среда, 26 марта 2014 г.

Россия: пришла "Русская весна" - всем врагам России КОНЕЦ. Над Вашингтоном будет водружён РУССКИЙ ФЛАГ

Путин и «русский вопрос»



Владимир Путин в своей крымской речи первым из руководителей РФ снял табу на слово «русский». Понимает ли он, что сделать это во внешней политике и запретить во внутренней невозможно? И какую Россию возрождает наш президент?
Об этом в авторской колонке для «Навигатора» пишет обозреватель информационного агентства «Росбалт»Виктор Ядуха.
…В без преувеличения исторической крымской речи Путина почти не звучало слово «россияне», зато слово «русские» было употреблено 24 раза. Такого не было ни разу не только за 23 года постсоветской истории, но и за 40 предшествующих советских лет. Что же произошло?
Быть Путиным сегодня – это, помимо всего прочего, значит не иметь выбора. Президент РФ искренне убежден, что, не присоедини он Крым, там окопалось бы НАТО. Что обозначить фронтир было жизненно необходимо: больше уступать Россия не может. И что, не заяви он о проблеме «самого большого в мире разделенного народа» на высшем уровне — было бы невозможно совершить геополитический рывок, опираясь на волеизъявление крымчан.
Да, это была чистая геополитика. Защита русских в Крыму и на юго-востоке Украины вряд ли является главной целью Кремля. Но русские рады и этому. И даже не потому, что их притесняют. Они понимают и чувствуют, что способны сохраниться как общность только в рамках своего государства. Они действительно, во всех смыслах, вернулись домой.
Есть и другие причины путинского обращения к русскости.
Бросив столь явный вызов Pax Americana, Путин обрек страну на серьезные испытания, а в такие моменты, как показала речь Сталина в 1942 году, правители России склонны уходить от текущей конъюнктуры и апеллировать к национальным архетипам. И, судя по скакнувшему рейтингу президента, русские готовы жертвовать удобствами ради высших ценностей и смыслов.
Еще одна причина – традиционная для русских царей опора на низы в борьбе с боярами, роль которых сегодня играет офшорная аристократия. В условиях западных санкций борьба эта обещает быть особенно острой. Добровольная «национализация элит» провалилась — значит, будет принудительная. Именно поэтому в пакете с присоединением Крыма у Путина идет деофшоризация. И русские ее горячо приветствует.
Однако, расколдовав их, президент пошел на риск. Это вовсе не риск поссориться с либеральной фрондой: показав кулак непосредственно Америке, российский лидер может уже не делать поправок на ее местный фанклуб. Это риск оказаться между Сциллой русского национализма и Харибдой страха перед сепаратизмом этнических окраин.
Судя по новостям, в Кремле этого страха нет. Вслед за Рогозиным возвышается Глазьев, в анамнезе у которого – те же «Родина» и Конгресс русских общин. Зачищаются прозападные СМИ. Президент на РСПП ставит бизнесу ультиматум: Отечество или деньги. ФМС, которую вечно мотало между либеральной и патриотической «башнями», рапортует: въезд в Россию запрещен аж 1,5 млн гастарбайтерам. Мало того, в Москве уже начали появляться дворники славянской внешности.
«Все, что строило поколение с 91 года, сметено», — сокрушаются либералы. «Мы что, спим?», —изумляются националисты. Но это вряд ли национализм. А если даже и он –  то это явно национализм имперского, а не сепаратистского толка; национализм Проханова, воспевающего пассионарность воюющих с имаратом дагестанцев, а не национализм Крылова, Тора и Белова, которые «хватит кормить Кавказ».
Тем не менее, бутылка с джинном открыта, и появившийся дымок ставит перед нами несколько весьма непраздных вопросов.
Понимает ли Путин, что разрешить русских во внешней политике и запретить во внутренней вряд ли получится? Что вряд ли получится спрятать их в ножны после украинской кампании: разбуженные массы не поймут, да и альтернативы нет?
Значит ли это, что президент РФ, чей крымский спич стал отрицанием национальной политики большевиков, воссоздает дореволюционную Россию? Ту самую, где интеграция меньшинств строилась на основе «принятия в русские»?
Отдает ли Путин себе отчет, что для этого русская идентичность должна стать привлекательнее, чем есть? И что блестящая хирургическая операция по возвращению Крыма – необходимое, но не достаточное условие для ее капремонта?
Поживем — увидим.
Примечательно, что вместе с русскими крымская кампания расколдовала и евреев. Последние полвека ведь как было? Говоришь «русский» вместо «советский» или «российский» — наверняка шовинист. Говоришь «еврей» без пиетета и не будучи оным – антисемит.  «Ну, произнесите вы уже, произнесите это слово!», —дразнил Квачкова Пархоменко на «Эхе Москвы», прекрасно понимая, что оппонент промолчит.
И вот, дожили: Доренко на всю страну удивляется, отчего это московские евреи так солидарны с галичанами, которые «с наслаждением резали» их соплеменников «во все века». Недобро так удивляется. А отнюдь не маргинальные кремлевские пиарщики покатываются со смеху, цитируя покаянные «крымские» письма Рубинштейна и Гиммельфарба: «Евреи просят прощения у украинцев за то, что они русские». В обоих случаях еще недавно табуированные слова с выражением смакуют.
Я не знаю, пойдет ли на пользу России эта «новая искренность». И я могу лишь догадываться, почему после Второй мировой войны, где русские спасли миллионы евреев, столь многие из них оказались противниками советского проекта — который сами же ковали в 20-х и страх перед возрождением которого явно лежит в основе неприятия крымских событий. Но вы припоминаете на своем веку что-нибудь подобное? Я нет.
Как бы там ни было, «русский» сегодня – это уже не маргинальная калька с «российского». Едва ли кто-то усомнится теперь, что русские, сам факт существования которых ставился под вопрос не только на Украине,но и в России, реальны. Надо просто понять, что русские – это народ, который невозможен без государства. 23 года его у русских не было, и это дало повод в них сомневаться. Но вот оно пришло, неважно зачем, и мир убедился, что русские есть. Да что там мир – они сами убедились, что еще живы. Именно это и называют сегодня «Русской весной».

Сломает ли Путин западный сценарий

События на Украине и вокруг Крыма – «пыль» от долгоиграющего проекта по устранению России как единственного барьера на пути североатлантических элит к мировому господству, считает Андрей Фурсов, директор Центра русских исследований Московского гуманитарного университета, директор Института системно-стратегического анализа, академик International Academy of Science (Инсбрук, Австрия), главный редактор журнала «Востоковедение и африканистика», участник «Изборского клуба», ответивший на вопросы читателей и редакции Znak.com. 


«Программа-максимум – та же, что при создании немецкого нацистского рейха»



- Андрей Ильич, главный геополитический вопрос на сегодня для российской геополитики — это Украина. Давайте начнем разговор с разбора этой ситуации. Что там произошло?



- Ситуацию на Украине я бы поставил в один ряд с ситуацией в Сирии. Причем если по сирийскому вопросу в мировой капиталистической верхушке были разногласия – имелась влиятельная группировка, не желавшая эскалации конфликта в Сирии и превращения его в региональную войну, - то по украинскому вопросу Запад выступил единым целым. 



При этом ясно, что экономически Украина североатлантическим элитам сто лет не нужна, им нужно геополитически оторвать Украину от России, превратив ее в антироссийский плацдарм.



Курс на отрыв Украины от России – давний геополитический «проект» Запада в целом – немцев, британцев, американцев. У нас часто цитируют слова Збигнева Бжезинского о том, что без присоединения Украины России не суждено вернуть статус великой державы. «Лонг Збиг» ошибается: Россия и без Украины может вернуть этот статус, только это будет труднее и займет больше времени. Но главное в том, что Бжезинский не оригинален, он повторяет слова немецкого генерала Пауля Рорбаха, который в начале ХХ века предрек: чтобы исключить опасность со стороны России для Европы и прежде всего для Германии, необходимо полностью оторвать Украинскую Россию от России Московской. 



Обратим внимание на то, что для немецкого генерала и Украина, и Московия – это всё Россия и он говорит о необходимости вызвать внутрироссийский раскол. В этом плане он развивает идеи немецких политиков последней трети XIX века, в частности Бисмарка, которые не только настаивали на необходимости такого раскола, но и предлагали конкретные средства решения этой задачи.



В частности, они подчеркивали необходимость противопоставить Украину России, стравить их народы, для чего необходимо вырастить среди самих же русских украинцев людей с сознанием, измененным до такой степени, что они станут ненавидеть все русское. 



Таким образом, речь шла о психоисторической спецоперации, информационно-психологической диверсии, цель которой – создание славян-русофобов как психокультурного типа и политической силы. Эдаких орков на службе западных саруманов. Они-то и должны были оторвать Украину от России и противопоставить ее последнюю как «антирусскую Русь», как «свободную и демократическую» альтернативу империи. 



Оформлено все это было, в частности, галицийским проектом, над которым активно работали сначала разведки Австро-Венгрии и кайзеровской Германии, затем Третьего рейха, во второй половине ХХ века и до наших дней – ЦРУ и БНД.



После «оранжевой революции» Западу казалось, что задача будет решена – не вышло. К концу 2013 года тоже казалось, что задача вот-вот будет решена, что евросоюзовский хомут уже на шее Януковича и Украины. Но свою роль сыграла позиция России (а возможно, и Китая), и Янукович, решив сыграть какую-то свою гешефтную игру, взбрыкнул. В этот момент Запад списал, во-первых, Януковича, во-вторых, мирный, «оранжевый» путь отрыва Украины от России, сделав ставку на бандеровцев, на украинских неонацистов-русофобов, продукт той самой психоисторической операции, которую немцы начали готовить полтора века назад, затем во время Второй мировой войны эстафету подхватили нацисты, создав дивизию СС «Галичина», а с 1990-х годов в работу включились наследники Третьего рейха по созданию нового мирового порядка (какое совпадение терминологии!) - американцы.



В нынешней ситуации с Украиной США и Евросоюз ярко и не стесняясь продемонстрировали и лицемерие, и двойные стандарты, и русофобию. Только этой последней можно объяснить их более чем «толерантное» отношение к украинским нацистам, маршировавшим по улицам Киева, к раздававшимся в городе эсэсовским маршам. Логика проста: если нацисты на Украине (как и в Прибалтике) против России, то пусть. Впрочем, американцам не привыкать: в 1945–1946 годах они при активном содействии русофобского Ватикана сделали все, чтобы, выведя из-под удара нацистов (в том числе явных военных преступников), перебросить их в США или Латинскую Америку и активно использовать их против СССР. Украинские события – это наглядный опыт, с кем мы имеем дело.



"Противопоставить Украину России, стравить их народы, для чего вырастить среди русских украинцев людей, которые станут ненавидеть все русское"



- А с кем, можно поточнее?



- 19–21 февраля в Киеве произошел неонацистско-бандеровский переворот, инспирированный коллективным Западом, и прежде всего США. 



Именно американцы, использовав тупость и жадность Януковича и его окружения, изменили ситуацию, остановив в зародыше антитеррористическую операцию украинских властей. Если бы она началась, то с Майданом было бы покончено – он и так уже отступал. Но вышло так, как вышло. Сказались долгие годы работы спецслужб США с украинской верхушкой, хранящей деньги в американских банках, СБУ, бандеровским подпольем, которое было активизировано, а в значительной степени воссоздано. 



Показательно, что в течение двух решающих суток спикером рады «работал» посол США, диктовавший условия верхушке «нэзалэжной». Хотя о какой «нэзалэжности» можно говорить? Квазигосударство Украина и так находилось в большой степени под внешним управлением, а здесь оно было продемонстрировано откровенно, цинично и нагло. Всем показали, кто в доме хозяин, кто рулит событиями – в раде и на Майдане, чья злая воля направляет неонацистских отморозков. Февральский американо-бандеровский переворот может существенно изменить геополитическую ситуацию в Восточной Европе, Евразии и мире.



- Но разве нет в киевском протесте реального недовольства режимом Януковича?



- Клан Януковича, безусловно, мафиозно-олигархический. Но Запад и прозападные силы на Украине лишь использовали в своих целях естественное недовольство жителей Украины, прежде всего Киева.



- Каковы их цели?



- Программа-минимум - создание Западом славянского неонацистско-бандеровского рейха – постоянное давление на Россию, провоцирование ее различными способами, включая диверсии, а в случае адекватного ответа – тиражирование в мировых СМИ образа «свободной демократической Украины», которую якобы давит стремящаяся к восстановлению империи Россия; короче говоря, маленькая Украина – жертва большой России, по отработанной в Югославии схеме: «бедные албанцы – жертвы злых сербов».



Программа-максимум – та же, что в 1930-е годы при создании немецкого нацистского рейха: создание силы, которая в случае необходимости для Запада возьмет на себя решающую часть войны с Россией и максимально измотает ее, при этом самоуничтожившись. 



Иными словами, окончательное решение славянского/русского вопроса силами самих славян/русских с последующим разделом России/Северной Евразии и присвоением ее ресурсов и пространства. При этом надо помнить: нынешний отрыв Украины от России планируется как отрыв-противопоставление для давления на Россию или нанесения удара по ней силами неонацистско-бандеровского режима.



Это, помимо прочего (а «прочее» это имеет место быть: борьба в американской верхушке, ситуация Обамы после жухлого для него 2013 года, американо-германские проблемы, китайские игры в Восточной Европе и так далее), ответ США на действия России в 2013 году. Похоже, они, по крайней мере данная администрация и кланы, стоящие за ней, которым надо спасать лицо перед своими хозяевами, переходят к активным действиям: через два года выборы, а демократам не хочется покидать Белый дом, и Обаме придется потрудиться на нового, теперь уже белого президента. Кто это будет – мадам Клинтон, которая еще в декабре 2012 года бесилась по поводу Таможенного союза и, усматривая в нем ресоветизацию постсоветского пространства, заявляла, что США будут всячески противодействовать этому, Байден или еще кто-то – неважно. Важно, что от этого сегмента американской верхушки ничего хорошего России ожидать не следует, а вот атака возможна.



Но, как говорили герои фильма «Чапаев» об атаке противника: «Психическая? Ну хрен с ней, давай психическую». Гладко было на бумаге. История – дама коварная, достаточно вспомнить, как и чем кончали те, кто стремился к окончательному решению русского вопроса. Это не говоря о том, что есть восток и юго-восток Украины.



"Партия за Украину бездарно проиграна. Наши послы проворачивали с украинскими олигархами свои гешефты, начисто забыв о том, что есть прорусское население"



- Вы не сгущаете краски?



- Мне бы очень хотелось ошибиться, чтобы оказалось – сгущаю. Однако я очень давно изучаю мировую борьбу за власть, информацию и ресурсы, анализирую целеполагание и деятельность североатлантических элит. 



Повторю, что Россия даже в ее нынешнем состоянии – до сих пор единственное препятствие на их пути к мировому господству. 



Поэтому-то один из последних начальников советской разведки Леонид Шебаршин заметил: Западу от России нужно одно – чтобы ее не было. Стратегически, геоисторически - не было. 


А для организации небытия нужен таран – как когда-то Гитлер. Поэтому наш бронепоезд должен всегда быть на запасном пути: предупрежден – значит вооружен. И лучше сгустить краски и ошибиться, чем допустить повторение «22 июня 1941 года», тем более североатлантические элиты – противник намного более серьезный, чем Гитлер с его Третьим рейхом, оказавшимся к тому же один на один почти со всем миром. 

Сегодня один на один почти со всем миром – мы, тем более что РФ – не СССР ни по экономическому потенциалу, ни – главное – по качеству человеческого материала.



- Как вы видите Украину после падения режима Януковича? 



- Руины. Ничего другого быть не может. Частично уничтоженное, частично подавленное, частично изгнанное русское население. 



Разрушенная промышленность, скупленная Западом и отчасти китайцами земля. Хотя я допускаю, что в дальнейшем теоретически возможно возмущение и свержение бандеровского режима. Но трудно свергнуть режим, за которым стоит Запад. Такое было возможно, когда в мире существовал СССР – вторая сверхдержава, которая могла поддержать слабых мира сего в их борьбе против сильных, против буржуинской железной пяты. 



Более вероятен другой вариант: режим и Запад постараются направить социальную ярость низов на восточного соседа, определив его в качестве источника всех бед, причинами которых якобы являются «гнет российской империи», «советский тоталитаризм» и т.п. 


К сожалению, партия за Украину бездарно проиграна. Наши послы работали с украинскими олигархами, проворачивая свои гешефты, начисто забыв о том, что есть народ, население, в том числе прорусское – доллар мутит разум, в то время как Запад работал и с олигархами, и с наиболее активными антирусскими силами, слоями, группами. Эти группы и оказались тем джокером, которыми Запад перебил якобы пророссийских олигархов и их ставленника с уголовным прошлым.



Впрочем, повторю: история дама коварная и все может пойти по-другому. Будущее не предопределено, оно становится в борьбе, столкновении воль и сил, а потому зависит и от нас, от наших действий. Проигрыш партии – не проигрыш матча, матч не окончен. Но чтобы его выиграть или хотя бы не проиграть, надо проделать безжалостную работу над ошибками и навести порядок у себя дома. Проигрыш «украинской партии» есть результат наших внутренних проблем, внутреннего неустроения. 



"Заканчивается эпоха, стартовавшая в 1991 году провокацией августовского путча и предательским беловежским сговором. Начинается какое-то другое время" 



- Вы говорите: партия за Украину проиграна. А как же российские войска на территории Крыма?



- Решение российских властей, и прежде всего Путина, полностью ломает сценарий развития неонацистско-бандеровского переворота/мятежа на Украине, инспирированного Западом, и прежде всего США. В этом плане можно сказать, что «лицо» «Саши Белого» – это оборотный лик президента Обамы и вообще всех на Западе, кто науськивал неонацистов на захват власти. Захватив власть в Киеве, экстремисты, с ходу запретившие употребление русского языка, планировали, собравшись с силами и имея поддержку Запада, поставить на колени русский восток и юго-восток. 



Однако оказалось, что у этих регионов есть поддержка – и серьезная, это Россия. Оказалось, что на пути геноцида русского населения неонацистами встала страна, однажды уже разгромившая нацизм.



Подавление востока и юго-востока (оно происходило бы по той же схеме, по которой давили сербов, только место действовавших под натовским щитом албанцев заняли бы «западенцы») жизненно необходимо североатлантической верхушке – ей нужна вся Украина, а не только ее западная часть. Эта часть сама по себе бессмысленна и годится разве что на роль второго Косова. 



Поэтому позиция России так взбесила западную верхушку, которая, однако, вряд ли сможет сделать что-то действительно серьезное, кроме мотания нервов, провокаций, подлянок и т.п. В том, что говорят Обама и К°, сквозит бессильная злоба. Они бы хотели, чтобы Россия безучастно наблюдала за тем, как будет гнобить русских, как будут формировать неонацистский славянский рейх на ее западной границе. 



Показательно, что подавляющая масса населения России активно поддерживает решение руководства страны. Подавляющая – за исключением маленькой, но горластой группки, а именно «пятой колонны», которая сразу же зашипела.



Вообще нынешняя ситуация на Украине и вокруг нее особенно хорошо выявляет «пятую колонну» – и ее подлость, и ее интеллектуальное и профессиональное убожество. 



Вот прорезался эксперт из Фонда Карнеги и заверещал, что все это напоминает ему ввод войск в Афганистан. Но при чем здесь Афганистан? Что, в Афганистане в канун ввода советских войск произошел нацистско-бандеровский переворот и начались гонения на русских? Что, в Афганистане проживали граждане России (тогда – СССР)? Где логика? Но, по-видимому, для эксперта главное не логика, главное, чтобы американские хозяева услышали – каркнул вовремя, «во все воронье горло». Хотя на месте хозяев я бы такой обслуге зарплату сократил бы – разве можно так тупо защищать интересы тех, кто тебя нанял? Изящнее надо, тщательнéе. 



Это вообще проблема «пятоколонников». Слушаешь их аргументацию и задаешься вопросом: они настолько непрофессиональны или мы имеем дело с элементарным слабоумием? 


А еще вопрос: почему до сих пор обретаются в нашей стране структуры типа Фонда Карнеги? Почему вольготно ощущает себя у нас агентура чужого влияния? Хорошо, что они в основном работают грубо и контрпродуктивно, однако ведь дело в принципе. 

Но вернемся к прорезавшимся. Вот вышедший в тираж певец. Радостно сообщает, что на Украине наша армия обделается как в Чехословакии. Болезный, книжки почитай, если не разучился. Советская армия установила контроль над Чехословакией (третья по силе армия в Европе после СССР и ГДР) за 36 часов при минимальных потерях – своих и местного населения. Эту операцию как модельную изучали в натовских штабах. 

Нынешняя кризисная ситуация властно требует отсечь «пятую колонну» от СМИ; необходимо поставить жесткий политико-правовой заслон ее деятельности. И не обращать внимания на лицемерные стенания тех, кто залил кровью Югославию, Ирак, Ливию, многие другие страны и готов залить кровью Украину.



Вообще Запад чем дальше, тем больше заботит ситуация в России на постсоветском пространстве. У них мало своих проблем? 



Так, может быть, надо, чтобы они появились? Почему Запад безнаказанно работает в нашей зоне? Почему бы нам не начать делать то, что делал Советский Союз, активно работая в чужих зонах? Тем более что уязвимых мест там хватает. 



В любом случае украинский кризис, спровоцированный Западом на фоне недовольства населения режимом Януковича, – веха в истории Европы, Евразии и международных отношений. 


Заканчивается эпоха, стартовавшая в 1991 году провокацией августовского путча и предательским беловежским сговором. Начинается какое-то другое время. От времени нельзя убежать – да и не надо. Время надо встречать в лоб. И уж тем более надо защищать своих, биться, как сказал бы Александр Невский, «за други своя». В данном случае это не только «за други», но и за себя – за русское самостояние в истории. 



«Серьезнейшие проблемы наднациональной и американской верхушки может решить только большая война»



- Какие вызовы в самой России вы видите на ближайшие годы? 



- Главный вызов для России – это системная коррупция государственно-олигархического строя. И устранить ее можно, только устранив олигархический сегмент. Строй этот – весьма неустойчивая конструкция, и он либо превратится в индивидуальную диктатуру с опорой на массы, либо выродится в клику, хунту с неизбежным распадом страны. 



Именно коррупционно-олигархическая (олигархическо-коррупционная) составляющая создает внутренние проблемы и ослабляет государство, делая его уязвимым извне. 



Уязвимость извне у нас со всех сторон. 


На западе это НАТО, хозяева которого – североатлантические элиты – по-видимому, стремятся оформить на Украине бандеровско-неонацистский режим, нацеленный против России. 

На юге (Кавказ, Средняя Азия) это исламистские радикалы и их опять же западные хозяева – наднациональные структуры мирового согласования и управления. Эти структуры (пункт прописки на данный момент – США) являются главным противником России, которая с ее ядерным оружием до сих пор представляет собой единственное препятствие на их пути к полному мировому господству. 

Возможно, они попытаются решить окончательно русский вопрос, спровоцировав внутриславянскую, внутрирусскую войну. Это, думаю, одна из вероятных долгосрочных целей того, что в эти дни происходит на Украине, которую готовят на роль антироссийского плацдарма.



"Аккурат в 2017 году, к столетию Октября, будет проедено советское наследие и перед властью станет выбор средств и фундамента для рывка" 



- Можно ли найти в русской истории параллели нынешнему периоду?



- Проведение исторических аналогий – штука рискованная, история никогда не повторяется полностью. Как заметил Гегель, аналогии бывают поверхностные и содержательные. 



Содержательные аналогии суть такие, в основе которых лежит теория – естественно, серьезная. Поэтому здесь я ограничусь такими аналогиями, в основу которых может быть положена солидная теория. Разумеется, саму теорию я здесь излагать не стану – на это нужно много времени и места. Но кратко изложу свою точку зрения.



Во-первых. В плане внутриполитической РФ, реальность которой характеризуется социальной поляризацией, коррупцией, кричащим, нагло-демонстративным богатством с одной стороны и бедностью с другой, напоминает Россию 1915–16 годов. 



Во-вторых, по ряду параметров РФ напоминает СССР в ту пору, когда он шел к своему финалу, когда определенная часть номенклатурной верхушки и спецслужб боролась за то, чтобы сменить строй и таким образом спрятать в воду концы своей коррупционной и антигосударственной деятельности в 1970–80-е годы. 



В-третьих, ситуация нынешней центральной власти в РФ напоминает мне Московское царство в канун введения опричнины. Центроверху всерьез грозит полная олигархизация власти, подмена одного главного начальника «коллективным начальником», который, несомненно, договорится с Западом о сдаче ему страны на тех или иных условиях (как это только что произошло на Украине, политическая форма – любая; например, замена президентской республики парламентской) со сдачей Западу персонификаторов центроверха и народа в придачу. Иван Грозный пресек тенденцию к олигархизации с помощью опричнины, которая стала эмбрионом самодержавия.



Еще в одном отношении нынешняя ситуация чем-то напоминает 1564-65 годы и одновременно 1929-й. Дело в следующем. 



В России всегда создавался относительно небольшой по объему совокупный общественный продукт; вещественной субстанции, будь то сельскохозяйственная или промышленная, всегда было мало. Вследствие этого поворотными моментами в русской истории становились такие, когда проедалось наследие предыдущей эпохи, предыдущей системы, и вставал выбор, на основе чего, с опорой на какие слои делать рывок. 



До конца текущего десятилетия, возможно, аккурат в 2017 году, к столетию Октября, будет проедено советское наследие и в очередной раз перед властью станет выбор средств и фундамента для рывка. 


В 1565 и 1929 годах был сделан антиолигархический, национально-ориентированный выбор. Как будет теперь – посмотрим. Это что касается исторических аналогий по внутриполитическим и внутриэкономическим делам.



- А что касается внешнеполитических? 



- Что касается внешнеполитических аналогий, то нынешняя ситуация напоминает мне одновременно годы перед Крымской и Второй мировой войнами. 



В последнем случае это и мировые кризисы с тяжелыми последствиями, и тяжелейшая экономическая ситуация США. В конце 1930-х годов американскую капиталистическую верхушку от передела собственности в пользу середины и низа могла спасти только мировая война. К концу 1930-х годов провалился разрекламированный «новый курс» Франклина Рузвельта – верного слуги крупных американских плутократов, которого кое-кто до сих пор считает борцом с ними, и США двинулись к войне; их целью в ней был не столько разгром Германии (с ней при ее потенциале и так все было ясно) и Японии, сколько подрыв главного соперника – Британской империи. Сегодня многие серьезнейшие проблемы очень важного сегмента наднациональной и прежде всего американской верхушки тоже может решить только большая война.



Далее. С 1929 года британцы (в кооперации с частью американской верхушки) вели к власти Гитлера, нацистов, создавали немецкий Третий рейх, который должен был сокрушить СССР. 



Сегодня американцы (в кооперации с частью британской и западноевропейской верхушки) пытаются создать на Украине славянский неонацистский (бандеровский) рейх, СС – «Галичину» размером с целую страну, славянское антирусское государство, которое можно бросить на РФ. 



Или – программа-минимум – с помощью которого можно эффективно давить на РФ, много эффективнее, чем с помощью исламистов. 


Другое дело, что эти планы могут сорваться, не осуществиться – и надо сделать все для этого, но то, что они есть, у меня сомнений не вызывает.



Аналогия с периодом, предшествующим Крымской войне, заключается в следующем. 



С 1830-х годов британцы запустили информационно-психологический проект «русофобия». Его целью было настроить Европу, европейское общественное мнение против России, представив нашу страну – победительницу Наполеона и главного противника Альбиона в Евразии - в тотально негативном свете: Россия как средоточие всего плохого и источник всех зол – от мелких до крупных. Кампания продлилась почти четверть века и принесла успех: в начале 1850-х годов на основе этой кампании Великобритания создала общеевропейскую антироссийскую коалицию, которая нанесла поражение России в Крымской войне. Широкомасштабная и систематическая антироссийская кампания в европейской прессе была информационной, «холодной» подготовкой к горячей войне, и когда всех европейцев убедили, что Россия – плохая страна, не заслуживающая мира и снисхождения, оставалось делом техники спровоцировать Россию на войну, что и было сделано с помощью Турции.



Если взглянуть на то, что пишут и показывают СМИ США и Западной Европы о России в последние несколько лет, то со всей очевидностью можно сказать: против России ведется широкомасштабная систематическая агрессивная информационная война – собственно, многие высокопоставленные чиновники США не скрывают ни этого, ни вражды к России. Информационные удары сыпятся на все – от крупных и серьезных вещей до мелочей, значение которых раздувают до гигантских размеров – от позиции России по Сирии до бесноватых девок из «Pussy Riot». А по Олимпиаде ухитрились прицепиться даже к золотой медали фигуристки Аделины Сотниковой. 



Иными словами, идет тотальный информационный обстрел, который должен убедить западного обывателя: Россия плохая, никчемная, недемократичная, нетолерантная страна, представляющая (из-за наличия ядерного оружия) угрозу «свободному западному миру». А следовательно…



То, что я знаю по истории России, Запада, международных отношений и информационных войн, позволяет сделать однозначный вывод: сегодня, как и в канун Крымской войны, против России ведется такая информационная война, которая в случае необходимости должна будет оправдать нанесение по России удара, вторжение в Россию. Только в качестве провоцирующего фактора, по всей вероятности, предполагают использовать уже не Турцию, а славянское же государство, стравив уже не турок и русских, не немцев и русских, а славян со славянами, украинских русских с московскими русскими. Так что аналогии и параллели, увы, неутешительные.



"Это ответ Запада России на ее независимую позицию в 2013 году. Так сказать, «империя наносит ответный удар»



- Тогда почему Путин так уверенно вел себя в прошлом году? 



- В целом международная конъюнктура 2013 года благоприятствовала успеху действий Владимира Путина по сирийским делам и делу Сноудена, а краткосрочно отчасти по украинской линии. 



Но, если вы обратили внимание, я подчеркнул: ни в Сирии, ни на Украине ничего не закончилось. Асада постараются дожать тем или иным способом – не в лоб, так в обход. Ну а на Украине – кто не слеп, тот видит, что происходит. Хотя Запад, и прежде всего США, планировали и готовили в течение двух десятков лет то, что произошло там сегодня, это «сегодня» - ответ Запада России на ее относительно успешные действия, а главное, на ее независимую позицию в 2013 году и особенно за нежелание позволить Западу оторвать Украину от России. Так сказать, «Empirest rikes back» – «Империя наносит ответный удар».



Вообще оценивать те или иные краткосрочные события как успех или неуспех дело сложное. Французский историк Фернан Бродель писал: «События – это пыль», имея в виду то, что смысл того или иного события можно понять только в среднесрочной (как минимум) временнóй и – добавлю я – в более широкой пространственной перспективе. 



А один из крупнейших историков ХХ века британец Эрик Хобсбаум вообще считал, что факт трудно рассматривать вне контекста следующих двухсот лет. 



Это, пожалуй, перебор, но несомненно одно: понимание того или иного события возможно лишь в более широком причинно-следственном контексте. Поэтому-то так сложно анализировать текущую реальность – нужно одновременно связывать ее с тенденциями прошлого, занимаясь исторической комбинаторикой, и одновременно просчитывать будущие тенденции, стягивая те и другие в миг-вечность настоящего. 


В сухом остатке: то, что в 2013 году могло видеться успехом, в более продленной исторической перспективе может оказаться провалом или серьезной проблемой – «нам не дано предугадать, как слово наше отзовется», писал Федор Тютчев). А еще позже вновь может обернуться успехом.



- Какова влиятельность правительства в политической системе РФ? И как можно объяснить противоречие между политикой Путина с его апелляцией к державности и патриотизму, с одной стороны, и с откровенной либеральной политикой в экономике — с другой? 



- Действительно, правительство РФ во главе с Дмитрием Медведевым проводит все тот же приватизационно-неолиберальный курс, что и раньше. Бóльшая часть кабинета – сторонники либеральной модели экономики, той самой, которая разрушает хозяйство РФ, а мировую экономику завела в тупик и кризис. В мире кризисом 2007–2009 годов, по сути, завершилась эпоха неолиберальной контрреволюции (1980–2010 гг.) и начинает набирать силу антилиберальный курс, в противоречии с которым продолжает развиваться деятельность российских неолибералов, их курс.



Противоречие заложено между экономическим курсом и специализацией в международном разделении труда, с одной стороны, и внешнеполитическим курсом, персонификатором которого выступает Владимир Путин, с другой. 



Курс нынешнего правительства, вопреки его собственным заявлениям, консервирует сырьевую специализацию РФ в мировой системе, а следовательно – зависимость от хозяев этой системы, грозящую полной утратой суверенитета; более того, этот курс (разгром образования и науки под видом их реформы) лишает РФ конкурентоспособности на мировой арене в будущем. 



Противоречие между статусом великой державы или мощной региональной державы и сырьевой специализацией не может длиться вечно, оно должно разрешиться либо в одну сторону (утрата державного статуса, а вместе с ним значительной части суверенитета, а то и просто крах с закреплением зависимо-сырьевого статуса), либо в другую (переход от сырьевой специализации, не способной обеспечить реальный и значимый державный статус, к передовым развито-промышленным формам). 


Указанное противоречие приобрело остроту в России в начале ХХ века и в СССР на рубеже 1970–1980-х годов и погубило обе эти властные структуры русской истории. 

Аналогичным образом обстоит дело и сейчас, и угроза гибели/распада РФ – это не из области нереального, тем более что и внутри страны, и вне ее имеются силы, весьма заинтересованные в этом. Так что будем бдительны и готовы максимально жестко пресечь любую попытку нарушить нашу государственную целостность.



Поскольку в России власть всегда персонализована, что бы ни делало правительство, главная ответственность всегда лежит на Первом Лице, как бы оно ни называлось – царь, генеральный секретарь КПСС или президент; оно отвечает за все, с него и спрос. Отсюда – недовольство значительной части населения, проголосовавшей за Путина в 2012 году. На это работает и спад экономического роста РФ, который приобретает угрожающий характер и – на фоне системной коррупции и экономического курса правительства – увеличивает социальное недовольство властью. 



Опасность здесь заключается в том, что противники России (именно исторической России, как бы она ни называлась, а не просто РФ) и их «пятая колонна» внутри страны под видом борьбы с коррупцией, олигархией и конкретным режимом постараются снести российскую государственность как таковую, чтобы навсегда подсечь Россию. 



Нужно хорошо помнить, под какие лозунги валили СССР: борьба с привилегиями номенклатуры, за демократию и т.п. 


То, что пришло после 1991 года, не имеет никакого отношения к демократии, ну а привилегии и богатство постсоветской верхушки, ограбившей население страны, выросли так, как советской номенклатуре и не снилось, тогда как бедность, нищета и небезопасность существования большого числа людей достигли уровня, непредставимого в СССР.



Маркс и Энгельс заметили по поводу европейской революции 1848 года: теперь мы знаем, какую роль в революциях играет глупость и как негодяи могут ее использовать. Мораль: надо помнить 1991 год и не совершать глупость второй раз, не наступать на грабли, которые активно подсовывают те, кто пытается представить себя истинными борцами с коррупцией, распил-экономикой и олигархами. 



Но почему-то именно олигархи и заинтересованный в сохранении в России олигархического строя, но в виде слабой капиталистической республики парламентского типа, а не ограничивающего олигархов сильного государства (пусть и со многими родовыми пятнами олигархии), поддерживают этих «борцов».



"Противоречие заложено между экономическим курсом, специализацией в международном разделении труда - и внешнеполитическим курсом Путина"



- Так что же делать Путину, если за все ошибки правительства он расплачивается своим авторитетом?



- Задача центральной власти в такой ситуации – свернуть неолиберальный курс и приступить к реализации антилиберальных мер во всех сферах жизни общества (с обязательным политико-правовым подавлением «пятой колонны» и отсечением ее от СМИ). В противном случае взрыв социального недовольства, который будет использован внешними силами, весьма вероятен. 



В этом плане февральский переворот 2014-го на Украине – «добрым молодцам урок» и предупреждение, возможно – последнее. Не случайно Юлия Тимошенко, выступая на Майдане, сказала, что события в Киеве – это пример для народов всех постсоветских государств в их борьбе против диктаторов, а сын военного преступника Романа Шухевича Юрий Шухевич прямо заявил: февральский Майдан – продолжение событий 1991 года, начало второй антисоветской революции (первая – в 1991–1993 годах), которая должна окончательно разрушить мечту о восстановлении Советского Союза. Ясно, что цели и задачи таким персонажам формулируют не на Украине, а за ее пределами.



- В таком случае: считаете ли вы, что любые размышления о децентрализации и демосковизации - это завуалированная пропаганда распада России?



- Я не знаю, что такое демосковизация, а вот с децентрализацией все ясно - это для России СМЕРТИ ПОДОБНО. Не случайно враги России стремились и стремятся ослабить центральную власть, сделать ее рыхлой. Или – другой вариант: предлагают превратить Россию в национальное государство или несколько таких национальных государств. Это еще один способ уничтожения России, старый англосаксонско-ватиканский проект «ударим по России русским национализмом». Недаром так называемых «русских националистов» любят либералы, которые, как известно, не любят русскую власть.



Россия никогда не была (и не будет, если ей суждено сохраниться) национальным государством в буржуазно-западном смысле слова – это не ее формат, не ее размер, не ее стать и не ее суть. 



Россия может быть только империей или (в XXI веке) импероподобным образованием (эта форма описана мною в статье «Холодный восточный ветер» в журнале «Однако», 2011, № 1). Имперскость (импероподобность) для России – не форма, как на Западе, а содержание.



Кто-то скажет: русские несли бремя империи, но были победителями, которые не получали ничего, а потому империя русским якобы не нужна или даже якобы вредна. Это лукавая аргументация, поскольку русские вне империи просто невозможны, в таком случае они – легкая добыча хищников и чужих. 



Но есть в этой аргументации некое ratio, подталкивающее к действию: в новом импероподобном образовании исторической России должна жестко соблюдаться пропорциональная численность этносов, представленность членов этих этносов в различных сферах, особенно во власти, СМИ, науке. Надо исправлять ошибки и погрешности прошлого. 



Есть реальная проблема: формирование русских как нации не завершено, нам не хватает национального (само)сознания – его надо активно развивать. При этом нам необходимо имперски-национальное (само)сознание, а не национально-сепаратистское. 


И это сознание, конечно же, должно быть оборонным; разумеется, не в смысле ухода в глухую защиту (лучшая защита – атака), а в смысле военного: поскольку живем в военную эпоху и на кону выживание русских (и других коренных народов России, которые без русских пропадут) как нации (пусть недоформированной), культурно-исторического типа (цивилизации) и властного типа (импероподобное образование).



В большинстве случаев все схемы децентрализации власти в России направлены на расчленение государства на части. 



Аналогичным образом обстоит дело с неолиберальными разговорами о максимальном уходе государства из экономики – они тоже работают на ослабление и распад России.



"Еще один способ уничтожения России, старый англосаксонско-ватиканский проект - «ударим по России русским национализмом» 



- Какую роль вы отводите Уралу в будущих геополитических процессах? 



- Урал – это хребет Северной Евразии и одновременно государства российского, одна из его опор. Урал – геостратегически важнейшая зона контроля русской суши к востоку и югу и русских морей на Севере, в Арктике, которая станет одним из главных призов XXI века в мировой борьбе за власть и ресурсы.



- Как вы считаете, какие законопроекты следует принять в ближайшие годы?



- Таких законов немало. Назову те, которые надо было принять еще вчера:



1. закон о русском народе как государствообразующем (он должен привести право в соответствие с реальностью: Россия – многонациональная страна, но мононациональное государство);



2. закон о государственной идеологии (без идеологии нет смыслов, а без них невозможна стратегия развития);



3. закон о примате российского права и российских законов над международными;



4. закон о конфискации собственности коррупционеров (прежде всего чиновников) и членов их семей;



5. закон об уголовной ответственности за призывы к нарушению государственной целостности РФ, к сепаратизму и за действия, направленные на реализацию этих целей.



«Я – советский офицер, сын советского офицера, расписавшегося на Рейхстаге»



- Андрей Ильич, Вы – историк - как относитесь к концепции нового учебника истории?



- Концепция нового учебника истории в том виде, в каком мы обсуждали ее в конце прошлого года на заседании Изборского клуба, не выдерживает никакой критики. Вкратце отмечу, что эта концепция – плод деятельности главным образом серых и унылых чиновников от науки, которые пытались в силу невеликих способностей решить сложную задачу: выполнить заказ главного начальника и в то же время не поссориться с «либеральной» (читай: компрадорской) тусовкой во власти и науке. Отсюда – попытка обойти острые углы, попытка тупая и интеллектуально убогая. И, конечно же, налицо стремление убрать максимум того, что связано с социализмом, даже Октябрьская социалистическая революция исчезла, ее место заняла «великая российская революция 1917 года». Это февральский-то дворцовый переворот, деятельность временного правительства, развал страны – «великая революция»? Да люди просто сбрендили. К тому же непонятно, чем капитализм лучше социализма – доказательства на стол!



Авторы концепции провозгласили ее методологической основой общественный договор и принципы системности и историзма. Это называется «в огороде бузина, а в Киеве дядька». Болезным до сих пор не сообщили, что общественный договор, в отличие от принципов системности и историзма, не имеет никакого отношения к методологии науки, он – из другой плоскости.



Ну и, наконец, вся концепция пронизана западоцентризмом, европоцентризмом; постоянно проводится мысль о том, что история России – неотъемлемая часть европейской истории. А не подавится ли «европейская история» таким куском, как Россия, Северная Евразия? Во-первых, это европейская история, история западноевропейского полуострова – часть евразийской истории. Во-вторых, европейскость не сводится к Западу. Есть Западная, «франкская» Европа, а есть Северо-Восточная, русская Европа, освоившая Северную Евразию. Это совершенно самостоятельный, переплетающийся с западным, но ни в коем случае не являющийся его частью поток, тип исторического, цивилизационного развития. Арнольду Тойнби, британскому историку и разведчику это было ясно, а вот авторам концепции не очень. Наверное, Тойнби для них не авторитет (как Маркс и многие другие), а авторитет – одноразовые пустышки, вроде Александра Янова и прочей бездари.



Объяснять русский исторический тип надо из него самого, а не напяливать на него «тришкин кафтан» европейских схем и понятий. Слушаешь иных академиков - и возникает мысль: а может, и надо было разогнать если не академию, то этих горе-академиков, некоторые из них даже не стесняются поливать грязью наше прошлое и рассуждать о том, что территорию к востоку от Урала надо отдать под контроль «международного сообщества», читай: верхушки мирового капиталистического класса.



"Гесс был одним из последних свидетелей преступлений британцев. После заявления, что Горбачев не возражает против его освобождения из тюрьмы Шпандау, Гесс позвонил сыну и сказал: «Теперь англичане меня убьют». 



- В истории России вы отводите большую роль Иосифу Сталину. А откуда он взялся? Возможно ли, что он появился из структуры надгосударственного согласования и управления с русским фундаментом? 



- Сталин появился, во-первых, из сложного «параллелограмма сил» международного крайне левого движения (группа Ленина), русского левого движения (бакинская группа Фиолетова), отчаянных действий разведки и контрразведки Генерального штаба Российской империи, в 1917 году спасавшей Россию от установления над ней англо-американского контроля и готовой к сотрудничеству с российско («имперски») ориентированными большевиками, каким был Сталин.



Во-вторых, появление Сталина как исторической фигуры обусловлено логикой развития большой системы «Россия» и отрицания ею схемы «мировая революция», в топку которой собирались бросить Россию интернационал-социалисты.



Сталин создал «красную империю», государство, а не структуру надгосударственного согласования с русским фундаментом, причем создал в борьбе именно с западными наднациональными структурами мирового согласования и управления, используя их противоречия. 



Такие структуры характерны для Запада капиталистической эпохи, капитализм не воспроизводится без таких структур (этот процесс описан мною в работе «Капитализм как заговор. Том I. 1520–1870-е годы // De Conspiratione/ О заговоре. М.: КМК, 2013). 



У нас, русских, нет традиции создания надгосударственных структур, мы – государственники. Другое дело, что свою государственность мы должны создавать, встраивая в нее иммунитет по отношению к надгосударственным структурам, их агентуре и исходно затачивая на победоносную борьбу с ними эдакое властное сверло с победитовым навершием. 



- Как вы предполагаете - какой информацией обладал Рудольф Гесс, что англичане не могли открыть ее для всех? 



- Убежден, что Гесс обладал взрывоопасной информацией по 1939-му и по 1941 году. Думаю, в 1939 году британцы дали ему гарантии фактического невмешательства или фиктивного вмешательства (так оно и произошло) в случае нападения рейха на Польшу – так же, как в июле 1914 года они убедили Вильгельма, что сохранят нейтралитет в случае войны Германии и Австро-Венгрии с Россией и Францией и тем спровоцировали его.



В мае–июне 1941 года, судя по совокупности косвенных свидетельств, британцы убедили Гесса (а через него – Гитлера), что, как минимум, не будут вести против рейха активных военных действий, если Гитлер нападет на СССР. В противном случае Гитлер ни за что не осмелился бы оголять западный фронт и перебрасывать войска на советскую границу.



Страшная тайна британцев 1939–1941 годов – это тайна заговорщиков и поджигателей войны. Все логично: сначала привели Гитлера к власти, а затем сорвали антигитлеровский заговор немецких генералов в сентябре 1938 года и тогда же подарили ему чехословацкий ВПК. Гесс был одним из последних свидетелей этих преступлений. 



Поэтому не случайно после заявления о том, что Горбачев не возражает против освобождения Гесса из тюрьмы Шпандау, тот позвонил сыну и сказал: «Теперь англичане меня убьют». И вскоре его нашли повешенным – якобы самоубийство. Самоубился (повесился) человек, который сам не мог даже побриться. Более подробно о Гессе и его полете смотрите мой ролик.



"Самая главная загадка Горбачева: англосаксы долго и жестко требовали от него не сметь объединять две Германии, а он пошел навстречу немцам"



- Вы утверждаете, что Михаил Горбачев развалил СССР. Каковы факты и ваши источники?



- Я никогда не говорил, что Горбачев в одиночку развалил СССР. Ни одна даже крупная фигура на такое не способна, не говоря уже о столь мелкой фигуре, как Горбачев, – малообразованном карьеристе, оказавшемся наверху властной пирамиды СССР, с одной стороны, по логике ее разложения, с другой – по стечению обстоятельств, включая активность неких внешних сил. 



Дело не в Горбачеве, а в социальном блоке сил, фасадом которых были Горбачев и его «бригада». Блок сил – часть советской номенклатуры и спецслужб, стремившихся превратиться в собственников, с одной стороны, часть наднациональных структур мирового согласования и управления, выражающая интересы крупного капитала и действующая с помощью различных структур (государства США, Великобритании, ФРГ, Израиль и другие; спецслужбы ЦРУ, МИ-6, Моссад; транснациональные корпорации) – с другой.



«Бригада» Горбачева – и тому масса свидетельств (достаточно посмотреть законы, которые принимались по экономическому и политическому переустройству СССР) – рушила экономику, чтобы потом легче было обосновать несостоятельность социализма и переход к иной форме собственности. Кураторы-кукловоды горбачевцев с советской стороны хотели только этого, но не разрушения СССР. 



А вот их западные подельники использовали эти действия именно для разгрома СССР и, перехватив в начале 1989 года управление разрушительными процессами, переиграли своих советских «союзников» и добились своих целей. «Союзникам» пришлось то ли менять план на ходу, то ли реализовывать программу-минимум, эдакий «пикник на обочине» дороги, захваченной хозяевами мировой игры. В любом случае они довольно быстро поняли ситуацию и начали отстраивать свою постсоветскую экономическую систему через подставных лиц. Как по мановению волшебной палочки именно в 1989 году появляются «бизнесы» будущих олигархов-активистов «семибанкирщины» - Березовского, Гусинского, Смоленского, Ходорковского.



Кто-то скажет: да Горбачев просто дурак, не понимал, что делал. Да, действительно, Горбачев недалекий, ограниченный, тщеславный, жадный (в бытность первым секретарем Ставропольского края имел прозвище «Миша-конвертик»), действительно понимал далеко не все, что делал, – часто его играли втемную. Но делал-то он все в одну сторону. Дурак ведь совершает ошибки, так сказать, в разные стороны. У Горбачева же все «ошибки» шли в одном и том же направлении и работали на уничтожение советского строя и КПСС, а в конечном счете – СССР.



Самая главная загадка Горбачева заключается, на мой взгляд, в следующем. Как мог человек, смотревший в рот Тэтчер и Рейгану, а затем Бушу-старшему, стремившийся угодить им во всем, посмел ослушаться их по германскому вопросу? 



Англосаксы довольно долго и жестко требовали от Горбачева не сметь объединять две Германии, а он пошел навстречу немцам и тем силам на мировом уровне, которые поддерживали их. Что же такого было у немцев на Горбачева, что смогло перевесить его пиетет перед англосаксами и страх перед ними? Что трусливый шакал вдруг повел себя как самостоятельный тигр?



- Будет ли продолжение рассказов о королевской семье Великобритании?



- Королевская семья Великобритании, да и другие семьи из первых пяти сотен интересуют меня не сами по себе, а как часть некоего целого, Паутины, Матрицы. Поэтому специального исследования о семье Саксен-Кобургов, они же Виндзоры, не планирую. Интересующихся отсылаю к книге Л. Пикнетта и его соавторов (Picnett L., Prince C., Prior S. with Brydom R. War of Windsors: A century of Unconstitutional Monarchy. Edinburgh, 2003).



- Андрей Ильич, вы сами не хотели бы поучаствовать в «мировом закулисье»? В оппозиции так часто случается…



- Не понял ту часть вопроса, которая связана с оппозицией. Я не только не имею отношения к оппозиции (во-первых, поскольку человек я социально очень брезгливый; во-вторых, если власть наша чаще всего проваливает бóльшую часть того, за что берётся, то оппозиция проваливает абсолютно всё – надо ли иметь дело с профессиональными неудачниками?), но и к политике вообще – у меня другая площадка, другие задачи в жизни, другая «линия фронта». 



Что касается участия в «закулисье», то мой ответ краток и, надеюсь, ясен: я – советский офицер, сын советского офицера, расписавшегося на Рейхстаге.




Президент США Барак Обама впервые признал, что Россия вряд ли пожертвует контролем над стратегически важной позицией и уйдет из Крыма, сообщила в среду Газета.ру со ссылкой на Associated Press. 

Обама также добавил, что осуждение со стороны западных стран возымело незначительное влияние на Путина. 

В то же время президент подчеркнул, что международное сообщество никогда не признает «захват» Россией полуострова, однако на саммите по ядерной безопасности, который накануне состоялся в Нидерландах, Обама и европейские лидеры пришли к выводу, что военное вмешательство в Крыму маловероятно. 

Обама подчеркнул, что пока все действия США и Евросоюза должны быть направлены на недопущение «дальнейшего расширения» России за счет украинских территорий. 

«Обама наконец-то признает реальность, возвращается в реальное поле, где у Америки нет никаких возможностей, и очевидно, что дипломатические усилия провалились», – сказал газете ВЗГЛЯД американист, соредактор сайта Terra America Борис Межуев. 

Он отметил, что было бы интересно узнать, как Обама вел или пытался вести диалог с президентом Путиным, «чтобы просто понять, как не следует разговаривать с Россией, если ты не хочешь нарваться на совершенно нежелательную реакцию. Есть подозрение, что если бы со стороны Обамы было меньше угроз и нежелательной откровенности, диалог был бы продуктивнее». 

Угрозы и сожаления 

С Межуевым согласен и замдиректора Института США и Канады Виктор Кременюк. «Обама понимает, что раз Россия не боится никаких санкций и идет напролом, она не будет отступать», – заявил он газете ВЗГЛЯД. 

Кременюк отметил, что, несмотря на напряженность отношений, у России с Западом остаются договоренности по Ирану, по Афганистану – о выводе войск через Россию, а также по Сирии – продолжение переговоров по уничтожению сирийского химического оружия. «Обама не хочет бить все горшки, но хочет сказать, что случилось то-то, нам это не нравится, мы будем реагировать, но при этом не собираемся полностью рвать связи с Россией», – отметил эксперт. 

При этом в речи президента США Кременюк отмечает интонацию «сожаления». «Их вдохновляла перспектива диалога с Россией, что с ней можно будет объясняться, и Россия будет посылать сигналы, которые можно будет прочитать, но Обама подчеркивает, что этого не получается», – рассказал собеседник. 

Межуев вспомнил угрозу Обамы о том, что Москва дорого заплатит, если введет войска, и так далее. «Но если ты не знаешь, что собираешься делать, то лучше таких слов не говорить, – подчеркнул собеседник. – Судя по истерическому тону, санкции носили характер «хоть что-то сделать»: по кому-то ударить больно, но безвредно для Америки. Но мы видим, что ничего особенного из этого не удалось, но выглядело жалко». 

По мнению эксперта, Кремль поступил мудро, не отвечая на санкции. Но о президенте Штатов этого не скажешь: «Если не знаешь, чем ударить, нельзя разговаривать с позиции силы со странами, которые не настолько слабы, чтобы испугаться примитивного шантажа», – подчеркнул Межуев. 

Действия Обамы ведут к сужению западного контакта с Россией, потому что «она слишком неконтролируемый участник большой политики, значит (по их логике) по мере возможности ее надо исключить из большой политики. Уже начались попытки исключения из «восьмерки», посетовал, в свою очередь, Кременюк. Кроме того, он опасается, что в рамках санкций произойдет сокращение поставок из России стратегического энергетического сырья в Евросоюз. 

Слабость «мирового полицейского» 

Межуев в свою очередь привел ряд обратных доводов. «Несмотря на политическое единство Запада, евроатлантической цивилизации, такого же общественного консенсуса нет, и бизнес, мягко говоря, не очень заинтересован в прекращении контактов с Россией. Обещание, что мы завалим Украину и Германию сланцевым газом, тоже, по-видимому, оказалось блефом. Ничем не завалят – издержки огромные, и без российского углеводорода ситуация пока не меняется», – заявил эксперт. 

Что касается нынешнего миропорядка, из которого США так хотят исключить Россию, то ситуация показала, что мир не очень-то готов подстраиваться под Запад, отметил Межуев. «Россия может стать здесь спусковым крючком, ведь «незападный мир» – Иран, Китай и даже Япония – понемногу, но уже демонстрируют отдельную позицию. Также Индия, Афганистан и Турция дали понять, что они хоть и не поддерживают Россию, но относятся с пониманием к ее бунту против мирового порядка»

Выступление Владимира Путина транслировалось во многих странах, раздраженных нынешним мироустройством, добавил эксперт. «Все дело в том, что большая часть мира уже – не Запад. Это страны, которые тоже хотят иметь свое мнение и не очень понимают, почему вопросы войны и мира решаются так, как сейчас, почему Америка решает, кому жить, кому умирать, исходя из своих собственных соображений, – сказал собеседник. – Очевидно, в ближайшее время будут попытки собрать миропорядок на более плюралистической основе, где Индия будет играть не меньшую роль, чем Франция, а Иран, например, будет иметь не меньшую возможность донесения своей точки зрения, чем какая-нибудь Италия». 

При этом нельзя относиться к санкциям с такой позиции, что, мол, России «плевать на миропорядок» и прочие последствия, оговорился собеседник. 

Само высказывание Обамы о России как о слабой региональной державе и в то же время о невозможности повлиять на нее говорит о слабости самого Барака Обамы, уверен Межуев. 

«Конечно, у России есть уязвимые места: экономические проблемы, проблемы с общественной инициативой, которая подавлена бюрократией и монополизирована силами антироссийской оппозиции... Однако, если посмотреть на внешнеполитическую ситуацию, то не Обаме нас упрекать в слабости. Это ему самому надо понять, что сделать за оставшиеся два года, чтобы выровнять дипломатическую катастрофу, к которой он сам себя привел, в какое-то приемлемое для мирового порядка русло», – считает Межуев. 


Леонид Корнилов: «Мы - Русские!»



Начался процесс ликвидации однополярного мира

Разрыв отношений с Западом запускает процесс ликвидации однополярного мира и восстановления самостоятельной русской цивилизации

Март 2014-го стал месяцем русского возрождения. С 1 по 18 марта Россия совершила огромный скачок, историческое значение которого превосходит все, что было в постсоветский период.

С момента получения Владимиром Путиным права на использование нашей армии на территории Украины и до подписания договора о принятии Крыма в состав России, включая «крымскую речь» президента, страна будто скинула с себя оковы, сдерживавшие ее все годы смуты.

Россия сорвалась с цепи, говорят наши враги.

Да, русский медведь окончательно порвал цепь, на которую его посадили в 1991 году, проснулся и вышел в свой лес, который уже посчитали своим пришлые волки и шакалы. Освобождению способствовала очередная попытка волков отгородить забором захваченную ими часть медвежьего леса – они понимали, что цепь, на которую посадили косолапого, уже ненадежна, стала длиннее и слабее, что медведь почти пришел в себя после долгого и болезненного сна, но все равно были уверены в успехе.

Попытка увести Украину на Запад, поставить забор прямо около «берлоги», спровоцировала пробуждение России, которая окончательно разорвала самую важную «цепь», на которую так надеялись наши враги – она покончила с неуверенностью в собственных силах, в своем праве отстаивать свои интересы.

Мир стал другим, потому что Россия вернула себе уверенность в своих силах. Мы были слабы и поэтому должны были играть по чужим правилам. Это было главным препятствием для возрождения страны. Теперь «цепи» нет.

Конфликт с Западом из-за Украины действительно стал лишь последней каплей, той чертой, за которую мы уже не могли отступать. И это было предопределено самим движением России в сторону собственного освобождения, курсом, которому следовал Владимир Путин все 14 лет своего правления и который он в открытую провозгласил, возвращаясь в Кремль два года назад. Освобождение от идеологических пут, как и национализация элиты, начатые тогда, к началу украинского кризиса, конечно, еще далеко не были закончены, а деофшоризация экономики едва началась, но теперь эти процессы получат огромное ускорение. Причины этому две: патриотическая консолидация общества, возвращение чувства национального самоуважения и та блокада, которую объявил нам Запад. Разрыв отношений с ним будет иметь огромные как внутриполитические, так и международные последствия. Он запускает процесс окончательной ликвидации однополярного мира и восстановления самостоятельной русской цивилизации.

После крушения СССР у России было только два пути – принять правила игры победившей англосаксонской цивилизации, которая после победы над СССР резко ускорила процесс глобализации (т.е. подчинения всех остальных стран через вписывание их в свой проект единого человечества) или идти своим, самостоятельным путем. В 90-е годы прошлого столетия пришедшие в России к власти прозападные либералы попытались провести ускоренную вестернизацию. Воспользовавшись крушением государства, разгромом большей части советской государственнической элиты и, главное, крахом коммунистического проекта, сопровождавшимся дезориентированностью подавляющего большинства народа, агрессивное меньшинство, взявшее в свои руки почти все рычаги управления в Центре (в регионах ситуация была не столь однозначной), повели массированное наступление по всем фронтам – идеологическому, экономическому и кадровому.

Ему (меньшинству) удалось прибрать к рукам большую часть экономики (в первую очередь ресурсы) и целиком подмять под себя СМИ и пропаганду, но не удалось полностью вытеснить из власти представителей патриотической элиты. Запад всячески поддерживал либералов, ожидая пока олигархи и либеральные министры завершат процесс расставания России с пониманием своей самостоятельности. После этого новую российскую колониальную элиту можно было бы вписать в мировой клуб на роли клиентов - так как даже на статус младших партнеров рассчитывать они не могли бы.

Но в 1998 году авантюрный и безграмотный курс либералов привел к дефолту и приходу к власти Евгения Примакова – патриотическая часть элиты смогла не только остановить катастрофу, но и начала процесс вытеснения либералов из власти, одновременно продемонстрировав США, что Москва выходит из внешнеполитического нокаута. Хотя либералам и удалось отстранить Примакова, слабеющий Ельцин все равно оставил власть человеку, который не намерен был быть ничьей марионеткой – ни внутри страны, ни за рубежом.

Первые годы Владимир Путин расчищал вертикаль власти от облепивших ее олигархических и иностранных ставленников, при этом демонстрируя Западу готовность выстраивать равноправные отношения. Россия не выражала намерения снова, как и в советские годы, становиться центром альтернативной силы – она была готова довольствоваться ролью одного из центров силы в рамках выстраиваемого Западом глобального мирового порядка. Тогда не только Путину казалось, что партнеров в принципе можно убедить в том, что однополярный мир невозможен, и англосаксы согласятся скорректировать свои планы глобализации с учетом интересов таких центров, как Китай, Россия, Индия и исламский мир.

Но после 11 сентября 2001 года стало ясно, что США начинают захватывать Большой Ближний Восток, дестабилизировать его, чтобы установить контроль над регионом, в котором присутствовали интересы России и Китая и который имел отношение к их безопасности. Одновременно США продолжили политику сдерживания и окружения России в Европе, приняв в НАТО страны Прибалтики и проведя в результате «оранжевых революций» своих ставленников к власти в Грузии и на Украине. Путин окончательно убедился в том, что США не собираются отказываться от планов по выдавливанию России со всего постсоветского пространства, готовя такие позиции, с которых в случае войны (не важно, будет она через 10 или 100 лет) можно будет надежно атаковать или сдерживать Россию.

Путин, как и любой русский патриот, прекрасно понимал, что без сохранения влияния на постсоветском пространстве у РФ нет перспективы. Во-первых, мы будем лишены возможности в будущем собрать историческую Россию (не просто воссоединить русских, украинцев и белорусов), и, во-вторых, окажемся в окружении враждебных нам государств (формирование соответствующих элит в бывших советских республиках было одной из главных задач англосаксов после 1991 года).

Тогда президент не мог публично провозгласить курс на реинтеграцию постсоветского пространства, но это не значит, что он не работал в этом направлении. Точно также он выстраивал и элементы новой конфигурации международного порядка – через постепенное сближение с Китаем и Индией. Все, что он думает про США и однополярный мир, он сказал в своей «мюнхенской речи» в феврале 2007 года – и в принципе, конфронтация с Западом могла начаться уже тогда. Но у нас было еще мало сил для отстаивания своих интересов по всему спектру, к тому же над Путиным висела проблема «третьего срока» - он был вынужден уйти в тень, сохранив, впрочем, основные рычаги власти. США тут же попробовали проверить Россию на прочность – август 2008 года показал, что мы не только держим удар, но и способны нанести ответный. Америка была вынуждена отказаться от укоренного затаскивания в НАТО Украины и Грузии – естественно, только на время.

Разразившийся вскоре глобальной кризис 2008 года, вызванный запредельной жадностью мировых олигархов, обнажил всю зависимость мировой экономики от долларовой пирамиды, ФРС и в целом мировой финансовой системы, контролируемой англосаксами. Тогда же стало понятно, что США не собираются менять правила игры – они не хотят строить справедливую и не подконтрольную им мировую финансовую систему. В рамках «двадцатки» незападные мировые державы на протяжении 2009 и 2010 годов безуспешно пытались договориться о переконфигурации мировой финансовой системы. Фактически речь шла о закреплении многополярного устройства мира в важнейшей его составляющей, его кровеносной системе: финансах.

В мировой истории ни одна держава не сдавала свои позиции без войны – и в 2011 году США запустили вторую фазу дестабилизации Большого Ближнего Востока. Начало арабской весны весьма символично совпало по времени с тем моментом, когда США предпринимали разнообразные усилия по недопущению возвращения Путина в Кремль (а сам Путин сознательно до конца не открывал своих намерений). Нападение на Ливию и начало беспорядков в Сирии стало, по сути, началом открытой фазы конфликта Москвы и Вашингтона – Путин возвращался, понимая, что наступает фактически предвоенное время.

Когда США убедились в том, что Путин все-таки пойдет в президенты, они попытались помешать ему, используя своих внутрироссийских сторонников – Болотная была призвана, как максимум, остановить ВВП, а как минимум, ограничить ему свободу маневра, повязав его либеральной повесткой дня. Но сбить Путина с курса не удалось – вернувшись в Кремль, он начал делать то, что и собирался – национализацию элиты, антикоррупционную зачистку, продвижение национальной идеологии и подготовку к столкновению с США.

Американцы продолжали попытки расшатать внутриполитическую ситуацию в России, но основное противостояние шло на межгосударственном уровне. Уже в 2012 они приняли дискриминационный «список Магнитского», а в 2013 конфликты шли уже по всем направлениям – до поры до времени, правда, не выходя на поверхность. Летом 2013, предоставив убежище Сноудену, Путин продемонстрировал, что он не боится прямого конфликта. Через месяц он фактически сорвал атаку США на Сирию – хотя лично Обама не очень хотел войны, но большая часть американского руководства была готовы к этой авантюре, которая могла стать началом страшной войны на всем Ближнем Востоке.

Все это подняло авторитет Путина в мире – причем на фоне внутриполитического кризиса в США, вызванного огромным госдолгом и борьбой республиканцев с правительством Обамы и проявившегося в «отключении правительства» на три осенних недели.

В начале ноябре Путин одержал еще одну победу – важнейшую из всего того, что он сделал в 2013 году, результатом которой стал отказ президента Януковича подписать соглашение о евроинтеграции Украины с ЕС. Путин весь 2013 год прилагал большие усилия для того, чтобы убедить украинское руководство не принимать губительных для их экономики решений и присоединиться к Таможенному союзу. Разворот Януковича застал врасплох всех без исключения. Для России потеря Украины (а евроинтеграция не только разорвала бы наши экономические связи, но и привела бы ее в НАТО, а значит, похоронила бы все надежды на воссоединение в будущем) была абсолютно неприемлема. Создание Евразийского союза, в котором могли бы вновь воссоединиться народы исторической России – главная национальная задача. Позволить Западу увести Украину было просто немыслимо. Но в Вашингтоне и Брюсселе были не согласны с разворотом Киева. Было решено сделать все для того, чтобы вернуть Украину на «правильный путь».

То, что Майдан закончился переворотом, произошедшим, как минимум, при активной поддержке Запада (а, как максимум, и вследствие устроенных им провокаций, на что может пролить свет расследование истории с «таинственными снайперами») и в его интересах – это и стало той красной чертой, которую пересек Запад в наступлении на Россию.

Во время пресс-конференции в начале марта и в своей крымской речи Путин предельно четко объяснил, что Запад не только в очередной раз обманул Россию (попросив уговорить Януковича подписать соглашения 21 февраля, а после нарушения их оппозицией даже не вспомнив про них), но и в целом своей политикой по отрыву Украины от России пережал пружину.

И Россия ответила не просто Крымом – это лишь реакция на текущую фазу украинского кризиса. Россия ответила разрывом с Западом, то есть отказалась участвовать в сохранении той системы мирового порядка, которая выгодна англосаксам и продлевает их господство. Не Запад ввел санкции против России и исключил ее из «восьмерки». Это Россия совершенно осознано спровоцировала его не взятием Крыма, а тем, что решила во что бы то ни стало не отдавать Украину, то есть отстаивать свои национальные интересы.

Формально Путин пока еще не оглашает программу строительства нового миропорядка – но ее контуры понятны, потому что давно обсуждаются геополитиками. Часть экономических мер была озвучена советником президента Сергеем Глазьевым сразу же после того, как США стали грозить санкциями: «Мы будем вынуждены уходить в другие валюты, создавать свою расчетно-платежную систему. У нас прекрасные торгово-экономические отношения с нашими партнерами на Востоке и на Юге, и мы найдем способ не только обнулить нашу финансовую зависимость от США, но и выйдем из этих санкций с большой выгодой для себя». Глазьев сказал и о том, что санкции со стороны ЕС, к которым их подталкивают США, пойдут лишь на пользу России – «Я думаю, что для нашей экономики это будет очень хороший импульс — заняться диверсификацией, заняться углублением переработки и своей собственной самодостаточной финансовой системой, где бы главными источниками кредита были бы не внешние займы, а внутренние источники кредитов». И хотя источники в Кремле вскоре назвали позицию Глазьева личным мнением академика, понятно, что это было лишь уловкой. Мировая экономика так и не смогла ликвидировать основные причины кризиса 2008 года, ослабить зависимость от долларовой пирамиды – все мировые рынки по-прежнему зависят от политики ФРС. Китай, Россия, мусульманские страны в рамках «двадцатки» не раз пытались решить вопрос о реформировании мировой финансовой системы, но Запад всячески затягивал и блокировал этот процесс.

То есть, грубо говоря, Запад сам не захотел пойти на постепенное, аккуратное реформирование управляемой им системы мировых финансов, сделать так, чтобы остальные центры силы были допущены к реальным рычагам управления, а решения вырабатывались с учетом интересов всех игроков. Но если вас не допускают к совместному управлению общим делом глобального масштаба, а вы не хотите и дальше быть ведомыми и позволять использовать себя в чужих интересах, то у вас остается только один выход – выстроить свою глобальную систему, в которой правила игры будут определяться исходя из реального вклада всех участников, а не по праву «это наша древняя игра, и мы устанавливаем правила».

И это касается не только финансов, но и всей системы мировых сдержек и противовесов. Баланс сил будет выстраиваться внутри новых структур. Место «восьмерки», из который Запад исключил Россию, а точнее сама Россия вышла из нее, потому что все равно ей приходилось иметь дело с противостоящей ей по глобальным вопросам «семеркой», занимает «двадцатка», в которой будет выстраиваться противостояние двух блоков: «семерки» (НАТО плюс проатлантическая Япония) и «пятерки» БРИКС (Россия, Индия, Китай, Бразилия и Южная Африка – последняя, правда, в "20" не входит), которые, как магниты, начнут притягивать к себе колеблющихся и ищущих свое место региональных тяжеловесов (Турцию, Саудовскую Аравию, Южную Корею и других).

Двухполярного мира не получится – полюсное противостояние будет лишь этапом на пути формирования многополярного мира, где несколько основных цивилизационных центров станут опорами новой системы миропорядка. На пути к этому евроатлантическая цивилизация будет отчаянно сопротивляться, пытаясь удержать свое лидерство и контроль над процессом глобализации (которая фактически провалится в случае создания реальной многополярности). Экономическая, финансовая и идеологическая война то в одном, то в другом регионе будет прорываться в войну физическую. Но отступать нам и в самом деле было некуда – наша пружина распрямилась, Россия начала свое возвращение в мировую историю. Как в прошлые века, не в качестве объекта для действия внешних сил, а как субъект, творящий историю и открывающий ее новые страницы.


Читать ТАКЖЕ:

Читать ВСЕМ ! Россия стала ГЛАВНОЙ МИРОВОЙ ДЕРЖАВОЙ - это уже ВСЕМ ОЧЕВИДНО (видео)

Наше СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ - только Единая Святая Русь (Украина, Россия, Белоруссия)

Украина: РУСЬ ПОДНИМАЙСЯ против ВРАГОВ - Родина в ОПАСНОСТИ ! "Оплот" против "Правого сектора" (против бандеровцев)

Наука: русские - это Боги на Земле

Украина: украинская Национальная опера посылает украинскую БЫДЛОМОВУ НАХ...(фото)

Комментариев нет :

Отправить комментарий