Могу лишь отметить, что грузинские лаборатории напрямую подчиняются Пентагону. А это ведомство недаром называют «четвертым этажом» американского МИДа.

«СП»: – Насколько реальна угроза, что биологическое оружие будет пущено в ход против людей?
– Думаю, все участники игры понимают, что попытка применить биооружие подобным образом выйдет им боком. Но негласные испытания биологического оружия вполне могут проводиться. Не исключаю, что свиная чума или птичий грипп – следствия как раз таких испытаний. С их помощью можно оценить масштабы заражения, скорость распространения эпидемии. Естественно, все это делается под грифом «секретно».

«СП»: – Можно ли сказать, что это наиболее перспективное оружие массового поражения?
– Сегодня биологическое оружие не уступает по мощности ядерному. И надо говорить откровенно: Россия практически ничего не делает для обеспечения собственной биологической безопасности. В этом заключается огромная проблема.
Я считаю, протокол по нераспространению такого оружия, мягко говоря, не совсем выполняется его участниками. Дело в том, что международный контроль за нераспространением биологического оружия лежит исключительно на ООН. Но именно у Америки при таком подходе руки во многом остаются развязанными. Ларчик открывается просто – Штаты финансируют ООН на 29%. А, как известно, кто платит – тот и заказывает музыку.

«СП»: – Почему нас обвиняют и в нарушении Конвенции о запрещении химического оружия?
– 10 лет назад российское руководство всерьез надеялось на сотрудничество с американцами в области уничтожения химического оружия. Мы были не против ликвидировать химические арсеналы. Но – при условии помощи международных инвесторов. Так вот, как раз американцы денег нам практически не дали, и фактически сорвали свои обязательства.

С химическим оружием связана еще одна показательная история. Когда в марте текущего года оппозиция в Сирии применила химическое оружие в Алеппо, Башар Асад пригласил для анализа ситуации экспертов ООН. И получил от ООН очень знаковый ответ – мы не хотим ехать только в Алеппо, мы хотим осмотреть всю территорию страны. По сути, это было повторение истории с Ираком. Там накануне войны эксперты ООН по химоружию тоже осматривали полностью территорию. Химоружия они не нашли, зато собрали исчерпывающие разведданные о состоянии иракской армии. Чем такая информированность обернулась для Ирака – все хорошо помнят. Неудивительно, что Асад требования ООН отклонил.

Думаю, из всего перечисленного видно: рыльце в пушку у самих американцев. Под сурдинку разговоров о ликвидации биологического и химического оружия они продолжают гнуть свою линию, и это – очень опасная игра…

– Широкие американские массы до сих пор воспринимают Россию как слегка модифицированный СССР, – убежден историк и публицист Андрей Паршев. – Поэтому и американские политики, и госдепартамент США не заботятся о политкорректности, когда речь заходит о высказываниях в наш адрес. Если говорить о нынешних обвинениях, заявления о несоблюдении Конвенции о запрещении химического оружия выглядят чисто пропагандистскими. Военная практика еще в начале XX века показала низкую эффективность химического оружия. Оно не дает нападающей стороне преимуществ, кроме случаев действий против повстанческих армий, которые не располагают средствами химзащиты.

Биологическое оружие – дело другое. Оно не привязано к арсеналам, не требует специальных средств доставки. Чтобы доставить к месту действия достаточное количество отравляющего зарина, требуется провести сложную военно-техническую операцию. А чтобы поразить территорию противника вирусом, достаточно, условно говоря, бросить в водоем несколько граммов порошка.

Это чрезвычайно эффективное оружие. В свое время кубинцы обвиняли США в экономической войне путем заражения кубинского свиного поголовья африканской чумой. Для животноводства этот вирус убийственен – лечения от него нет, зараженных животных требуется забивать. Сейчас примерно то же самое происходит на территории России. Африканская чума наносит нашему животноводству, и без того подкошенному вступлением России в ВТО, очень ощутимый удар.

Пока биологическое оружие применяется изредка, и это не какие-то масштабные акты войны. Вместе с тем перспективы прямой биологической войны чудовищны. В современном мире, несмотря на успехи медицины, мало кто умеет создавать вакцины против вирусов, смертельно опасных для человека. Таких вирусологических центров единицы, причем, все они расположены либо в Европе (один – в России), либо в Северной Америке.

Особенно настораживает наше политическое руководство желание западных партнеров сократить возможности России в сфере противодействия биологическим угрозам. Например, несколько лет назад американцы настоятельно требовали уничтожить уникальную российскую коллекцию штаммов вирусов оспы. Дескать, оспа в мире уничтожена, и хранить ее незачем. К счастью, мы не пошли на этот шаг.

Сегодня вокруг биологического оружия идет подковерная борьба. Всем понятно, что методы работы с вирусами могут использоваться как для защиты, так и для нападения. Россия на этом поле – нежелательный игрок, поэтому его всеми силами стараются нейтрализовать…

Биооружие – реальная угроза

Центры, созданные решать задачи противодействия биотерроризму, сами стали источником новых угроз и не только в масштабах США
16 июня, выступая по телевидению, главный санитарный врач России Геннадий Онищенко заявил, что на территории Грузии американцами создан плацдарм наступательного биологического оружия. 
Так ли уж очевидна сегодня биологическая угроза для России? Этой теме посвящена беседа писателя Валерия Кириллова с бывшим начальником управления биологической защиты Министерства обороны СССР, а затем РФ В.И. Евстигнеевым.
----------------------<cut>----------------------
– Валентин Иванович, что вы можете сказать о сегодняшнем состоянии биологической безопасности России? Действительно ли внешние биологические угрозы столь значительны, как представил Геннадий Онищенко?
– Я считаю, что он сделал актуальное заявление. На первый взгляд, ситуация в данной сфере не так уж плоха. Непосвященный вряд ли увидит здесь угрозы, сопоставимые, например, с кризисом европейской финансовой системы. И только для узкого круга специалистов сообщения о возобновившихся вспышках африканской чумы свиней в различных регионах России, участившихся случаях заболевания полиомиелитом и корью, продолжающихся в отдельных странах опытах над вирусом птичьего гриппа, складываясь в целостную картину, заставляют задуматься о причинах этих событий. А также о том, способна ли наша система здравоохранения в ее нынешнем состоянии справиться с реальными и потенциальными угрозами биологической безопасности государства.

– Видимо, руководство страны осознает, насколько это опасно для России. Ведь ситуация в определенных обстоятельствах может приобрести и масштабный характер.

– Скажу прямо: ситуация выглядит так, будто политики забыли о содержании таких документов, как «Основы государственной политики в области обеспечения химической и биологической безопасности Российской Федерации на период до 2010 года и дальнейшую перспективу» и Указ Президента России «О стратегии национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года». В них обеспечение биологической безопасности страны определено одним из важнейших направлений укрепления национальной безопасности. Спокойствие отечественных чиновников тем более удивительно на фоне крайне тревожной информации о неоднозначном состоянии дел с противодействием биологическим угрозам не только у наших ближайших соседей, но и в таком «образцовом» во всех отношениях государстве, как США.

Между тем, по утверждениям экспертов, в Штатах нарастает внутренняя угроза, которая исходит от деятельности собственных научных учреждений, получивших от государства право на проведение работ со «списочными» биологическими агентами. По опубликованным данным, по состоянию на 2006 год, в США официально насчитывалось более 400 таких учреждений. Особую озабоченность вызывает то, что процесс расширения биоопасной лабораторной базы вышел из-под контроля властей. При этом даже ФБР не может точно определить число действующих в стране лабораторий высокого уровня биоопасности.

Эксперты делают вывод, что центры, созданные решать задачи противодействия биотерроризму, сами стали источником новых угроз и не только в масштабах США. Вследствие слабого контроля стали возможными факты утраты и воровства опасных микробов и вирусов, акты «почтового» биотерроризма с использованием возбудителя сибирской язвы, попытки получения доступа к технологиям и опасным возбудителям со стороны психически неуравновешенных граждан, криминальных и других социально опасных личностей.

Подобные «вольности» являются не только внутренним делом США, но и предметом внимания международного права.

– Насколько я знаю, существуют международная конвенция и международные договоры по контролю за биологическим оружием, ставящие препоны на пути его распространения.
– Конвенцией о запрещении биологического и токсинного оружия (КБТО) предусмотрен институт мер укрепления доверия, предполагающий ежегодное объявление государствами-участниками о содержании своих бактериологических исследований и соответствующих научных объектах. Этот механизм является фактически единственным значимым инструментом обеспечения хотя бы относительной транспарентности проводимых работ. Действенность этого механизма ставится под сомнение хотя бы тем, что американская сторона из года в год намеренно допускает в своих декларациях неточности и искажения. При этом искусственно занижается количество объектов, имеющих непосредственное отношение к программам министерства обороны США в области биологической защиты.

Подобными «погрешностями» можно было бы пренебречь, если бы не тревожные сообщения о работах ряда американских исследовательских учреждений, находящихся, мягко говоря, на грани нарушения первой статьи Конвенции. Так, в 2003 году получила большой общественный резонанс публикация патентной заявки на специальное устройство для распыления нелетальных средств поражения с передачей прав интеллектуальной собственности сухопутным войскам США. Устройство предназначено для постановки дымовых завес, пожаротушения, а также для применения химических и биологических агентов. Комментарии излишни!

На этом фоне совершенно угрожающими выглядят работы по выяснению механизма передачи вируса гриппа H5N1. В Институте патологии ВС США восстановлен геном вируса печально знаменитой испанки, а в Сент-Луисском университете успешно повторены работы австралийских ученых по увеличению вирулентности возбудителя оспы мышей. В университете штата Пенсильвания проводятся опыты по созданию искусственно синтезированного вируса натуральной оспы. При этом, вопреки КБТО, исключительно опасная для всего человечества работа абсолютно не контролируется мировым сообществом.


– То есть угроза главным образом исходит от американцев?

– Да, это так. В состоянии эйфории от мировой гегемонии американцы предпочитают не исполнять требования Конвенции, а устанавливать собственные механизмы тотального контроля за микробиологическими исследованиями в мире. Для каждой страны, охваченной программой «Совместные биологические обязательства», составляется индивидуальный план работы, разграничивается ответственность за материальное обеспечение его выполнения, завуалировано навязываются кабальные в политическом и научном отношении проекты.

Выделение средств на них увязывается американцами с выполнением всех предъявляемых требований, масштаб которых, как правило, несопоставим с объемом представляемой помощи. При этом конечным получателем всех научных результатов, материалов, практически полезных разработок и данных санитарно-эпидемиологического надзора является Пентагон. Подобная практика достижения «транспарентности» биологических исследований в различных странах была выработана США во времена холодной войны. Тогда под американскую «крышу» биобезопасности попали Бразилия, Гондурас, Гана, Египет, Иордания, Кения, Перу, Таиланд, ФРГ, Швеция, Южная Корея и Япония.

В середине 1990-х годов российский МИД имел неосторожность направить в госдепартамент в рамках трехстороннего соглашения между РФ, США и Великобританией запрос на организацию посещения двух американских лабораторий для проверки соответствия их реальной деятельности декларируемой. Реакцией на это стал отказ Вашингтона от выполнения обязательств по трехстороннему соглашению, а в последующем и прекращение работы над совершенствованием механизма контроля за биологическими исследованиями. В этом демарше эксперты усмотрели желание США выйти из режима КБТО и создать собственную глобальную систему защиты от биологического оружия – своеобразную БиоПРО.

С 1992 года в сферу БиоПРО попали территории стран бывшего СССР. В Вашингтоне они традиционно рассматриваются в качестве потенциального источника опасных патогенов и технологий создания биооружия, а также специалистов, обладающих соответствующей теоретической подготовкой и практическими навыками. 

Теперь партнерами США в рамках этой программы являются суверенные государства по периметру России: Украина, Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан, Узбекистан. 

В Киргизии общий контроль за оборотом в стране потенциально опасных биоматериалов осуществляет Канада. 

По данным зарубежных экспертов, в перспективе «зонтик» БиоПРО должен расшириться за пределы СНГ. В зону его покрытия должны попасть Афганистан, Пакистан, Бурунди, Кения и Уганда, а далее – Индия, Ирак, Танзания и ЮАР. Общие расходы Пентагона на эти цели в 2012 году составили более 60 млн долларов.


– То, о чем вы говорите, действительно не может не тревожить. Получается, что вопросы биологической безопасности в бывших советских республиках стали компетенцией США.
В США не скрывают удовлетворения достигнутыми результатами: Азербайджан, Грузия и Казахстан к настоящему времени передали Институту патологии ВС США национальные коллекции патогенных микроорганизмов. Тбилиси подарил американцам все коллекции штаммов сибирской язвы, бруцеллеза, чумы и туляремии, Баку поделился уникальными штаммами чумы, сибирской язвы, холеры и других опасных заболеваний, Астана предоставила коллекцию штаммов чумы и сибирской язвы.

При этом специалисты говорят о переориентации бывших советских республик на американские стандарты санитарно-эпидемиологического надзора и продолжающемся создании ими центров биологического мониторинга, контролируемых США. Другими словами, наши ближайшие соседи отдают на откуп американцам право оценивать уровень биологических угроз на своей территории и принимать решения о применении соответствующих мер противодействия. Казалось бы, подобное рвение Вашингтона в деле обеспечения безопасности от биологических угроз должно только радовать, тем более, что его оплачивают американские налогоплательщики. Однако многие эксперты видят в этом серьезную угрозу.

Надо думать, их опасения не беспочвенны?

На то, что эти опасения не беспочвенны указывают, к примеру, появившиеся в прессе данные о функционировании грузино-американской лаборатории в Алексеевке во главе с бывшим руководителем службы разведки Грузии А. Жвания. 

При этом ее работу курирует лично советник министра обороны США по ядерным, химическим и оборонным программам Э. Вебер. 

Известно, что в этом центре работают военнослужащие армии США, а опыты проводятся в условиях строжайшей секретности. Армянское издание «Еркрамас» предполагает, что в лаборатории ведутся прикладные исследования по боевому применению биологических поражающих средств. 

О причастности грузино-американского центра в Алексеевке к распространению вируса африканской чумы свиней в российских регионах главный санитарный врач России Геннадий Онищенко говорил уже неоднократно. Относительно данной ситуации специалистами выдвигаются две наиболее вероятные версии: техногенная авария, повлекшая утечку генномодифицированного штамма, и намеренные действия Грузии (например, сброс в реку Ингури туш погибших от вируса свиней), имевшие целью нанесение экологического ущерба Южной Осетии, Абхазии и России.

При этом центр в Алексеевке является далеко не единственным учреждением вблизи границ России, где американцы могут проводить исследования в области создания биооружия. В иностранной прессе появились сообщения о создании подобных лабораторий на базе противочумных станций в Баку и Симферополе, а также в Казахстанском научном центре карантинных и зоонозных инфекций им. М. Айкимбаева в Алма-Ате.

Если сравнивать опасность для России от затеи США с размещением в Европе позиционных районов ПРО с результатами реализации компонентов программ «Совместное уменьшение угрозы» и «Совместные биологические обязательства», то можно увидеть, что между ними очень много общего. Различие только в том, как российская сторона на них реагирует. На первое направление брошены лучшие силы российского МИДа и министерства обороны, а другая задача волнует пока только отдельных экспертов и аналитиков.


Биооружие – реальная угроза
В.И. Евстигнеев родился в 1945 году в г. Андреаполе Калининской (ныне Тверской) области. Окончил военно-медицинский факультет Горьковского мединститута. Возглавлял ряд НИИ и управление биологической защиты Министерства обороны СССР, а затем России. Один из ведущих специалистов мира по чуме и сибирской язве. В последние годы занимается проблемами обеспечения жизнедеятельности экипажей в длительных космических полетах. Генерал-лейтенант медицинской службы в отставке. Лауреат Государственной премии РФ, награжден орденом «За службу Родине в Вооруженных силах» III степени, Орденом Мужества, 15 медалями.
Читать ТАКЖЕ:

США и Израиль - ВСЕМИРНОЕ ЗЛО: США и Израиль убивают российских учёных (видео)

США - ЗЛО: Анти-Путин - операция ЦРУ, Госдепа США и МИ-6 против России (видео)

США - источник ВСЕМИРНОГО ЗЛА

США: империя ВСЕМИРНОГО ЗЛА

США - проклятая страна

США ЗЛО: расстрелы детей в школах

Мировое ЗЛО: США, Великобритания и Израиль

Тайное Мировое Правительство (истоки). Часть 1

Россия: Путин ВОССТАНОВИЛ статус России как Великой державы

Россия: американцы очумели от новой российской подводной ракеты (видео)

Россия: ПРО США КОНЕЦ - россияне создали лучшую в мире крылатую ракету (видео)

Комментариев нет :

Отправить комментарий