вторник, 2 декабря 2014 г.

США КОНЕЦ: саудиты ЗАКРЫВАЮТ американскую сланцевую НЕФТЬ

Саудиты побеждают: цены убивают сланцевую нефть





При цене $66 за баррель нефти североамериканские нефтедобывающие компании сталкиваются с большими проблемами. Месторождение Eagle Ford пока остается прибыльным, а вот два месторождения - Bakken и Permian Basin - в "красной зоне".
Согласно оценкам Scotiabank, основанным на анализе более 50 нефтяных промыслов в Канаде и США, цена, при которой добыча остается рентабельной для месторождения Bakken в Северной Дакоте (1,05 млн баррелей в сутки), приблизительно составляет $69 за баррель, а на техасском месторождении Permian Basin (1,63 млн баррелей в сутки) – около $68.
Аналитики полагают, что если цена на нефть WTI будет держаться около $70 за баррель в течение более шести месяцев, высока вероятность того, что бурение в приграничных районах этих месторождений замедлится в 2015 г. Финансирование независимых производителей нефти также сократится. Тем не менее на рентабельности богатого нефтью месторождения Eagle Ford (1,45 млн баррелей в сутки) это вряд ли серьезно отразится, так как цена, при которой добыча остается рентабельной, там будет в среднем всего $50.
Согласно прогнозам аналитиков банка, если цены останутся на текущем уровне в течение ближайших месяцев, то саудиты достигнут своей цели и нанесут удар по добыче нефти в Северной Америке.
При этом планы США обогнать Саудовскую Аравию и стать самым крупным нефтедобывающим государством в мире откладываются на неопределенный срок. И единственное, что могут сделать власти США при сложившейся ситуации, чтобы поддержать внутреннюю нефтяную промышленности, это начать наращивать стратегические запасы нефти и нефтепродуктов.
Несомненно, такая мера будет временной, и если мировой спрос не вырастет, то цены снова начнут снижаться.
В четверг страны ОПЕК объявили о своем решении не снижать квоты на добычу нефти, несмотря на то что это было бы очевидным решением по борьбе со снижением цен на нефть, возникшем в связи с избытком на мировом рынке нефти.
И сейчас, когда за последние полгода цены снизились более чем на 30%, все хотят понять, насколько сильно будут снижаться цены и дальше, особенно в отношении "сланцевых" проектов США.
На прошлой неделе аналитик Citi Эд Морс опубликовал график, в котором показано, что на большинстве сланцевых месторождений США стоимость добычи опустилась ниже $80 за баррель.
Морс пишет, что если цены на Brent будут приближаться к $60 за баррель, то значительное число месторождений окажется в опасности.
Кроме того, Морс опубликовал еще один график, в котором указана цена, при которой добыча остается рентабельной для проектов международных нефтяных компаний до 2020 г.
Морс пишет о том, что за последние несколько лет компании рассматривали проекты, при которых они могут продавать нефть по цене $90 за баррель.
Как пишет Морс, компании отменяют проекты, которые требуют цену на нефть выше $80 за баррель, чтобы добыча была рентабельной.

США: Для сланцев началась кровавая баня

Количество разрешений на бурение новых скважин на 12 основных сланцевых месторождений сократилось в ноябре на дикие 15%.  "Первая доминошка - цена, за ней посыпятся остальные", - комментируют эксперты. В Техасе на Permian Basin и Eagle Ford падение составило 13% и 22% соответственно, причем Eagle Ford вовсе не лидер по себестоимости добычи, а крепкий середнячок:




Саудовская Аравия играет не против России, а против США

На минувшей неделе цена нефти упала до исторического минимума 2010 года. И все кому не лень принялись пугать россиян. Дескать, Саудовская Аравия вслед за США начала нефтяную войну против России, стремясь повторить тот же план, который подтолкнул к развалу СССР. Опустив цены на нефть ниже уровня, заложенного в советском бюджете, американо-саудитский нефтяной альянс вынудил наших лидеров годами лезть в долги, а затем обанкротил Советский Союз. В соцсетях уже ставят вопрос: а не пора ли нам точечно, по примеру США, жахнуть по саудитам?

По сравнению с 1980-ми годами обстановка на мировом нефтяном рынке значительно изменилась. Сейчас только Саудовская Аравия располагает сравнительно дешевым вариантом добычи нефти. У них издержки нефтедобычи скромные, несколько долларов ($7-$10) за баррель, потому при существующих ценах доходы очень высокие. Но даже они не имеют возможности слишком сбивать цену, поскольку их бюджет зависит от нефтяных доходов намного больше нашего.

Нам выгодно

Истерика в нашей прессе по поводу «саудитской угрозы» — это обычная «пугалка», выгодная той части нашего правительства, у которой слово «импортозамещение» вызывает изжогу.

Цены на нефть сегодня падают не потому, что саудиты объявили о готовности продавать баррель за $80. Скорее наоборот: саудиты начали демпинговать, чтобы сохранить свои объемы поставок в условиях падения цен из-за избыточного предложения.

Этот избыток отчасти вызван замедлением экономики в Европе и Китае, отчасти — с выходом США на одно из первых мест в сфере нефтедобычи. Второе обстоятельство, как и нас, волнует Саудовскую Аравию больше первого. Если раньше конгресс США запрещал своим магнатам экспортировать нефть, то сейчас — впервые с 1975 года — он снял этот запрет для ряда компаний.

Словом, сейчас Саудовская Аравия играет не против нас, а против американцев. Они хотят заставить янки сократить самую дорогую — сланцевую — часть нефтедобычи. Нам это тоже выгодно.

По кому жахнуть

С экономической точки зрения нам сегодня особо опасаться нечего. Наш бюджет безубыточен при $96 за баррель. Но он будет безубыточен и в том случае, если даже при цене $70 — 80 за баррель прекратить нефтегазовые отчисления в резервные фонды. Это значит, что нам можно не тратить деньги резервных фондов, а просто временно перестать их пополнять, направив все нефтегазовые доходы в бюджет и используя на реальные нужды экономики.

Цена барреля ниже $70 не опустится — это как раз тот уровень, при котором большинство американских сланцевых нефтедобытчиков свернет работу, так как она не будет окупаться. В результате цены внутри США на нефть повысятся и подтолкнут рост мировых цен.

Короче, я совершенно не понимаю, почему наша страна должна рухнуть, даже если снижение продолжится. Бюджет Саудовской Аравии сверстан, исходя из $90, и саудиты — не идиоты, которые готовы себя обанкротить, лишь бы отомстить России. Опасаться нам нужно не их, а глупости либертарианского блока в нашем правительстве.

Этот блок сформирован из людей, ориентированных на закупку за границей всего, что там продается. И заморачиваться мерами по защите отечественного производителя для них все равно, что наступить на горло собственной песне. Весь ужас в том, что они могут позволить себе любые глупости.

Поскольку отлично знают: даже если не пытаться раскручивать импортозамещение, а по-прежнему закупать все подряд за рубежом, то наших резервных фондов хватит на несколько лет таких закупок. Ужасные саудиты — это их дымовая завеса. Вот по либералам и стоит жахнуть. Знать бы как.

Кто управляет ценами на нефть?

БОЛЕЕ 90% ТОРГОВЛИ НЕФТЬЮ ПРОИСХОДИТ ВНЕ НЕФТЯНЫХ БИРЖ. БИРЖА — НЕ БОЛЕЕ ЧЕМ ИНДИКАТОР ЦЕН, КОТОРЫЕ ПОДДАЮТСЯ РЕГУЛИРОВАНИЮ
Блогер Grinchevsky пытается поставить точку в споре о том, возможно ли регулирование цен на нефть, и приходит к выводу, что да, возможно. США и Англия, утверждает он, действительно могут произвольно регулировать цены на нефть, используя их как инструмент управления мировой экономикой, причем делают это рыночными методами. Поднимая цену, США и Англия душат конкурентов — потребителей нефти, а опуская, позволяют экономикам конкурентов расти, при этом нанося удар по производителям, в данном случае по России. Остальные производители, автоматически попадающие под удар, наносимый России, получат компенсацию в виде, например, американской сланцевой добычи, которую им позволят скупить по дешевке.
«ДОБЫТЬ НЕФТЬ НЕСЛОЖНО, ГЛАВНОЕ — ПРАВИЛЬНО ПРОДАТЬ»
Для начала немного цифр.
Всего по миру в 2012­ -  2013 годах потреблялось примерно 4700 млн. т нефти в год.
Из них США потребляют около 960 - 990 млн. т нефти в год.
Китай — 490 млн. т нефти в год.
Япония — 235 млн. т нефти в год.
Европа — 850 - 1100 (в зависимости от цен).
Внимательно смотрим на первую пятерку нефтяных компаний мира, по выручке:
1) ExxonMobil (США);
2) Royal Dutch Shell (Великобритания, Нидерланды);
3) BP (Великобритания);
4) Chevron Corporation (США);
5) ConocoPhillips (США).
Сравниваем с крупнейшими объемами добычи (Россия, Саудовская Аравия, Венесуэла). Смотрим крупнейшие по объемам добычи компании. И снова ничего не понимаем. Есть саудиты, венесуэльцы и Exxon Mobil (США). Как же так? Почему наибольшая выручка не у тех, кто больше всего добывает?
А очень просто! Добыть нефть — небольшая часть успеха.
Ее еще надо:
а) доставить;
б) переработать;
в) умело включить отходы переработки в нефтехимию;
г) доставить продукты переработки в зоны потребления (а они — сюрприз! — не совпадают географически ни с центрами добычи, ни, часто, с центрами переработки);
д) выгодно продать, в том числе и в розницу, и мелким оптом.
Так вот первая часть разгадки в том, что основная часть маржи — там, «на другом конце». Добыть не так сложно. Важно правильно ПРОДАТЬ. Цены на нефть в последние десятилетия колеблются от $12 за баррель (85 за тонну) до $130 за баррель (950 за тонну). Это за нефть марки Brent. Наша российская Urals на 7 - 12% дешевле. На бирже.
Почему так сильно колеблется цена? Формальный ответ — «это баланс спроса и предложения». Нефть — разная. Наша, к примеру, имеет себестоимость добычи $18 - 30 за баррель. Или 130 - 200 за тонну. А если добавить к этому транспортировку и акцизы, то полная себестоимость нефти — около 50 - 60 за баррель. Или 350 - 420 за тонну.
А вот у канадцев много «тяжелой» нефти. Ее себестоимость около $90 за баррель. И на рынок им есть смысл лезть только в том случае, если цены выше.
Теперь — внимание! — как правило, производители не могут то добывать нефть, то не добывать, если нефть будет колебаться то 80, то 120. Соответственно, те производители, у кого высокая себестоимость, заключают долгосрочный контракт. Не по биржевым ценам. А по некоторым. Ориентированным на прогноз цен. Но не более того.
Если мы посмотрим объем контрактов на крупнейшей «нефтяной» площадке мира NYMEX, мы выясним, что объем торгов на ней в среднем $120 млрд. в год. Добавив Лондонскую биржу Intercontinental Exchange (ICE), а также биржи Токио, Шанхая и Дубая (следующие по объемам), не выйдем и на $200 млрд. в год.
В то время как при ценах $90 - 120 за баррель, державшихся в последние годы, суммарный объем мировой торговли должен быть $8 - 10 трлн. в год.
Выводы:

1) биржа — это лишь источник котировок;
2) большая часть нефти торгуется ВНЕ ее.
При этом некоторые внебиржевые контракты заключаются строго по биржевым ценам. Но не так уж и много. Это больше фишка стран «золотого миллиарда» и арабского полуострова. Другая часть контрактов заключается по фиксированным ценам. Просто на старте рассчитывают себестоимость, рентабельность и цену. И по ней продают. Третья группа контрактов заключается по так называемой «формуле цены», т.е. есть некая фиксированная «базовая цена» (как в контрактах с фиксированной ценой», с некоей премией/штрафом, меняющимся в зависимости от цены биржи — той или иной, но большинство привязано к Лондону и Нью-Йорку). Т.е. за отклонения цен биржи от базовой цены контракта покупатель доплачивает (или продавец сбрасывает) не всю разницу, а некоторую ее часть. 50%, 20% или 70% — как договорятся.
В общем виде еще могут быть оговоренные минимальные и максимальные цены. Т.е. «по формуле, но не выше» и «по формуле, но не ниже».
Что означает, что цена колеблется, но… не опустится ниже определенной оговоренной и не подымется выше другой, тоже оговоренной заранее.
Так что биржевая цена нужна. Она очень нужна. И покупателям, и продавцам. Как ориентир «справедливой равновесной рыночной цены».
Подчеркиваю: именно как ОРИЕНТИР. Реальные цены все же, хоть и зависят от ориентира, отличаются от него.
Теперь — внимание — последний штрих. Из контрактов, заключенных на бирже (фьючерсных, т.е. на будущую поставку) доживает до даты исполнения около СЕМИ ПРОЦЕНТОВ.
Т.е. из $8 - 10 трлн. общего объема торговли нефтью всего на $200 млрд. заключаются биржевые контракты. И из них всего около 14 млрд. контрактов доживают «до дня исполнения». Остальные «закрываются» раньше. Что значит «закрываются? Очень просто. Заключив «противоположный» контракт. Т.е. если я сегодня заключил на бирже контракты по покупке 15 февраля 2015 года миллиона баррелей нефти марки Brent (просто одна из самых торгуемых марок, это месторождение возле Шотландии, и к цене этой марки привязываются многие другие, например наша Urals) по цене $60 за баррель, а завтра заключил аналогичный контракт, на ту же дату, но уже на продажу по 61, это не значит, что я физически должен где-то принимать супертанкер с этой нефтью, проверять количество, а на следующей день его же продавать и снова мучиться. Отнюдь!
Просто биржа проведет «клиринговую операцию» и «погасит» встречные обязательства. Я уже никому ничего не должен, а заработал доллар на каждом барреле, т.е. миллион долларов!
Ну… Или потерял, если стоимость нефти стала 59.
Вторая прекрасная часть биржевой торговли состоит в том, что против «обещания поставки нефти» я делаю «обещание оплаты». Я выставляю лишь некоторую «гарантийную сумму». Как и мой контрагент.
Т.е. я зарабатываю миллион за день, вкладывая не 60 млн., а всего лишь 1,8 миллиона. Правда, здорово?
Увы, вынужден напомнить: на бирже деньги теряют столь же часто, как и зарабатывают. Единственные, кто там зарабатывает гарантированно, — это сами организаторы биржевых торгов. Все остальные непрерывно рискуют.
Так вот, после того как я пояснил суть «погашения контрактов», предлагаю оценить главную прелесть биржевых торгов: и из этих $14 млрд., составляющих ничтожную долю от общего объема торговли нефтью, ИСПОЛНЯЕТСЯ, т.е. ПОСТАВЛЯЕТСЯ физически около ОДНОГО ПРОЦЕНТА от объема. Остальное гасится деньгами. Между текущей ценой и ценой заключения. А это вообще — $140 миллионов.
Т.е. как сумма и физический объем поставок по биржевым торгам на фоне общего объема поставок нефти — это «так, ни о чем».
Отсюда главный вывод: хотя цена биржи и является индикатором, определяющим стоимость примерно половины всей нефти в мире, люди, которые проводят торги, в самой нефти не нуждаются. Они живут строго по правилу «купил, чтобы продать, продал, чтобы купить».
И — внимание — ориентируются они на что угодно, только не на потребительские свойства нефти. Для них нефть — это не бензин для автомобиля, сырье для пластика, керосин для самолета, дизель для катера или мазут для котельной. Для них нефть — это «рыночные тренды», «прогнозы потребления», «объемы предложения» и «платежеспособный спрос».
То есть на биржах торгуют представлениями. И прогнозами. Если ты убедительно дашь прогноз, что «мир в кризисе, объем потребления уменьшается», «медведи» (игроки, играющие на понижение) радостно тебя поддерживают и опускают цену. Если убедительно расскажешь, что «страны ОПЕК договорились сократить добычу и поднять цену», тебя поддержат «быки» (игроки, играющие на повышение) и поднимут цену.
А теперь — внимание! — кто наибольший авторитет в области прогнозов потребления? Ответ — это крупнейшие нефтяные фирмы, крупнейшие банки и правительства США и ЕС. Т.е., увы, компот американо-британского капитала.
ВЫСОКОЙ ЦЕНОЙ НА НЕФТЬ США И АНГЛИЯ ТОРМОЗЯТ ЭКОНОМИКУ КОНКУРЕНТОВ
Остается два вопроса.
  1. Зачем же они тогда подымают цену? Ведь могли бы ее опустить до нуля.
  2. Как компенсируют потери те, кто их несет.
Ответ на первый вопрос делится на четыре части.
А) Во-первых, страны ОПЕК в 1969 - 1972 годах для того объединялись и регулировали объемы предложения, чтобы с ними начали договариваться о ценах на нефть. И чтобы у них оставалась хоть какая-то прибыль.
Б) Во-вторых, если мы посмотрим снова на список крупнейших потребителей, то увидим, что у США (фактически «держащих» основную выручку на рынке и сам рынок) потребление 22%. А следом идут Европа (20 - 25%), Китай (5 - 6%) и Япония (2 - 3%). Все как один — конкуренты на глобальном рынке. И почти у всех у них нефть — крупная статья затрат. И высокая цена на рынке — тормоз экономики. Так что у американского капитала (и слившегося с ним в экстазе британского) есть все основания «давить конкурента». Естественно, следя за ситуацией. В кризис цену чуть опускают, давая дышать. На пике развития — подымают, тормозя.
В) Сами США и Британия, как ни странно, от «биржевых цен» не особо страдают. Т.к. их крупнейшие компании нефтяные инвестируют в добычу. В США, Мексике, Канаде, Венесуэле, странах Персидского залива. И как инвесторы они оговаривают фиксированную цену поставки. Ну возможно, «с легкой премией/штрафом». Так что от колебаний цен они не сильно страдают. Имеется в виду, конечно, нефтяные компании и банковско-биржевое сообщество США. Потому что уменьшить налоги они не забывают.
Г) И последнее. К цене нефти привязана капитализация — идол современной экономики США. Проседание цен на нефть с 1972 года всегда вело к снижению капитализации. И наоборот. А к капитализации привязана значительная часть бирж и т.п.
Т.е. рычаг, позволяющий иногда опустить цену на нефть, а иногда поднять, — это могучий рычаг для заработка на бирже. Надо только не забывать, что стратегически цена на нефть и капитализация должны расти.
Впрочем, в 1970 - 1972 годах США поменяли формулу «чем дешевле нефть, тем выше прибыль, а значит, и выше капитализация» на противоположную. И никто не мешает им попробовать повторить то же самое. Никто. Кроме стран БРИКС, пытающихся не только вывести торговлю из долларов, но и создать новую площадку. Вдруг им удастся?
Со вторым же вопросом несколько сложнее… «Кто компенсирует потери участникам рынка?» Ответ разбивается на несколько частей.
А) Биржевым участникам никто не компенсирует. Брокеры торгуют не на свои деньги, а на деньги клиентов. А клиенты должны учитывать риски биржевой игры.
И ориентируются, напоминаю, на прогнозы производства и потребления. А эти прогнозы регулируются на основе прогнозов правительств США, Еврозоны, их регулирующих действий по капиталу и прогнозов по добыче. У союза правительств США, Евросоюза и крупнейших нефтяных компаний мира тут определяющая регулирующая сила. Что характерно, площадки крупнейшие — тоже их. Это они следят, не было ли мошенничества. И манипулирования рынком. Подымите руку те, кто верит, что в своем собственном манипулировании рынком они усмотрят такие признаки?
Б) Нефтяные компании США и Великобритании почти не понесут прямых потерь, т.к. большая часть их контрактов — по фиксированной цене. И большая часть прибыли — в цене конечных продуктов. Т.е. то, что они потеряют на продаже сырой нефти, они доберут на марже между бензином, соляркой, полистиролом, полиэтиленом и нефтью. Ведь их цена просядет меньше.
В) Крупнейшие банки и фондовые игроки. Эти доберут тем, что отхватят часть рынков, скупят новые обанкротившиеся компании и — плюс — правильно поиграют на бирже.
Г) Правительство США. Вот эти, черт побери, на опускании капитализации и кризисе потеряют солидно. Но у них и ставки другие. Не рынки и не доходы. У них — «наказание» России. И «шугание» БРИКС. Они рассчитывают, что в случае победы за все заплатит Россия. И сторицей. В случае же поражения их потери многократно превысят текущие «недовыручки». Но и это нестрашно. Ну урежут чуток расходы на образование, медицину и т.п. И что? Во всем можно обвинить «бешеную Россию».
Д) Саудиты. Те, кто отказался по требованию стран ОПЕК сократить добычу. И, наоборот, развернул ее. Тем самым и «пробив» потолок в $80 за баррель.
Во-первых, саудиты «доберут объемом». Себестоимость добычи нефти у них низкая ($12 - 15 за баррель по старым источникам), так что дополнительная выручка все равно принесет прибыль.
А во-вторых, я сильно подозреваю (хоть и доказать не могу), что саудитов поманили «пряником» скупки конкурентов, когда те разорятся. Тех же сланцевых активов, например. Или некоторых мощностей по производству и транспортировке СПГ.
СЛАНЦЕВАЯ АФЕРА
Мне вообще кажется, что «просадка» сланцевого газа планировалась. Слишком уж уверенно, по многим данным, ребята тратили инвестиционные деньги, вырученные по IPO, на фактически операционные расходы, тем самым, естественно, снижая себестоимость и повышая заманчивость «сланцевых активов». Классическая «пирамида». Но жизнь любой «пирамиды» конечна. И «мировое снижение цены» — удачный повод избавиться от «случайных людей». На определенном этапе деньги «кроликов», входящие в проект, были полезны. Многочисленные косвенные материалы подтверждают, что там использовались инвестиции на фактически операционные затраты. И тем самым махинацией с отчетностью (в стиле «Энрона», только куда масштабнее) достигалась «низкая операционная себестоимость», «высокая маржинальная прибыль» и, соответственно, наращивалась цена одной акции и проекта в целом.
Однако теперь свою роль «кролики» уже выполнили. Дали деньги на рискованный этап развития и позволили «нарисовать» выгодную себестоимость. Теперь пора их из бизнеса выкидывать.
И «мировой кризис нефти» служит этой цели как нельзя лучше. Теперь на деньги, вырученные раньше у этих «кроликов», можно по дешевке выкупить акции, купленные ими ранее задорого.
А сейчас, похоже, обещанием разрешить выкупить доли в сланцевых проектах и СПГ Штаты и купили их лояльность.

ConocoPhilips режет инвестиции на 20%


Мор начался не только у сланцевой мелочевки, но и у больших компаний.  Вслед за сокращением персонала в British Petroleum, американская Conoco Philips (пятая негосударственная компания в мире по запасам нефти и газа) объявила о сокращении капитальных инвестиций на дикие 20% в 2015.  Основные сокращения на месторождениях - Montney, Duvernay в Канаде, Permian Basin в Техасе и сланцевое Niobrara, но они коснутся и других месторождений  - ИСТОЧНИК
Это очень серьезно, так как лишь для поддержания текущего уровня добычи требуется все более возрастающий поток инвестиций.

Читать ТАКЖЕ:

США - ЗЛО: Саудовская Аравия и ОПЕК хоронят США, а Россия и Китай перехитрили США

Комментариев нет :

Отправить комментарий