понедельник, 14 октября 2013 г.

Украина: Братья Кличко СУТЕНЁРЫ (репортаж, фото)

СТРИПТИЗ ДЛЯ БРАТЬЕВ КЛИЧКО ИЛИ ИЗ СУТЕНЁРОВ В ПРЕЗИДЕНТЫ ?



«Мужской клуб приглашает на работу танцовщиц: девушек от 18 до 30 лет, с опытом работы и без, с приятными внешними данными, коммуникабельных, желающих работать и хорошо зарабатывать», – такое объявление размещает «Рио» на интернет-сайтах. Выглядит заманчиво, особенно если учесть, что работодатель обещает бесплатное обучение технике strip-dance и жилье для иногородних. «Взгляд» выбирает именно этот клуб для проведения журналистского расследования по двум причинам. Первая, как пишут пользователи различных интернет-форумов, – здесь легко «снять» девушку для секса. И вторая: народная молва связывает клуб «Рио» с братьями Кличко. Якобы именно они – поборники здорового образа жизни и семейных ценностей – являются фактическими хозяевами бизнеса, который многие избиратели Виталия Кличко назвали бы аморальным. Фишка стрип-клуба «Рио», да и не только его – приватный танец. Клиент может «заказать» понравившуюся стриптизершу: в отдельной кабинке на довольно близком расстоянии девушка полностью раздевается. Стоимость приватного танца колеблется от 600 до 800 грн, девушка, как правило, танцует под 2 мелодии: на первой она раздевается до трусиков, на второй – танцует уже без них. Приватный танец – это повод к оказанию интимных услуг: девушка по собственному желанию может уехать с клиентом из клуба, чтобы заработать дополнительный гонорар, которым она обязана поделиться с работодателями. В «Рио» также можно посмотреть pip-шоу – откровенный танец за стеклом: сначала девушка эротично танцует, а затем начинает ласкать себя.

obama0.jpg

СТРИПТИЗ ДЛЯ БРАТЬЕВ КЛИЧКО ИЛИ ИЗ СУТЕНЁРОВ В ПРЕЗИДЕНТЫ?
 
 Корреспондент «Взгляда» Наталья Литвинова месяц работала стриптизершей в дорогом клубе «Рио» в самом центре Киева, который, по слухам, является частью бизнес-империи братьев Кличко. Сюда берут девушек с улицы, учат танцевать, а потом заставляют заниматься проституцией. Как именно это происходит – в расследовании, которое мы начинаем публиковать в этом номере.


Приватный танец и pip-шоу

«Мужской клуб приглашает на работу танцовщиц: девушек от 18 до 30 лет, с опытом работы и без, с приятными внешними данными, коммуникабельных, желающих работать и хорошо зарабатывать», – такое объявление размещает «Рио» на интернет-сайтах. Выглядит заманчиво, особенно если учесть, что работодатель обещает бесплатное обучение технике strip-dance и жилье для иногородних.
«Взгляд» выбирает именно этот клуб для проведения журналистского расследования по двум причинам. Первая, как пишут пользователи различных интернет-форумов, – здесь легко «снять» девушку для секса. И вторая: народная молва связывает клуб «Рио» с братьями Кличко. Якобы именно они – поборники здорового образа жизни и семейных ценностей – являются фактическими хозяевами бизнеса, который многие избиратели Виталия Кличко назвали бы аморальным.


Фишка стрип-клуба «Рио», да и не только его – приватный танец. Клиент может «заказать» понравившуюся стриптизершу: в отдельной кабинке на довольно близком расстоянии девушка полностью раздевается. Стоимость приватного танца колеблется от 600 до 800 грн, девушка, как правило, танцует под 2 мелодии: на первой она раздевается до трусиков, на второй – танцует уже без них. Приватный танец – это повод к оказанию интимных услуг: девушка по собственному желанию может уехать с клиентом из клуба, чтобы заработать дополнительный гонорар, которым она обязана поделиться с работодателями. В «Рио» также можно посмотреть pip-шоу – откровенный танец за стеклом: сначала девушка эротично танцует, а затем начинает ласкать себя.


Профессия стриптизерши благодаря кино окутана романтическим флером: красивые тела в свете софитов, желанность и недосягаемость фей на головокружительных каблуках, богатые мужчины в зале, среди которых вполне может оказаться будущий жених. Но все эти иллюзии рассеиваются еще во время репетиций, задолго до того, как девушка впервые выйдет в зал. В этой профессии, по крайней мере в киевских реалиях, нет ничего, кроме усталости, унижения и злости. Впрочем, обо всем по порядку.

«Шальные деньги» вместо обещанных 10 000 грн

На входе в клуб меня встретила администратор – молодая крашеная брюнетка 24-25 лет. Окинув придирчиво с ног до головы, она морщит лоб: «Пальто и сумку оставь в гардеробе, телефон отдай охраннику», – говорит она хриплым, каркающим голосом, и спорить с ней не хочется.


Потом мы идем в потемках по какому-то коридору и оказываемся в «шоу-холле» – слабоосвещенном, жутковатом помещении, насквозь прокуренном, с потертыми, скрипучими креслами. Я здесь не одна: еще 4-5 девушек в коротких шортах и майках усердно качают пресс, лежа на полу. На них взирает тренер – немолодая женщина, худая и угловатая, как ворона. Вскоре появляется директор – я сразу обратила внимание на его бледное лицо: создалось впечатление, что он нездоров или на чем-то «сидит». «Александр», – сдержанно представляется он и вопросительно на меня смотрит.


– Мне срочно нужны деньги для поездки в Венецию, – начинаю я свою заготовленную заранее историю. – Там живет моя подруга детства, которую я очень давно не видела, она выходит замуж и пригласила на свадьбу. В объявлении написано, что танцовщицей можно неплохо заработать, потому и пришла…
– Чем вы занимаетесь? Учитесь?
– Работала копирайтером, пока не попала под сокращение, – объясняю ему.
– Что ж, если вы готовы к ежедневным трехчасовым тренировкам – милости просим, – говорит Александр, а я думаю: это и есть собеседование? Он даже не спросил, есть ли у меня опыт стрип-дэнс! Он не интересуется, занималась ли я раньше хотя бы танцами в школе… Неужели все равно, кого брать? Вместо всего этого выпаливаю:
– А как долго нужно заниматься, чтобы попасть на сцену?
– У кого хорошая растяжка – недели три, кому-то нужно больше месяца, у кого-то вообще может не получиться, – отвечает начальник.
– А будут платить хотя бы 10 тысяч? – спрашиваю я, ведь в объявлении написано: 10 тысяч минимум.
Мой собеседник вдруг опускает глаза и сквозь зубы цедит:
– Об этом позже… Пойми, в этом бизнесе шальные деньги…
Что значит шальные деньги, спросить не решаюсь.

К сексу готова!

«Девочки! Представьте, что пилон – это мужчина, и вам надо его возбудить! Тремся об него попочкой! Наклоняемся! Встаем сисечками, а не горбом!» – это начались репетиции и тренер Света напутствует, а точнее кричит через каждую минуту.


Я попала в группу к девушкам, которые тренируются уже полторы недели. Самую младшую – 19-летнюю Юлю через 2 дня отправляют на работу, ей уже выдали босоножки на 18-сантиметровом стеклянном каблуке, в них она гордо расхаживает вокруг пилона. Юля сразу отметила, что у меня «шикарная фигура» и «есть что показать».


Хореограф Света тренирует нас, не вставая с кресла, при этом умудряется листать журнал. То и дело отпускает скользкие шуточки в адрес тех, кто не схватывает движения на лету. Дважды Света своими шуточками доводила меня до слез. Однажды я не выдержала и сказала, что ухожу. «Ты так быстро сдаешься? Что ж, это твой выбор!» – прокричала она мне вслед.


Но на следующий день я опять пришла, и Света засияла. Было приятно. Оказывается, могут и простить некоторые слабости.


Как-то я разговорилась с Оксаной, которая учится стриптизу более двух недель, но на сцене смотрится довольно нелепо: двигается угловато, обматывает бедра целлофановой пленкой в надежде убрать целлюлит. Я поинтересовалась у нее, что заставило ее прийти сюда. «Думаю – это мое», – выдержав паузу, ответила 25-летняя Оксана и потянулась в карман за сигаретами.


У Оксаны нет высшего образования, одна воспитывает маленького сына. Именно постоянная нехватка денег вынудила мать-одиночку прийти в стрип-клуб. Оксана рассказывает, что после курса тренировок девушки обязательно сдают экзамен по приватному танцу. «К сексу принуждать тебя тут никто не будет – это по желанию», – говорит она и признается, что сама «к этому» уже готова.


Неделя трехчасовых тренировок в стрип-клубе «Рио» не прошла безрезультатно: я выучила все танцевальные комбинации, которым меня научила тренер Света, и стала раскованнее чувствовать себя на подиуме у пилона. Меня забавляли слова напарниц, с которыми я тренировалась: «Наташа, ты раньше занималась стрип-пластикой, признайся?»



Ради журналистского расследования Наталья Литвинова месяц танцевала стриптиз, фото - Олег Гордиенко
На самом деле танцами, а тем более стрип-пластикой, я не занималась. Бог наградил меня хорошей фигурой и гибкостью, но, видимо, счел нужным вставить мне палки в колеса, так как я родилась с дефектом – врожденным пороком сердца. Людям с таким диагнозом профессиональный спорт запрещен, тем не менее я всегда поддерживала фигуру аэробикой, йогой или плаванием – это и сыграло мне на руку.

Танец должен быть «вкусным»

На очередном занятии тренер Света попросила будущих танцовщиц «Рио» исполнить выученное за неделю, но при этом представить, что она – это клиент.


Когда мы закончили, тренер сдержанно попросила нас сесть на край подиума и принялась критиковать. Мы, как школьницы, втянув головы в плечи, молча слушали о себе правду: «Наташа! Если будешь так танцевать, клиент никогда не даст тебе чаевые! Ты бы мне хотя бы подмигнула!»


В «Рио» на подиуме одновременно выступают три девушки. Танцуя, они конкурируют между собой: мужчина даст больше чаевых той, которая будет обращать на него внимание, сможет чем-то заинтересовать. Выражаясь Светиными словами, танец должен быть «вкусным».


«Наташа, ты же не хочешь по 50 гривен за вечер зарабатывать, просто за старание?» – с укором сказала мне Света. Не зная, что ответить, я потупила глаза, как провинившийся ребенок.


По очереди всех отчихвостил, Света сказала, что бывают клиенты, которые готовы буквально «дарить деньги», они приходят сюда с желанием устроить себе праздник, отдохнуть, им не нужны на сцене роботы (мы), которые думают, как бы не сбиться в танце, – мужчины хотят видеть тут девушек, у которых внутри «бурлит жизнь», а в глазах «горит огонь».


Эти слова я воспринимала просто как рекомендацию, совет умудренной опытом наставницы. Но как же я ошибалась!

Приватные танцы как часть семейного бизнеса

Связь лидера партии УДАР и возможного кандидата в президенты Виталия Кличко с клубом «Рио» прослеживается легко. Боксер-политик живет в доме по Богдана Хмельницкого, 30/10, где расположен клуб, – Виталий и его брат Владимир владеют там роскошными апартаментами на верхних этажах (по документам, это квартиры 19 и 20), ради которых в 2001 году братья надстроили на здании два этажа мансарды.

В доме на ул. Хмельницкого, 30/10, братья Кличко живут по соседству с клубом «Рио»

В этом престижном доме Кличко поселился явно не случайно. В советские времена здесь располагался гастроном №9, директором которого работал Леонид Палатный – отец ближайшего соратника лидера УДАРА, народного депутата Артура Палатного. Вот что рассказывал сам Артур Леонидович в одном из интервью: «В 1996 году мы приватизировали это помещение... Позже сделали здесь один из первых ресторанов совместно с „Козырной картой“. Кличко мне тогда очень помогал».

Владельцем помещения бывшего гастронома стало основанное семьей Палатных ЗАО «Театральное». Ныне в этом доме располагаются несколько фирм, связанных с соратником Кличко. Одна из них – ООО «Игровые технологии», созданная, по данным Единого госреестра предприятий и организаций, в 2000 году тремя соучредителями – самим Артуром Палатным, Давидом Цифанским и Александром Булино. Последний является… дядей братьев Кличко по материнской линии. А «Игровые технологии», по информации справочника «Желтые страницы Киева» и других бизнес-каталогов, – это и есть расположенный по тому же адресу клуб «Рио». Получается, что близкий родственник Кличко – один из основателей стрип-заведения (как, впрочем, и ряда других фирм, входящих в бизнес-империю боксеров). Правда, несколько лет назад, примерно в одно время со стартом политической карьеры Виталия, его дядя вышел из состава учредителей неоднозначного бизнеса. Но ни для кого не секрет, что фактически клуб остается в орбите интересов семьи Кличко.


«Если тебе в трусики кладут по $100, потом очень сложно заставить себя работать»


Самая титулованная украинская танцовщица стриптиза Варда (Вардануш Мартиросян) утверждает, что сделать карьеру в этом бизнесе можно и не оказывая интимных услуг. Однако большинству девушек трудно устоять перед соблазном больших денег, которые проще заработать, если не ограничиваться танцами на сцене. «Для многих танцовщиц стриптиза основной заработок – это приватные танцы и консумация. Но это не для меня. Да, иногда мне бывало обидно, что другая девочка вышла, покрутилась у шеста и заработала в два раза больше, чем я. Но если ты станцуешь приват и тебе в трусики кладут по $100, потом очень трудно заставить себя много работать. Зато когда я победила в чемпионате по стриптизу, то смогла поднять гонорар за выступление и утереть нос другим девушкам», – рассказала Варда «Взгляду».


По словам танцовщицы, как-то ей предложили $50 тыс. за приватный танец (хотя поверить в такой астрономический гонорар сложно. – «Взгляд»), но она отказалась. «Красивыми девушками, которые танцуют стриптиз, часто восхищаются, осыпают их золотом, бриллиантами. Но я очень независимый человек и понимаю, что мужчины с деньгами забирают эту независимость, а я ею очень дорожу, поэтому просто избегаю таких мужчин», – уверяет Варда.  

 
На прошлой неделе мы опубликовали первую часть истории нашего корреспондента Натальи Литвиновой, которая месяц проработала стриптизершей в дорогом клубе «Рио», входящем в бизнес-империю братьев Кличко. Как выяснил «Взгляд», одним из основателей фирмы «Игровые технологии», владеющей клубом, был дядя Кличко Александр Булино, а сами братья-боксеры живут в том же доме, где расположено скандальное заведение. Сюда берут девушек с улицы, заманивая высокой зарплатой, однако потом выясняется, что заработать обещанные деньги они могут только при помощи интимных услуг для клиентов.

Скандал из-за фотографии

Из всего пережитого в первые дни показалось странным лишь собеседование с директором Александром: ему было совершенно неинтересно, есть ли у меня танцевальный опыт, не говоря уже о танцах на шесте.
Я все думала: девушек берут на хорошую зарплату, но при этом не интересуются навыками и способностями. Неужели берут всех подряд?


Второй момент, который меня удивил в беседе, – это уклончивый ответ Александра на вопрос о зарплате. В объявлении по поводу работы значилась сумма 10-15 тыс. грн – это же куча денег! Но он ответил так: деньги в бизнесе шальные...


Через несколько дней я забыла этот наш разговор, не зная, что нам снова предстоит встретиться. К тому же жизнь постепенно устаканилась: репетиции, тренировки. Все очень строго, девушкам даже не разрешают разговаривать друг с другом, перекинуться парой слов можно только в раздевалке.


Почему все так строго – неясно. Однако нашему хореографу Свете категорически не нравится, когда девушки общаются между собой. Как-то одна из новеньких попросила другую сфотографировать ее на пилоне – и получился страшный скандал. Света кричала, заставила стереть фото. Но все-таки она талантливый человек: всего за две недели сделала из нас настоящих танцовщиц. Я и сама в это не верила. А она повторяла: «Выпустить вас на сцену как можно быстрее – в первую очередь в моих же интересах».

Красивая жизнь

В нашей группе – 10 человек. Уже через две недели тренировок троих отобрали для дебюта на сцене. Приятная новость – первой отобрали меня. И еще девушку-студентку – тоненькую, с детским лицом, лет 18. Мы все думали, что она не пройдет, – постоянно опаздывала, так как приходила после учебы. Но движения ей давались легко, и Света это сразу заметила. Третья «победительница» – тоже студентка, хотя на вид ей лет 30. На шее – массивная золотая цепь, грудь, губы – сплошной силикон. Вначале она вообще ничего не умела, но очень быстро схватывала движения. Света почувствовала в ней большие способности.


А вот Марина, с которой мы успели подружиться, на сцену не попала. По крайней мере в первой партии. Она чуть не плакала, узнав эту новость. Марине 21 год, она тоже студентка – Национального педуниверситета им. Драгоманова. Она родом из Винницкой области, родители деньгами не помогают, вот и пашет как лошадь. Утром – пары в институте, шесть дней в неделю – тренировки в клубе, по вечерам – работа в «Макдональдсе». Она первая мне сказала: да, знаю, заработать здесь можно лишь проституцией. «Но у меня есть цель – накопить денег и купить машину, – откровенничает она. – А на квартиру я уже заработала – год собирала в Германии клубнику».


В клуб ей посоветовала прийти подруга, она же рассказала, как здесь устраиваются девушки. «Есть такие, что работают по 7-8 лет. Многие замужем, и мужья прекрасно знают, чем они занимаются, но их это вполне устраивает, – передает Марина слова подруги. – Зато ездят они на дорогих иномарках, прекрасно одеваются, отдыхают за границей... Красиво живут!»

Неудачный «приват»

Однако у Марины большая проблема – танцевать она не умеет. И уроки ей ничего не дают. Света над ней издевается, она вообще умеет довести до слез одной фразой. Однажды мне выпалила: «Наташа, ты танцуешь, как девственница!»


Такую претензию она мне высказала после очередного провала «экзамена» на приватный танец. «Приват» – это танец в закрытой кабинке. Остаешься один на один с гостями клуба, танцуешь две мелодии. Во время второй нужно снять трусики.


Но главное не это. Главное – клиента нужно завести. Быть страстной, покорной, нежной. Это главная задача. У меня это никак не получалось. Я уж было подумала, что вот он, лучший вариант привата в моем исполнении – и тут этот окрик.


От досады и разочарования у меня из глаз брызнули слезы.


«У тебя еще есть время сдать мне „приват“ завтра, а если не получится, будешь сдавать Руслану Валентиновичу (имя изменено), но ему – как положено: без трусов и лифчика!» – смягчилась Света.
У нее это всегда легко получалось – покричать и забыть. Я же весь вечер думала – кто такой этот Руслан Валентинович и как суметь его растрогать.


На следующий день оказалось, что это невысокий, очень худой, сутулящийся мужчина лет 37-ми, с черными как смоль волосами и проницательным взглядом. Он ежедневно приходил на наши тренировки. Мне раньше казалось, что он просто коротает в клубе время за чашкой кофе и сигаретой, в разговорах со Светой и директором. А оказалось, он и есть главный экзаменатор.


«Кто первой пойдет в комнату страха?» – оживленно спросила Света, когда утром следующего дня перед сценой замаячил знакомый силуэт. Не дождавшись ответа, тренер кивнула на меня.


Я робко пошла следом за Русланом Валентиновичем. Прежде чем зайти в комнату для «привата», я сделала глубокий вдох, чтобы не нервничать, но это не помогло.


Медленно ступая босиком по мягкому ковру, я подошла к нему почти вплотную, развернулась спиной, плавно наклонилась, и в таком же темпе начала подыматься вверх, поглаживая свои ноги с внутренней стороны снизу вверх. Почувствовав его руку на своем бедре, протестовать не стала, вспомнив слова хореографа о том, что во время «привата» телесный контакт с клиентом обязателен.


Танцевать мне откровенно не хотелось, но я себя заставляла, что Руслан Валентинович понял сразу:
– Наташа, ты, наверное, хорошо жила! – заявил он почти сразу.


Я недоуменно уставилась на него.
– Ты была замужем? – после каждого вопроса он пристально смотрел мне в глаза.
– Ну... был гражданский муж, – ответила я.
– И сколько он зарабатывал? – не унимался Руслан.
– Нормально зарабатывал... А при чем тут это?
– Вот видишь, Наташа, сказка закончилась! – резюмировал Руслан Владимирович и попросил меня сесть.
– Ты думаешь, я не чувствую, что ты сука? Ты только что надо мной издевалась, сейчас я над тобой буду издеваться...


Затаив дыхание, я молча сидела перед ним в одних трусах, а он продолжал:
– С таким характером, как у тебя, в стрипе ты много не заработаешь, у тебя не будет постоянных клиентов... Ты должна спрятать свою гордость и амбиции! Мужчины таких не любят.
– Может, мне музыка не нравится! – выпалила я, чтобы не молчать.
– А ты знаешь, что в «Мандарине» «приват» танцуют под живую музыку и под ту, которую захочет клиент? – парировал он.
– И под Михаила Круга? – наивно спросила я.
– И под «Два кусочка колбаски», – слегка улыбнувшись, ответил мой собеседник.


В ходе разговора мне удалось узнать, что передо мной сидит преподаватель хореографии одного из именитых столичных университетов, который уже более 10 лет в стрип-бизнесе.
– Наташа, в стрип приходят с целью зарабатывать деньги или чтобы найти себе жениха. Но жениха, как правило, никто не находит, поэтому, если хочешь зарабатывать, меняй свой характер, – заключил он.
Слушая его, я вспомнила сказанную хореографом Светой фразу: «Наташа, „приват“ нужно танцевать так, чтобы клиент захотел забрать тебя домой и заняться сексом!»


Но мне меньше всего хотелось, чтобы кто-то из клиентов меня забирал.
– Значит, у меня ничего не получится, – я улыбаюсь, пытаясь собрать все силы в кулак.


В конце концов вовсе не ради денег я здесь горбачусь, а хочу написать статью. Правда, какая же это будет статья, если я не попаду на сцену? И не станцую «приват» политикам, которые нередко заседают здесь по вечерам, после целого дня забот о благе народа и нравственном воспитании молодежи. Но даже ради успеха я не пойду по рукам... Правда, это значит, что успеха не будет, и от этой мысли мне опять невесело, я ухожу от Руслана Владимировича, пытаясь скрыть слезы. Но они, паскудные, текут между пальцами, которыми я прикрываю глаза...

Вместо послесловия

Теперь уже Марина утешает меня в раздевалке.
«А что ты думаешь, – говорит она и неловко пытается обнять. – Хочешь и в речке искупаться, и плавки не намочить? Здесь 150 девушек танцуют – и все (!) занимаются проституцией. Всего одна неприступная. Она просто танцует, но и то лишь потому, что деньги ей не нужны. Так что надо перебороть себя...»
Марина увлеченно передает слова подруги: за ночь можно заработать $150 – половину суммы, которую платит клиент, чтобы увезти понравившуюся девушку домой. Вторую половину забирает «Рио».
Девушка всегда может отказаться. Например, если клиент ей не понравился, или она боится, – никто заставлять не будет. Клиент сверх этих $150 может еще доплатить девушке – что-то вроде чаевых, уж как договоришься.


«И это безопасно! – продолжает Марина. – Администрация разрешает танцовщицам выезжать только с теми клиентами, которые здесь постоянно тусуются и девушек не обижают. Бояться, в общем, нечего. Текучка, правда, здесь большая, но совсем не из-за плохого обращения. Девушки устают, ищут другие возможности...»
«Неужели нельзя просто танцевать?»


В ответ Марина недоуменно улыбается. А в глазах ее можно прочитать: «Дура! Да мне бы твои способности, я б точно здесь не ломалась».


Понимаю, что продолжения разговора не будет. Собираю вещи, чтобы уйти. И забыть это место навсегда.
Но на пороге меня встречает администратор клуба. Она принесла три пары босоножек на 18-сантиметровом каблуке.
«Примерь... Тебе ж на сцену выходить...»


Хочу объяснить ей, что мне здешние порядки не нравятся. И что «приват» я не сдала. Но она только машет рукой: сдашь «приват», девочка. Все у тебя получится...
Понравившиеся босоножки мне жмут. А она:
«Не волнуйся, отдам на растяжку...»

Работодатели в стрипклубах – ловкие манипуляторы

Психолог Юлия Жаворонкова говорит, что в стрип идут за деньгами и сексуальным признанием


«Главная причина, по которой девушки идут в стрип-бизнес, – это, конечно, потребность в деньгах. Работодатель предлагает заработать быстро и много, при этом не конкретизируя, что именно придется делать. Стриптиз преподносится даже не как работа, а как возможность стать обеспеченной в молодом возрасте, – говорит психолог Международного женского правозащитного центра „Ла Страда Украина“ Юлия Жаворонкова. – Выглядит все вполне пристойно: танцы и ничего больше. Что скрывается за этой вывеской на самом деле, девушки узнают потом, когда первый этап вхождения в этот бизнес уже пройден.


Но есть в стриптизе девушки и другой категории: для них главный мотив – не деньги, а потребность доказать себе и окружающим свою ценность в сексуальном плане. Девушек такого типа работодатель убеждает в том, что „если ты будешь этим заниматься, то покажешь, что ты чего-то стоишь, будешь независимой“. Работодатели в таких заведениях обычно довольно тонко чувствуют, как лучше манипулировать людьми, кого „зацепить“ деньгами, а кого – ощущением собственной значимости, „власти“ над мужчинами. На самом же деле девушек просто используют как средство принесения дохода клубу».

«Крышуют» милиционеры

Геннадий Москаль, народный депутат, в прошлом – замминистра МВД
















Деятельность стрип-клубов практически не проверяется, сообщил «Взгляду» народный депутат, первый замглавы парламентского комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью Геннадий Москаль.


«Сутенеры должны нести ответственность за втягивание в проституцию. Но сегодня торговля людьми «крышуется» правоохранительными органами», – сказал он.


Ст. 303 Криминального кодекса (сутенерство) предусматривает наказание в виде 3-15 лет тюрьмы. Однако случаев привлечения к ответственности менеджеров или владельцев ночных клубов в столице пока не было.

Борделей нет – есть развлекательные заведения

Николай Жукович, руководитель пресс-службы УМВД в Киевской области


В Киевской области официального понятия «бордель» не существует в принципе, заявил «Взгляду» руководитель пресс-службы областного управления МВД Николай Жукович. «Но есть развлекательные заведения, куда периодически вызывают проституток для соответствующих развлечений. В Киевской области таких заведений 17. Мы их периодически проверяем. Практически мы все заведения проверяем, но эти 17 – на особом контроле. Это довольно престижные заведения, но какие – говорить не буду, чтобы не делать рекламу», – сказал он.


По данным пресс-службы, на сегодняшний день открыто 33 криминальных производства по ст. 303 УПК – «Сутенерство или втягивание лица в занятие проституцией». Составлено 96 административных протоколов за занятие проституцией. Объявлено 7 подозрений, и сейчас эти материалы находятся на рассмотрении судов.

Читать ТАКЖЕ:

Украина: еврейскую партию "УДАР" финансируют ЖИДЫ-ОЛИГАРХИ

Украина: Кличко - политическая ПРОСТИТУТКА, его партия "Удар" - очередное ГАВНО

Украина: экс-глава СБУ Наливайченко - тупой американский шпион (фоторепортаж)

ИноСМИ: Украина - это ЖУТКИЙ БАРДАК (фото)

Комментариев нет :

Отправить комментарий