воскресенье, 15 июня 2014 г.

Польша: украинцы - это польское БЫДЛО (рабочий скот)

Поляки не признают Украину




МИД Украины вымолил у польского ТВ извинение за оскорбленных украинок. Больше месяца украинские дипломаты буквально выпрашивали у варшавского телеканала TVN вымученное извинение за унизительные высказывания об украинских женщинах. Получить «рrzepraszamy» удалось лишь после вмешательства авторитетных персон из правительства.

Ведущий канала TVN, известный публицист Бартек Венглярчик назвал украинок «домашними роботами» 25 апреля, в прямом эфире национального телевидения. У Венглярчика по-настоящему высокий рейтинг среди польской аудитории. Он вел утренний эфир вместе с Иолантой Пьеньковской. Речь зашла о порядке в доме, и полька пожалела, что до сих пор не изобрели абсолютных роботов для домашней работы. На что пан Венглярчик ответил: «Есть роботы! Эти роботы – украинки!..»

Официальные лица Киева и Варшавы изо всех сил пытались замять скандал. Ведь сегодня Польша считается главным лоббистом «европейского выбора» Украины. Например, экс-президент Александр Квасьневский который год «окучивает» берега Днепра, убеждая отвернуться от Москвы и соглашаться на любые условия ЕС. А теперь само же варшавское телевидение лишний раз подтверждает, что «европейцы»-поляки воспринимают украинцев в лучшем случае как «роботов»!.. Прошел месяц и 29 мая руководитель пресс-службы МИД Украины Александр Дикусаров собрал специальный брифинг, чтобы сообщить о дипломатической победе. - Нам поступило письмо за подписью заместителя директора телеканала TVN Петра Вальтера, в котором руководство упомянутого канала принесло извинение по поводу неуместного высказывания журналиста! – торжественно объявил Дикусаров. По словам шефа МИД-овской пресс-службы, это удалось после официального обращения посольства Украины в Польше к руководству канала. Увы, кроме письма замдиректора TVN, никакой другой реакции не последовало. Сам публицист Бартек Венглярчик, назвавший украинок «домашними роботами поляков», продолжает вести передачи. Личных извинений от него так и не дождались.

"Запитайте у мене, хто кращий друг українця, і я відповім - поляк! - говорил в свое время «оранжевый» президент Виктор Ющенко. Лгал, как всегда. Сейчас на территории Польши находятся больше 250 тысяч гастарбайтеров-нелегалов из Украины. Это те, кто пробрался без официальных виз. Чтобы получить визу генконсульства Польши во Львове, народ стоит в живой очереди по три недели, без элементарных бытовых удобств, не получая никаких объяснений относительно отказов. А самой большой мечтой для многих жителей Западной Украины считается получить вожделенную «карту поляка» - некий эрзац польского гражданства. Лишь тогда они чувствуют себя людьми. - На самом деле, вместо рая украинцев в Польше ждет рабство, - утверждает глава Союза украинцев Польши Петро Тыма. Он рассказывает о криминальных «лагерях труда» в разных регионах страны, где содержат бесправных холопов.

Любопытно, что украинское слово «хлопцы» произошло от польского «хлопы», то есть сельские рабы. Много веков подряд земли нынешней Западной Украины принадлежали Речи Посполитой. Во Львове и других городах жили поляки, евреи, армяне. Местом для украинцев была только сельская хата, только работа на скотном дворе и поле.

Это в «клятой Московии» они становились потомственными аристократами и знаменитыми полководцами, сахарными магнатами и иерархами церкви. Самая грандиозная фраза российской политики «Без нашего соизволения ни одна пушка в Европе выстрелить не смеет!» приналежит канцлеру Екатерины II, князю Александру Безбородько – коренному украинцу, уроженцу Глухова, фактически руководившему внешней политикой Российской империи. Зато на Галичине их судьбой оставался безальтернативный навоз...

Исторический факт - до начала ХХ века состоятельные львовские семьи украинок даже в прислугу не брали (впрочем, тогда их и украинцами не называли)! То есть предки нынешних западных украинцев были батраками батраков поляков. Осенью 1918-го всего одна неделя потребовалась польскому ополчению, чтобы вышвырнуть из Львова сечевых стрельцов Западно-Украинской народной республики. А через два года за героическую оборону от Первой Конной армии Буденного город Львов наградили польским орденом «За мужество», наивысшей польской военной наградой.

…Этническая ситуация кардинально изменилась лишь при Иосифе Сталине. Если спросить нынешних львовян, куда девалось жившее тут польское население, они только разведут руками: «Від'їхали!». То есть, больше 200 тысяч горожан по доброй воле покинули уютные старинные дома, построенные предками – те самые, которые составляют ныне главную достопримечательность туристического Львова? Нет, поляков изгнали – в 1947-м Сталин массово депортировал их в только что созданную Польскую Народную Республику. А в освободившиеся квартиры хлынули «хлопы» из окрестных сёл. Именно так ровно 60 лет назад Львов стал украинским. По сути, Иосиф Виссарионович - супер-благодетель и спаситель для земляков Бандеры…

Характерная картина - группы нынешних польских туристов на львовских улицах. Громко, как хозяева, они гомонят и тычут пальцами в дома: где чей. По данным исследования «Польша—Украина: взаимный образ», подготовленный Институтом публичных дел (Варшава) в сотрудничестве с киевской фирмой Социс-Gallup International, лишь 23% поляков полностью готовы признать современную границу с Украиной. Многие в Варшаве все чаще говорят об исторической справедливости. Здесь задаются вполне резонным вопросом: когда наконец-то будет денонсирован преступный пакт Молотова-Риббентропа, по которому исконные польские земли отошли Советам, а теперь считаются украинскими? И разве этот коммуно-фашистский сговор 1939 года может укрепить современную демократическую Европу? Социологи утверждают, что большинство населения Галичины вполне лояльно отнеслось бы к подобным переменам собственной судьбы. Наоборот, самостийные громадяне толпой побегут в Евросоюз! И возможные проблемы с украинскими ультра-националистами им явно не страшны. Польские силовики до сих пор гордятся собственным опытом тотальной и предельно жесткой ликвидации бандеровского движения на своей территории.


ПОЧЕМУ ПОЛЯКИ НЕ ЛЮБЯТ УКРАИНЦЕВ?

Начиная с 1993 года в рейтингах «симпатии поляков к другим народам» украинцы занимают более-менее стабильную позицию — в самом низу, ниже только цыгане и румыны. 
Оно и неудивительно, ведь у 50% поляков Украина вызывает негативные ассоциации, а у 38% — равнодушие. Половина поляков отстаивает введение виз для украинцев (против около 20%) и только 23% полностью готовы признать современную польско-украинскую границу (52% — «скорее» готовы признать). Эти данные представлены в исследовании «Польша—Украина: взаимный образ», подготовленном Институтом публичных дел (Варшава) в сотрудничестве с киевской фирмой Социс-Gallup International.

Наследство кровавой истории — «Огнем
и мечом», ОУН-УПА, СС-«Галичина»

Треть респондентов указанного исследования заявила, что препятствием на пути примирения поляков и украинцев считает «историю». Между Украиной и Польшей существует огромная диспропорция в сфере осведомленности граждан об основных этапах украинско-польской истории, а следовательно, и об основных проблемах украинско-польских отношений. В Украине об этом знают лишь жители западных областей, на территории которых происходили наиболее драматические события нашей общей истории. И поскольку в советской школе это не изучалось, а рассказы о том периоде в советские времена могли закончиться «собеседованием» в КГБ, — младшие поколения «західняків» тоже не лучшим образом ориентируются в украинско-польской проблематике. Жители же восточно-центральных регионов вообще часто даже не «слышали звона».
Совершенно иная ситуация в Польше. Если в «историческом сознании» украинца Польша существует лишь эпизодически, то в сознании поляков Украина занимает значительное и важное место в истории их страны. Например, времена Хмельницкого для нас — это только «седая древность», интересующая преимущественно любителей чтива исторической тематики. Для Польши же это — драматический период истории, когда была практически разрушена Первая Речь Посполита — государство шляхетского высокомерия и славы. Роман «Огнем и мечом» нобелевского лауреата Генрика Сенкевича, описывающего те времена, стал настольной книгой многих поколений. Произведение было написано в конце ХІХ в. для «скрепления польских сердец» во времена потери независимости, поэтому в нем польские рыцари описаны как защитники государства, а украинские казаки и крестьяне — как его разрушители-бунтовщики, голытьба, дикие и жестокие «резуны», беспричинно «вырезавшие до пня» шляхту и католиков вместе с женщинами и детьми.
Вспоминается короткий диалог украинского журналиста и варшавского таксиста: «Вы откуда приехали? — Из Киева. — О, как там поживает наша любимая Литва?». Для этого таксиста исторические ассоциации о восточных соседях затормозились на уровне Первой РП — союза Польского Королевства с Великим Княжеством Литовским. И, пожалуй, это не худший для нас вариант, потому что у тех, кто продвинулся в изучении истории дальше, представление об украинцах еще хуже — к стереотипам «казатчины и гайдаматчины» добавляются еще и стереотипы «бандитов из УПА» и «СС манов» из дивизии «Галичина». 
Это уже период трагедии Второй РП в широком смысле — от украинско-польской войны «за Львов» до взаимной «резни» периода Второй мировой. Этот фрагмент истории тоже малоизвестен подавляющему большинству жителей современного Украинского государства. Зато у нашего западного соседа эти драматические события оставили свой след в судьбах большинства семей и навсегда вписаны в «книгу страданий польского народа». 
В современной Польше — 3-й РП — еще живы многие очевидцы тех событий. Они рассказывают об этом своим детям и внукам, пишут воспоминания, книги. Все это составляет основу «знания» современных поляков о том периоде, поскольку сотрудничество историков обеих стран недостаточно, многие документы в украинских архивах остаются недоступными, а официальная власть в Киеве не очень интересуется этой тематикой. К сожалению, такие «знания» — зачастую они подаются через призму негативных эмоций, обид, а то и сознательных спекуляций на чувствах, — не служат делу польско-украинского согласия. 
Ничего удивительного, ведь многие поляки как в Польше, так и за ее пределами, убеждены, что УПА — это лишь «банда» диких садистов, наслаждавшихся распиливанием живых польских крестьян, а СС-«Галичина» — это фашистская формация, принимавшая участие в кровавом подавлении варшавского восстания. 
Подобный образ «украинских националистов» в советские времена активно поддерживала пропаганда Польской Народной Республики. В школьную программу были введены литературные произведения («Эхо в Бещадах», «Следы рысьих когтей»), забивавшие головы учеников стереотипами об «украинских бандитах и садистах». Некоторые антиукраинские пропагандисты довольно гармонично «перекочевали» из того времени в новую демократическую Польшу и продолжают свою деятельность, в настоящее время рассчитанную уже на националистическую среду. 
Наиболее показательный пример — квазиисторические публикации профессора Эдварда Пруса, со страниц которых просто выплескивается польская кровь, пролитая «украинскими бандитами». Поэтому украинцы должны приложить немало усилий, чтобы как можно скорее и максимально полно исследовать эту проблематику на научном уровне, чтобы фактами и документами выбить почву из-под спекуляций недоброжелателей и попытаться изменить антиукраинские стереотипы, существующие в этой сфере.

«Русек» — контра украинец


Итак, можем предположить, что, отвечая на вопросы разнообразных анкет, рядовой поляк под словом «украинец» понимает прежде всего «украинского бандита», «украинского националиста» или представителя украинского меньшинства в Польше, к которому относится с подозрением и недоверием (прежде всего потому, что Объединение украинцев Польши добивается от польского государства компенсаций за принудительное переселение украинцев с востока страны на запад при проведении акции «Висла» в период 1947—49 гг.).
Остальные «рядовые украинцы» (совместно с россиянами и белорусами) для поляков — это просто «руски». «Руски» все разговаривают на одном языке, происходят из одной (хоть и несуществующей уже формально) страны, имеют одинаковый вид, одинаково ведут себя. В Польшу «руски» приезжают работать «на чорно», торговать нелегальными сигаретами, водкой и компакт-дисками, а иногда и просто воровать. Один представитель этого квазинарода — это «русек». «Русек», в отличие от украинца (националиста и полякопожирателя), — это вполне симпатичное создание, правда, довольно примитивное, неопрятное и непритязательное — «на лицо ужасные, добрые внутри».
Точнее идентифицировать этого украинца-русека полякам довольно сложно. Подавляющее большинство респондентов вышеупомянутого исследования главной, а часто и единственной чертой украинца, как они его себе представляют, назвали «злоупотребление алкоголем». Затем идут гостеприимство — 32% и религиозность — 30%. Одинаковое количество — по 26% — считают украинцев или трудолюбивыми, или ленивыми. Среди респондентов, назвавших другие известные им черты украинцев, 43% считают нас отсталыми, 38% — нечестными, а 37% — нетолерантными, необразованными и недисциплинированными. Однако здесь следует отметить происхождение подобного мнения об украинцах у рядового поляка. 43% опрошенных сознались, что их контакты с украинцами ограничиваются «покупкой у них на базарах», еще 13% — это работодатели для нелегалов из Украины. Прикинув, какие именно украинцы сегодня сидят на польских базарах и работают на стройках или на сборе урожая, легко представить, какой образ «типичного украинца» они создают. Кроме того, напрашиваясь на работу к польскому бизнесмену или хозяину или уговаривая базарного клиента приобрести товар, «русеки» объясняют свою «беду» прежде всего неурядицами на родине. Отсюда у поляков и соответствующее видение «страны русеков» — государства Украина. 65% поляков убеждены, что в Украине «высокий уровень преступности», 59% — что «господствует коррупция», 38% — что «бюрократия усложняет решение простейших дел», 35% — что «политики некомпетентны».
Неприязненное отношение и недоверие поляков к украинцам укрепляет еще одно явление новейших времен — так называемая «украинская мафия», то есть преступные группировки украинского происхождения, действующие на территории Польши. Об их деятельности добропорядочный польский гражданин узнает преимущественно из средств массовой информации. Общественность хорошо информирована о том, что «украинская мафия» поставляет в Польшу платных убийц и проституток, организовывает и контролирует контрабанду дешевых сигарет и алкоголя, грабит своих соотечественников на вокзалах и базарах. Еще — что ее члены особенно жестоки и неоправданно беспощадны, и что полиция и пограничники должны «что-то с этими украинцами сделать». 24% поляков препятствием для примирения с нами назвали «национальный характер украинцев».

К Западу — передом, к Востоку — задом


Автор исследования «Польша—Украина: взаимный образ» Йоанна Конечна утверждает, что после поездок поляков в Украину их отношение к нам, как правило, меняется к лучшему. Но проблема в том, что поляки не спешат ездить к своим восточным соседям. За последние десять лет Украину посетило лишь 11% поляков. Однако о своих контактах (хоть раз в жизни) с украинцами заявляет 53% поляков. Ежедневно — отмечено в исследовании — украинско-польскую границу пересекает около 20 тыс. человек — более 90% из них не поляки, то есть преимущественно украинцы. Таким образом, поляки встречаются и знакомятся с нами в основном на своей территории.
Описывая отношение поляков ко всем своим соседям, Йоанна Конечна отмечает: «Выяснилось, что поляки четко делят названные народы на три группы, связанные с географической и политической территорией: Центральная, Западная и Восточная». Больше всего поляки любят Центральную часть — чехов, словаков и венгров — за схожесть историй и культур. Западных соседей поляки тоже любят — т.к. хотят принадлежать к этой ветви. «Третья выделенная группа народов — жители восточноевропейских стран: белорусы, россияне и украинцы... — читаем дальше. — Неприязнь определенно преобладает здесь над симпатией, особенно в отношении к украинцам».
Польское чувство превосходства по отношению к восточнославянским соседям — явление не новое и многим из нас хорошо известное: поляки, как и большинство европейцев, католики, а мы — православные; поляки — это разрушители коммунистической системы, а мы — «совки» и т.д. Особенно популярна тема культурного превосходства над «руски». К сожалению, современная Украина не прекращает обеспечивать аргументами любителей подобных разговоров. Заброшенные замки и дворцы для них — свидетельство нашего свинского отношения к культурно-историческому наследию. Проблемы с обустройством польских военных погребений на львовском Лычакивском кладбище — свидетельство нашей нецивилизованности. Один из свежайших примеров — нелегальный вывоз из Дрогобыча в Израиль фресок Бруно Шульца. Польская пресса об этом много писала. Более всего поражала сдержанная позиция украинских властей, наиболее презрительную реакцию вызывала информация о том, что главный украинский дипломат спросил у журналиста, «кто такой Шульц». После этого один из известных в Польше авторитетов еврейского происхождения писал: «Скажем себе честно: кому там в Украине нужен Бруно Шульц?»
На нынешнем этапе ко всему добавилось еще и то, что Польша уже член НАТО и в скором времени будет в ЕС, а мы... Сейчас большинство поляков обращены лицом к Западу, поэтому не сложно догадаться, чем они обращены к Востоку, то есть к нам, — только 22% респондентов исследования знали о численности населения в Украине; о том, что в нашей стране существует парламентская система, знало лишь 14% опрошенных. 
Меньше всего о нашей стране знают молодые поляки, в большинстве своем они также считают, что это государство, «охваченное беспорядком, бедное и отсталое». Поэтому неудивительно, что половина граждан Польши хотела бы в большей степени отмежеваться от Украины посредством виз (около 20% против этого, а около 30% не знают, что с этим делать). Подавляющее большинство (более 80%), правда, выступает за «более тесное экономическое сотрудничество» с нами, но не будем обманываться, речь идет преимущественно о нашем огромном рынке, на котором польский бизнес хотел бы разместить свои товары, не способные конкурировать на рынках западных.
В завершение следует уточнить, что вынесенный в заголовок вопрос появился у автора не столько под влиянием конкретного исследования, сколько в результате накопленного опыта — собственного и чужого. 
Опыта украинцев, которым в польских городах отказываются сдавать помещения, узнав о происхождении; которых ограбили на польских вокзалах «руски» или польские бандиты при обидном невмешательстве полиции; которым не заплатили за работу нечестные польские работодатели; которым хамят, взглянув на украинский паспорт, польские чиновники в разных государственных инстанциях — начиная с пересечения границы. 
Все эти люди, которых ежедневно можно встретить перед нашими консульствами в разных городах Польши в поисках защиты и помощи, имеют право сформулировать вопрос так: «Почему поляки не любят украинцев?»
Читать ТАКЖЕ:

Украина, Олесь Бузина: Россия - наследница Руси, а Украина - осколок России

Украина разваливается как ГНИЛУШКА (видео, фото)

Украине - КОНЕЦ: Румыния готовится откусить кусочек Украины, Польша с НАТО - тоже

Комментариев нет :

Отправить комментарий