вторник, 13 августа 2013 г.

Украина: украинская греко-католическая церковь (униатство) - основа галицких манкуртов и бандеровщины

Греко-католики: казацкого рода или янычары?


Отпадение от православной веры в Червоной (Галицкой) Руси происходило задолго до Брестской унии, еще с середины XIV в., когда земли подпали под власть сначала венгерских, а потом польских королей. 

Но особенно масштабным оно стало после Городельского сейма 1413 г., соединившего Польшу и Литву, когда православным русинам запретили заниматься промыслами и торговлей, находиться на правительственных и выборных должностях, а строиться разрешалось лишь в отведенных местах — по сути, в гетто. Шляхта и состоятельные люди «тысячами переходили в католичество...». Это было такое горькое время для русского православия, какого оно ни прежде, ни после не испытывало до XVII в. 

Фактически уже тогда народная масса лишилась защитников из высшего сословия, что облегчило победу унии в этой части Руси. 

Показательно, что происходило это одновременно с гуситскими войнами в Чехии, где против насилия католицизма восстали все слои населения. 

Созданная как политическое объединение униатская церковь с первых же шагов оказалась в положении неполноценного субъекта: в Ватикане ее считали временным проектом, своего рода чистилищем для православных перед их обращением в католичество. 

Самостоятельной она была нежелательна: единая русская народность, тесная связь с православием через обряды и святыни могли при случае повернуть все назад, что часто и происходило на протяжении ее существования. 

Переход же в католичество означал безусловный отрыв от корней. 

Уния не уравняла русинов в правах с поляками ни мирян, ни духовенство. Польские ксендзы и паны с самого начала проявляли к ней пренебрежение. «Обряды униатской церкви достойны смеха, учение ее хуже веры турецкой, еврейской... Никто из ее последователей не может быть спасенным». Не обходилось без грубых оскорблений. «Униатский поп — тот же хлоп... Ваше церковное пение — это завывание собак... Всякий русин — собака, вера их — собачья вера». 

Снося унижения, все больше сгибаясь, Галичина утешалась надеждой, что уния не навсегда, что отцовская вера вернется. С годами свыклась, как свыкаются волы с ярмом, и обнаружила, что превращается в край без роду и племени - манкуртов. 

Дважды в XVII в. Богдан Хмельницкий осаждал Львов, и оба раза не нашлось храбрецов помочь казакам войти в город и поквитаться с поляками за насилие. 

Зато рясно плодились янычары, готовые выместить свою неполноценность на православных братьях, стойких в вере. «Забувши страх Божий, вони вриваються верхи в церкви, стріляють в олтарі та ікони, рвуть їх, ламають хрести... Церкви руйнують, ламають дахи... зображення Спасителя топчуть ногами, ріжуть і проколюють ножами». 

Сравните с дикостями 90-х годов, когда из захваченных церквей их потомки выбрасывали «москальские» иконы и ломали «кагэбистские» кресты. Злая вера, как и злая пропаганда, делают злыми людей, не имеющих духовного стержня. Над такими время не властно, а процесс окультуривания их не затрагивает. Такие кричали Понтию Пилату — «Распни его!», сжигали инакомыслящих на кострах инквизиции, выкапывали тела умерших православных и бросали их собакам. 

Очнувшись от сна в ХІХ в., Галичина повернулась-таки к православно-русскому возрождению, к духовности. Немало известных духовных лиц прозревали, становились убежденными сторонниками православия: «...мы во всем обмануты, лишены надежды на улучшение несчастной судьбы нашей церкви и народа. Поэтому нам действительно не остается ничего другого, как решительно заявить, что мы по совести должны объединиться с той церковью, из которой отцы наши вышли через унию... Как дети своего народа, мы желаем жить и умереть для дела этого объединения. А когда свершится оно, нечего будет и думать про распространение унии, которая была примером порабощения и угнетения восточных народов», — заявлял священник И. Наумович в 1883 г. (Крик души не остался неуслышанным: в 1891 г. «отступник» был отравлен.) 

Особенно «грешили расположением» к православию семинаристы и монахи, чем вынудили власти закрыть униатскую центральную семинарию в Вене, а базилианские монастыри передать иезуитам. 

В православие возвращались целыми селами. И вновь, как 250 лет назад в Польше, Ватикан и власть применили искусный прием — расколоть народ, теперь уже на национальной почве, натравить русинов одних на других. И опять успешно! Желающих прислужиться не убавилось.

«Украинцы есть лишь орудием в руках провидения, чтобы вырвать христианский Восток из клещей ереси (православия), чтобы водворить его в лоно апостольского престола и Европейского содружества», — не таясь, заявлял униатский митрополит Шептицкий — «украинский Моисей», «батько української нації». (Не много ли в украинцев «батьків», кому проект «Украина» нужен был, лишь чтобы убить в народе русскую душу и сделать Россию врагом?) 

Вот и Ющенко, очередной «батько», недавно «полюблял» употреблять «моя нация». А уж сколько было радетельных «моисеев», тянувших Украину в Польшу, Турцию, Швецию, Германию, куда угодно, лишь бы «геть від Москви!» — не сосчитать, как нынче собак бездомных, не стерилизованных. 

Накануне и с Пачалом первой мировой войны на православных вновь обрушилось насилие. По доносам и при деятельном участии униатских активистов лишились жизни около 60 тыс. граждан, до 100 тыс. навсегда покинули Галичину. 









Можно сказать, был совершен локальный геноцид, в результате которого фактически уничтожили цвет галицко-русской интеллигенции. 

Об этих событиях «коллекционеры голодоморов и геноцидов», с «завзяттям» ковыряющиеся в старых ранах, предпочитают скрупулезно не вспоминать. 

С особой, маниакальной тщательностью униатская церковь искореняла русофильство в своей среде, более 300 священников отдали на заклание за симпатии к православию. 

Презираемая католиками, она, тем не менее, изо всех сил стремилась демонстрировать верность Ватикану, одновременно прокладывая Галичине дорогу к национализму. 

Неудивительно, что ОУН легко нашла общий язык с церковью. Она просто взяла на вооружение принцип униатов: «Ради успехов самый постыдный поступок есть моральный» (сравните с принципом Ватикана: «Ради славы Божьей можно делать все!»). 

И делали. Не было прецедентов в истории этой «сладкой парочки», чтобы по моральным причинам та или другая отказались от искушения захватить, возвыситься либо извратить или сфальсифицировать факты. 

Униатские священники присутствовали во всех формированиях оуновцев, в том числе в дивизии СС «Галичина». 






В лучших традициях унии «духовно окормляя» и благословляя «вояків» на свершения во имя Бога. Свершениями же были, по большей части, убийства мирных жителей — украинцев, поляков, русских, евреев. 





В тех же традициях наперед отпускали грехи. По крайней мере, документально не зафиксировано осуждения зверств ОУН-УПА ни церковью, ни ее главой митрополитом Шептицким. 






Зато немало примеров, как без устали благословляли немецкую армию, моля Бога о ниспослании ей победы; призывов к населению быть покорными новой власти и трудиться на ее благо. (В конце жизни, после освобождения Галичины, Шептицкий стал заметно симпатизировать православию. Возможно, проснулся дух предков-русинов, а может — типичное двоедушие униата). 

О роли и месте греко-католической церкви в Галичине и духовном убожестве ее «верных» хорошо сказал «дывизийнык» СС «Галичина» Побигущий: «Что бы там ни писали всякие умники про наш легион, все же никто не отнимет того, что на борьбу с Коммунией его благословлял сам великий святитель, и потому все, что совершали наши воины, делалось во имя и с благословения церкви нашей и митрополита Андрея»








В очередной раз эта церковь подтвердила, что является в первую очередь политическим образованием, и показала порочность смеси слепой религиозности с политиканством. 

Неудивительно, что в наши дни национализм воскрес, в том числе и из-за усердия ее «святых отцов». Униатство и национализм — братья-близнецы. 



Прискорбно, что мало кто из греко-католиков, гордящихся близостью к Ватикану, знает, какими жестокостями загоняли в унию их прадедов, сколько из них предпочли мученическую смерть отречению от веры отцов

«Ви без докорів совісті топите православних, рубаєте їм голови... Замість радості ваша продажна унія принесла нам одне тільки горе, неспокій, бунти і так нам остогидла, що ми бажали б краше лишитися без неї», — обвинял униатов литовский канцлер католик Сапега. 

Здесь уместно говорить словами В. Винниченко о «несчастной и темной украинской нации», о грехе предательства, который она носит на себе. 

Сосчитал ли кто число жертв униатской церкви? 

До сих пор ни она, ни Ватикан не покаялись за преступления в Украине, Беларуси. 

Галичине, едва ли не больше других регионов почитающей казацкую добу, следует помнить, как люто ненавидели казаки унию и униатов, «стоящих з ножем біля шиї». И именно из-за религиозного насилия «загомоніла» Украина казацкими войнами и народным восстанием: «Гомоніла Україна, довго гомоніла. Довго, довго кров степами текла, червоніла. І день, і ніч гвалт, гармати; земля стогне, гнеться; Сумно, страшно, а згадаєш — серце усміхнеться».

Галичина в ту пору, напомню, пресмыкалась и рождала янычар. Потому с полным правом можно заявить: не казацкого рода этот край, не о нем украинский гимн! («...і покажем, що ми, браття, козацького роду...»?). 

Зачатая во лжи уния не дала ничего, кроме братоубийственных войн, разделения народа, озлобления, насилия. Она оторвала униатов от национального корня, от великих предков, героев. 

Достойный сын Украины Богдан Хмельницкий задвинут за спину изменника Мазепы; там же легендарный гетьман Сагайдачный, защитник православия, митрополит П. Могила. 

Обожествляя пап, знают ли униаты, какая мерзость духовного запустения восседала на ватиканском престоле, кого сами католики называли «зверьми» и даже антихристами, «чудовищами гнуснейшей жизни, распутнейшего нрава, вообще сквернейшими людьми во всех отношениях?» — по выражению кардинала Барония. 

О ком метко написал кумир украинцев Т. Шевченко: «... І на апостольскім престолі чернець годований сидить, Людською кровію шинкyє і рай у найми оддає». 

У кого из православных патриархов были такие гаремы, как у пап? Кто из наших святителей жег на кострах невинных людей? Кто из них пытками принуждал католиков переходить в православие? Кто из православных жег католические костелы, топтал католические статуи и иконы? Не папы ли призывали: «Пусть будет проклят тот, кто удержит меч свой от крови схизматиков?»

А приверженец фашизма Пий XII, получивший в Европе прозвища «гитлеровский папа», «пес Гитлера», благословлял нацистов на восточный поход и отказался осудить холокост. 



Вряд ли знают все это униаты. Многие не знают Библию, не склонны читать и не читают серьезные труды, ограничиваясь брошюрками про чудеса и чудесные исцеления. Традиционно живут по заведенному иезуитами правилу: «Нужно... чтобы хлопские дети к плугу, сохе, цепи привыкали, а не до книжки... Наилучшим способом, чтобы удержать их в темноте, есть убожество». 

Такие прихожане — находка для униатского духовенства, фарисействующего о благочестии, милосердии и любви к ближнему и одновременно насаждающего нетерпимость. 

Если правда, что 2 тысячи лет назад дьявола сбросили с небес на землю, он, несомненно, приземлился в самом сердце «римской блудницы». Потакая неумеренной гордыне римских епископов, воздвиг империю духовного зла и распутства, где святынями стали власть и золото и где господствует принцип: «Без Бога прожить можно, без Папы — нельзя!». «Только один Бог подобен Папе; Папа повелевает небесными и земными вещами», — гласит догмат о непогрешимости пап. 

Заметьте, не Папа подобен Богу (хотя и это уже кощунство), а Бог всего лишь подобен Папе. И если Папа повелевает небесными и земными вещами, тогда чем повелевает Бог? 

«Если Папа изрек приговор против суда Божья, то суд Божий должен быть исправлен и изменен», — из того же опуса. Нужно понимать так, что создатель мира и вселенной обязан шаркнуть ногой и взять под козырек? Не иначе как маразматики писали и принимали догмат — невозможно в здравом рассудке сотворить такое в конце просвещенного XIX века. 

«Неограниченною своей властью он делает все единственно по своему произволу... Власть Папы не имеет меры и пределов». Это настоящая, неприкрытая суть папства, альфа и омега его беспредела. 

Разгребая преступления Ватикана, можно засомневаться в том, что Бог есть любовь. Крестовые походы в Иерусалим вылились в святой земле в массовые грабежи и убийства жителей, независимо от их вероисповедания. 


Попутно «святое воинство» разграбило Константинополь, ненавистного соперника Рима — благо, все грехи крестоносцам были отпущены наперед. 

«Миссионерская» деятельность в Южной Америке привела к уничтожению целой цивилизации, а в Северной Америке и Австралии — к геноциду местного населения. Нетерпимость к инакомыслию достигала маниакальных форм. Разве апостолы Христа так поступали? Апостолы римских пап это делали с большим старанием, загубив не меньше 5 млн. жизней людей ради «спасения их душ». 

Тем самым затмили злодеяния римских императоров-язычников против первых христиан. Где современный Иоанн Богослов, который напишет про ватиканскую «блудницу» и грядущий суд над ней? Время давно пришло


Уже в 1930-х гг. значительная часть приходского духовенства УГКЦ активно поддерживала украинские правые националистические движения, прежде всего - Организацию украинских националистов (ОУН). Многие клирики состояли в различных организациях националистического характера и играли в них весьма активную роль. В то же время священноначалие униатской церкви не выражало открыто поддержки ОУН, что было вполне объяснимо в условиях, когда Галиция находилась первоначально в составе Польши (1918 - 1939 гг.), а затем Украинской советской республики (сентябрь 1939 - июнь 1941 гг.). Но уже с середины 1930-х гг. симпатии первоиерарха УГКЦ митрополита Андрея графа Шептицкого все более склонялись в сторону ОУН: глава униатской церкви налаживает конфиденциальные контакты с лидерами националистов и негласно оказывает им помощь. Однако наиболее явственно сближение греко-католической иерархии и украинских националистов проявляется с началом Великой Отечественной войны.


Следует отметить, что еще в 1940 г. ОУН раскололась на два течения. Т.н. ОУН-М (или "мельниковцы") возглавлял Андрей Мельник (в прошлом - управляющий имениями митрополита Шептицкого). Другое крыло организации - т.н. ОУН-Б (иначе "бандеровцы") возглавил Степан Бандера (сын униатского священника из с. Угринив). В бандеровской ОУН сосредоточились наиболее радикально настроенные боевики-националисты. Бандеровцы, находившиеся на территории оккупированной гитлеровцами в 1939 г. Польши (преимущественно в западной части Перемышльского воеводства), тесно сотрудничали с фашистским режимом. Националисты Галичины поддерживали германских нацистов не только в силу своей идеологической общности сними, но и в надежде создать с их помощью зависимое от Рейха украинское государство-сателлит, наподобие тех, которые возникли к этому времени в Хорватии и Словакии.



На территории оккупированной немцами Польши бандеровцы еще в марте-апреле 1941 г. создали батальон "Нахтигаль" (нем. - "Ночная птица", "Соловей") имени Степана Бандеры. Это соединение входило в состав полка специального назначения "Бранденбург-800", который был подчинен т.н. "Абверу-2" - диверсионному отделу Абвера. В апреле 1941 г. было создано второе аналогичное соединение - батальон "Роланд" имени Симона Петлюры и Евгения Коновальца. "Роланд" также входил в состав "Бранденбурга-800". Целью деятельности этих формирований было проведение диверсий на фронте и в тылу врага, а также проведение карательных операций (преимущественно против партизан и сочувствующего им гражданского населения) [1]. Офицерский состав обоих батальонов комплектовался как из немцев, так и украинских националистов, рядовую массу составляли украинцы.



С началом Великой Отечественной войны украинские подразделения Абвера приняли активное участие в действиях на восточном фронте. Батальон "Нахтигаль" и т.н. "легионеры", возглавляемые С.Бандерой, вместе с частями Вермахата в качестве вспомогательных подразделений вступили на территорию Прикарпатья, входившую в состав Украинской ССР. 30 июня 1941 г. советские войска покинули Львов. В тот же день в город вошли батальон "Нахтигаль" и части бандеровских легионеров. Это произошло за несколько часов до появления во Львове первых германских соединений, что дало лидерам ОУН-Б определенную свободу действий, которой они не замедлили воспользоваться: уже утром 30 июня было провозглашено создание "Краевого правительства" во главе с бандеровцем Ярославом Стецько. После этого лидеры националистов направились в кафедральный храм УГКЦ - собор св. Юра, где их принял митрополит А.Шептицкий, благословивший "правительство" Стецько и бандеровских боевиков [2].



Вечером 30 июня во Львове было проведено т.н. "Народное собрание" (в нем, правда, приняли участие всего около 100 человек, никем на это не уполномоченных). На собрании был провозглашен акт о восстановлении украинской государственности.



Характерно, что впоследствии униатские и националистические историки и публицисты, цитировавшие акт 30 июня 1941 г., всякий раз опускали его 3 пункт, который предельно ясно характеризовал откровенно фашистский, коллаборационистский а отнюдь не национально-освободительный характер бандеровского движения. В этом разделе акта говорилось:



"Восстановленная Украинская Держава будет тесно сотрудничать с Национал-Социалистической Велико-Германией, которая под руководством Адольфа Гитлера создает новый порядок в Европе и мире и помогает украинскому народу освободиться из-под московской оккупации.



Украинская Национально-Революционная Армия, которая будет создаваться на украинской земле, в дальнейшем будет бороться совместно с союзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенную Соборную Украинскую Державу и новый порядок во всем мире" [3].



В собрании приняли активное участие греко-католические священники во главе с капелланом бандеровского легиона Иваном Гриньохом (ранее этот священник являлся настоятелем униатского прихода в Галиче и руководителем молодежного отделения ОУН).




Гриньох демонстрировал свои убеждения предельно ярко: как отмечал сам Я.Стецько, для выступления на собрании священник-бандеровец надел серую военную форму боевиков ОУН [4]. 


Митр. Андрей Шептицкий - фашистский прислужник

Митрополита Шептицкого, который был к этому времени полупарализованным и передвигался исключительно в инвалидной коляске, на собрании представлял его коадъютор епископ-Иосиф Слипый (впоследствии - глава УГКЦ). От лица предстоятеля униатской церкви Слипый выразил полную солидарность с организаторами акции и призвал к тому весь народ [5].



Участники собрания приветствовали всех, кого сочли причастными к созданию нового режима: главу ОУН Степана Бандеру, "Творца и Вождя Великой Германии" Адольфа Гитлера и митрополита Андрея Шептицкого [6]. Вспоминая речь Стецько на собрании, протопресвитер Гавриил Костельник писал:



"Из того, что объявлял и говорил этот неприглядный человечек, запомнились две особенности: это - непревзойденные похвалы немецкому фюреру и его непобедимому воинству, и угрозы, страшные угрозы всем, кто проявляет непокорность "правительству" "украинской державы", которое, как говорил Стецько, "будет действовать в единстве с Велико-Германией фюрера". "Политику мы будем делать без сантиментов, - стремясь взять устрашающий тон, целиком серьезно возвестил неприглядный человечек. Мы уничтожим всех, без исключения, кто встанет на нашем пути. Руководителями всех сфер жизни будут украинцы и только украинцы, а не враги-чужаки - москали, поляки, евреи"" [7].



Поддерживая действия бандеровцев, митрополит Андрей Шептицкий уже на следующий день после собрания (1 июля 1941 г.) обратился к народу с пастырским посланием следующего содержания:



"По воле Всемогущего и Всемилостивейшего Бога в Троице Единого началась новая эпоха в жизни Державной Соборной Самостийной Украины.



Народное Собрание, которое состоялось вчера, утвердило и провозгласило это историческое событие.



Уведомляя Тебя, Украинский Народ, о том, что услышаны наши неустанные молитвы, призываю Тебя к проявлению благодарности Всевышнему, верности Его Церкви и послушанию Власти.



Военные времена требуют еще многих жертв, но дело начатое во Имя Божие и с Божией благодатью будет доведено до успешного конца.



Жертвы, которые, конечно, необходимы для достижения нашей цели, заключаются прежде всего в послушном исполнении справедливых Божиих законов, которые не противоречат распоряжениям Власти.



Украинский Народ должен в эти исторические минуты показать, что имеет достаточно чувства авторитета, солидарности и жизненной силы, чтобы заслужить такое же положение среди народов Европы, в котором мог бы развить все Богом данные ему силы. Солидарностью, добросовестным исполнением обязанностей докажите, что Вы созрели к Державной Жизни.



Победоносную Немецкую Армию приветствуем как освободительницу от врага. Установленной власти отдаем должное послушание. Признаем Главой Краевого Правления Западных Областей Украины Пана Ярослава Стецько.



От правительства, Им призванного к жизни, ожидаем мудрого, справедливого управления гражданами, которое учитывало бы потребности и нужды всех проживающих в Нашем Крае граждан, невзирая на то, к какому вероисповеданию, народности и социальному слою они принадлежат. Бог да благословит все Твои труды, Украинский Народ, и пусть даст всем нашим Вождям Святую Мудрость Неба.



Дано во Львове при Арх. Храме св. Юра 1.VII. 1941 г.



+ Андрей Митрополит" [8].



Последний абзац митрополичьего послания, вероятно, должен был хоть как-то сгладить откровенно расистские высказывания Стецько на собрании 30 июня. Однако, как показал дальнейший ход событий на Западной Украине, двойственная позиция Шептицкого, призывавшего к национальной и религиозной терпимости и одновременно приветствовавшего немецких фашистов и благословлявшего действия бандеровцев, привела к драматическим последствиям.



Уже в течение первой недели июля 1941 г. каратели из "Нахтигаля" и бандеровские легионеры, которых "духовно окормляли" униатские священники И. Гриньох, В. Дурбак и Р.Лободич, по подготовленному ОУНовцами списку провели во Львове массовые расправы над гражданским населением. В первую очередь уничтожали представителей польской интеллигенции, советских властей, коммунистов и евреев. С 1 по 6 июля было расстреляно и повешено, по разным оценкам, от 3 до 5 тыс. человек, в том числе свыше 70 академиков, профессоров Львовского университета и др. видных деятелей науки и культуры польского и еврейского происхождения [9]. Следует отметить, что митрополит Шептицкий лично спас жизнь нескольким евреям из семей раввинов, пряча их в своей резиденции [10]. Однако помощь у митрополита удавалось найти не всем. Когда в дни июльских зверств жена арестованного профессора Львовской политехники академика Казимежа Бартеля (в прошлом - премьер-министра Польши) лично обратилась к греко-католическому митрополиту с просьбой помочь освободить супруга, глава униатской церкви ответил, что ничего не может сделать [11]. Бартель был казнен.



Трудно понять митрополита Андрея, который именно в эти кровавые дни (5 июля 1941 г.) вновь обращается к своему духовенству и мирянам с новым посланием такого содержания:



"К духовенству и верным архиепархии.



По воле Всемогущего и Всемилостивого Бога начинается новая эпоха в жизни нашей Родины.



Победоносную немецкую армию, которая заняла почти весь край, приветствуем с радостью и благодарностью за освобождение от врага.



В эти важные исторические минуты призываю Вас, Отцы и братья, к благодарности Богу, верности Его Церкви, послушания Власти и усиленным трудам на благо Родины.



Все, сознающие себя Украинцами и желающие трудится на благо Украины, пусть забудут о любых партийных раздорах, пусть трудятся в единстве и согласии над воссозданием так сильно уничтоженной большевиками нашей экономической и культурной жизни.



Уповаем на Бога, что тогда на основаниях солидарности и усиленного труда всех Украинцев встанет Соборная Украина не только как великое слово и идея, но как живой, жизнеспособный, здоровый, могучий, государственный организм, построенный жертвами жизни одних и строительным трудом, железными усилиями и работой других.



Чтобы Всевышнего поблагодарить за все, что Он дал и испросить необходимых милостей на будущее, каждый душпастырь совершит в ближайшее воскресение по получении этого призыва благодарственное Богослужение и по песни "Тебе Бога хвалим…" вознесет многолетие победоносной немецкой армии и украинскому народу.



Дано во Львове 5 июля 1941 г.



+ Андрей Митрополит" [12].



Cтоль же сложно понять, как 6 июля, во время творимого бандеровцами массового террора и кровопролития, митрополит Андрей дал свое согласие возглавить марионеточную "Раду сеньоров", призванную играть роль некоего парламента при правительстве Стецько. Характерно, что первая же резолюция новообразованной Рады содержала очередную восторженную похвалу "непобедимой немецкой армии под руководством великого вождя Адольфа Гитлера" и почти дословно повторяла предыдущие славословия в адрес фюрера и германских фашистов, вышедшие из-под пера главы униатской церкви [13].


Рада сделала героем Украины еще одного фашистского пособника



Патриарх Иосиф Слепой - фашист

Украинский «пантеон» пополнился именем патриарха Украинской греко-католической церкви Иосифа Слепого
Верховная рада утверждала вчера новых национальных героев Украины, чьи юбилеи достойны чествования на самом высшем, государственном уровне. И наутверждала такое…
Так, украинский «пантеон» пополнился именем патриарха (с 1944 г.) Украинской греко-католической церкви (УГКЦ) Иосифа Слепого, 120-летний юбилей которого решено отметить на Украине с государственным размахом. Одновременно украинский парламент принял решение о праздновании 125-летия со дня рождения дважды Героя Советского Союза Сидора Ковпака – командира 1-й Украинской партизанской дивизии в годы войны.
Два имени – а какая огромная между ними пропасть! Иосиф Слепой сотрудничал в годы войны с фашистами, был «духовником» бандеровцев. А Сидор Артемьевич Ковпак с оружием в руках, рискуя жизнью, боролся с немецкими оккупантами. И вот гражданам Украины предложено теперь почитать их с одним и тем же пиететом... Что за бред? Герои – это ведь идеалы, на которых должно равняться подрастающее поколение. Так с кого теперь молодежи брать пример?
Показательно, кстати, что за прославление фашистского пособника Рада проголосовала даже с большим единодушием, чем за чествования прославленного героя Великой Отечественной: 361 парламентарий из 412 зарегистрировавшихся – за Иосифа Слепого и 309 депутатов из 411 зарегистрировавшихся – за Сидора Ковпака. И еще очень показательно, что за прославление Иосифа Слепого проголосовали ВСЕ фракции Рады, кроме коммунистов. Проголосовала почти единогласно и фракция Партии регионов (за исключением депутата Болдырева), в т. ч. «главный российский соотечественник» на Украине – депутат-«регионал» Вадим Колесниченко.
И вот теперь Верховная рада, как информирует ее сайт, рекомендует правительству создать организационный комитет по подготовке и проведению празднования 120-летия со дня рождения Иосифа Слепого и содействовать изданию его трудов. Постановление также предусматривает, что в течение года государственные радио и телевидение организуют передачи, посвященные жизни и деятельности знаменитого руководителя УГКЦ.
Верховная рада также предложила Национальному банку Украины осуществить выпуск памятных монет из серии «Выдающиеся личности Украины» с изображением патриарха Иосифа Слепого, а украинскому государственному предприятию почтовой связи «Укрпочта» издать серию почтовых конвертов и осуществить выпуск и спецгашение марок с портретом патриарха УГКЦ.
Что же это за «выдающаяся» личность – этот Иосиф Слепой? ИА REGNUM нашло интересную публикацию о нем блогера asana_ua, который, в свою очередь, ссылается на данные из архивов, хранящихся в Историческом музее Мюнхена. Вот что пишет блогер: «Кардинал Иосип Слипый получил от гитлеровской Германии обещание, согласно которому после оккупации территорий Западной Украины он получал первоочередное право стать главой духовенства в регионе. Все четко и ясно. «Пан Слипый» сотрудничает с фашистской Германией, предоставляет ей плацдарм для подготовки пушечного мяса, а взамен получает духовную власть и земли. Чем не бартер? Аналогичным способом рейх пытался действовать не только на территории Украины, но и в Италии, Австрии, Бельгии. Другое дело, что алчность кардинала оказалось куда сильнее заботы о собственном народе».
В то же время, подчеркивает блогер, представитель администрации Януковича Анна Герман уверена, что кардинал был своего рода героем, и осквернять память человека (участвовавшего, к слову, в массовых убийствах целых семей, включая детей, в нескольких селах Украины, не желавших отдавать последние крохи хлеба воинам УПА) нельзя. Герман искренне удивлена заявлением народного депутата Украины, коммунистки Аллы Александровской о том, что кардинал, в честь которого руководители Харьковской и Львовской областей открыли мемориальную доску в первой столице Украины, сотрудничал с немецкими фашистами.
По мнению известного на Украине и за ее пределами историка Кирилла Галушко, кардинал Слепой изначально был исключительно слабой личностью. «Марионеточность данного исторического персонажа неопровержима. До 1930 года Йосип Слепой оставался аполитичным представителем духовенства. Его цели имели мало общего с построением нового государственного строя на части территорий нынешней Западной Украины. Основные действия будущего духовного лидера «СС-Галичина» были направлены на укрепление влияния духовенства и не более того. С расцветом фашистских идей Слепой, по-видимому, сменил позицию и попытался стать оплотом для УПА и других радикальных, ультраправых движений на западе Украины того времени. Говорить о кардинале как о лидере и духовном наставнике большинства жителей даже отдельно взятого региона – заблуждение. Массового поклонения, как и авторитета при жизни, он не имел. Но, как часто доказывала нам мировая история, потомки посмертно превозносят тех, кто на это при жизни и надеяться не смел», – уверен Галушко.
25 ноября 1939 года Папа Римский Пий XII по просьбе тогдашнего предстоятеля УГКЦ, митрополита Галицкого Андрея Шептицкого и в силу давления со стороны Муссолини назначил Иосифа Слепого коадъютором (преемником) митрополита, и 22 декабря 1939 года Шептицкий в строгой тайне рукоположил Иосифа в епископы с правом преемничества. Слепой был главным духовным лидером воинов УПА и считал убийства своих сограждан необходимыми жертвами на пути к духовной свободе украинцев. 1 ноября 1944 года, после смерти митрополита Шептицкого, епископ Иосиф Слепой принял руководство Украинской греко-католической церковью и стал новым митрополитом Галицким.
11 апреля 1945 года Иосиф Слепой был арестован и осужден на 8 лет принудительных каторжных работ в Сибири. По окончании этого срока проживал в ссылке в Красноярске. В 1958 году снова арестован и осужден на семь лет. Отбывал заключение в Новосибирской области, Красноярском крае, в Мордовии, на Камчатке, на Печоре, в Инте и Тайшете. Папа Иоанн XXIII в 1960 году присваивает митрополиту Иосифу титул кардинала «in pectore». Благодаря вмешательству папы римского и президента США Джона Кеннеди в январе 1963 года Слепой был освобожден для принятия участия во Втором Ватиканском соборе в Риме. Находясь проездом в Москве, Слепой успел вызвать к себе с Украины подпольного священника о. Василия Величковского и тайно посвятить его в епископы, назначив своим местоблюстителем. Вернуться в СССР владыка Слепой не мог и поселился в Риме, но его римская карьера явно не задалась. Говорят, что основная часть священнослужителей видели в Слепом фашиста и человеконенавистника, который за годы тюремного заключения стал исключительно жестоким и расчетливым служителем «своей собственной веры»...
Вот такой новый «герой» объявился на Украине. «Партия регионов сегодня сделала такой шаг, проголосовав не просто за коллаборанта, а за фашиста, после чего все ветераны будут голосовать против Партии регионов, – заявил после голосования в Раде по данному вопросу депутат-коммунист Евгений Царьков. – Они теперь точно не дадут ни одного голоса за них».

Читать ТАКЖЕ:

Украина: путь к краху



Читать полностью:http://www.km.ru/ukraina/2012/03/23/borba-s-reabilitatsiei-gitlerovskikh-posobnikov-na-ukraine/rada-sdelala-geroem-uk

Комментариев нет :

Отправить комментарий