вторник, 23 июня 2015 г.

Читать ВСЕМ! КОБ: ЛИБЕРАЛИЗМ = ФАШИЗМ=КОНЕЦ или КОММУНИЗМ=БУДУЩЕЕ

Либерализм и фашизм: сущностное единство




От редакции "Россия навсегда": Доклад замглавы Центра научной политической мысли и идеологии, д.и.н., Вардана Эрнестовича Багдасаряна на научно-экспертной сессии "Российский либеральный эксперимент: итоги и анализ"


Чаще всего о либеральном эксперименте в России говорят сегодня в прошедшем времени. Был исторический этап приверженности идеологии либерализм, но он минул, остались лишь определенные либеральные рецидивы. В представляемом докладе постановка вопроса другая. Выдвигается тезис о том, что либерализм был доведен до своего предельного, максимального воплощения. Но далее он не только не был свернут, а стал трансформироваться в генетически преемственную от него идеологию. Появляются тенденции фашизации.

Может показаться, что заявленное соединение либерализма и фашизма — некий постмодернистский оксюморон. В действительности идея объединения либерализма и фашизма, их общности, возникает не сегодня. И выдвигается она не критиками, а сторонники либеральной идеологии. 

Обратимся к 1932 году — времени прихода НСДАП и власти в Германии. Находившийся под впечатления фашистского проекта Герберт Уэллс призывает: 


"Прогрессивисты должны стать либеральными фашистами и просвещенными нацистами"

Уэллсовский идеал этого времени — "Тоталитарное государство под управлением могущественной группы благожелательных экспертов-либералов". [1]

Рис. 1. Политический союз либерализма и фашизма сегодня

Является ли это чем-то принципиально новым? Известно, кто финансировал нацизм в Германии. 

Даже  в 1941 году, когда Вторая мировая война была в самом разгаре: "Standard Oil", "General Motors", "Ford", ИТТ, продолжают инвестировать Третий Рейх. Значит,  либерально-фашистский альянс, как минимум, неслучаен. Значит, какие-то глубинные основания для этого альянса существует. (Рис. 2). [2]

Рис. 2. Кто финансировал германский нацизм? Иностранные инвестиции в Германию в 1941 г.

Обратился к высказываниям лиц, которые считаются теоретиками идеологии либерализма. Людвиг фон Мизес: 

Картинки по запросу Людвиг фон Мизес:

"Нельзя отрицать, что фашизм и близкие ему движения, стремящиеся к установлению диктатуры, преисполнены лучших намерений, и что их вмешательство в данный момент спасло европейскую цивилизацию. Эта заслуга фашизма останется в истории навечно". [3]
Фашизм рассматривается идеологом либерализма как та сила, которая противостояла исторически коммунизму и большевизму, но отнюдь не либерализму.
А вот высказывание Фридриха Августа фон Хайека:
 
"Иногда стране необходимо временное установление диктаторской власти в той или иной форме.
Как вы понимаете, диктатор может править по-либеральному.
Так же, как демократия может править совершенно без либерализма. Лично я предпочитаю либерального диктатора демократическому правительству, которому недостает либерализма". [4]
Диктатура оказывается, сообразно с хайековским пониманием не противоречит либеральной идеологии.
И еще одно высказывание, уже современного популярного исследователя Ишая Ланда:

"Фашизм, несмотря на его слова и жесты, пришёл вовсе не сражаться с либерализмом, но прежде всего в качестве его союзника, хотя и задиристого и высокомерного, но оказывающего столь необходимую помощь". [5]
Можно встретить точку зрения, что о фашизм был только в Италии, в период власти Бенито Муссолини. 


Этот подход может быть определен как этимологический. Фашизм от "фашио" — пучок прутьев, символизирующий единство государственной общности. 

Мы в данном случае оперировали более широкой трактовкой. Фашизм понимался нами как идеология превосходства. 

Различие систем превосходства позволяет провести типологизацию фашистских режимов. 

Одна версия фашизма утверждает идею расового превосходства. 

Другой вариантпревосходство кланово-родовое. 

Наконец, в третьей версии фашизма превосходство выражается через принадлежность к определенной корпорации. Эти корпорации могут иметь финансовый, силовой, меритократический профиль. Все их объединяет легитимизация власти сильных. [6] 

Актуальным в этой связи может быть подход озвученный еще на восходящей фазе генезиса фашистской идеологии. Э.Генри в книге "Гитлер против СССР" писал: 


"Фашизм, представлявший до сих пор плохо замаскированное смешение всевозможных, трудно сочетаемых лоскутьев и отбросов корпоративизма, цезаризма, бонапартизма, монархизма, военной диктатуры и даже теократизма (в католических странах), нашел здесь, наконец, свою безукоризненно соответствующую фундаментальную форму государства – олигархический деспотизм". [7] 

Сказано это было в отношении Германии 1936 года, но звучит как будто в отношении другого времени и в отношении другой страны. (Рис. 3).


Рис. 3. Типология фашизма как воплощение идеи превосходства

Целесообразно провести типологическое сравнение различных моделей фашизма. Германская модель фашизма и итальянская модель фашизма имели, несомненно, отличия. С одной стороны — неравенство социальных страт, с другой — неравенство рас и народов. 

Борьба с социальным смешением — итальянский вариант фашизма, борьба с расовым смешением — германский вариант. 

В итоге, идентифицируется расистский фашизм (нацизм) в германском варианте и корпоративный фашизм в итальянском

Объединяет их идеология превосходства. (Рис. 4). [8]


Рис. 4. Модельное различие итальянского и германского фашизма

Типолоизация идеологий может быть проведена посредством распределения идеологий по политическому спектру. 

В качестве критерия этого распределения была взята в данном случае степень значимости ценности равенства — неравенства. [9] 

Левый полюс — это абсолютное равенство, правый — абсолютное неравенство. 

Понятно, что в реальном выражении абсолютного стопроцентного равенства и абсолютного стопроцентного неравенства не бывает. Но важна фиксация векторальной ориентированности. 

В результате проведенного распределения получается следующая картина. Слева коммунизм, дальше при движении в правом направлении — государственный социализм, далее — социал-демократия, потом — либерализм, дальше — то, что называется либеральный консерватизм и национальный консерватизм (сегодня  консервативная идеология, по сути дела, прикрытие корпоративизма), наконец — фашизм

Но и фашизмом представляемая развертка не заканчивается. За ним следует  теократизм, предполагающий обожествление высшей власти, управление богом, высшая степень неравенства. (Рис. 5).


Рис. 5. Распределение идеологий по спектру ценности равенства

Что следует из этой классификации? 

Во-первых, не работает тезис, который является базовым для теории тоталитаризма, об идейной близости коммунизма и фашизма. В представленном политическом спектре они на разных полюсах. 

Во-вторых, обнаруживается близость фашизма и либерализма. Если последовательно двигаться вправо, то от точки "либерализм" система через промежуточное состояние консерватизма-корпоративизма приходит к точке "фашизм".

Посмотрим далее, как этот переход реализовывался исторически. 

Классическим для данного рассмотрения является опыт идейно-властной эволюции Германии. 

После падения режима императора Вильгельма II особо сильные позиции в Германии получили коммунисты. Ноябрьская революция 1918 года соотносилась с идеологическим влиянием коммунистического лидера Карла Либкнехта. [10] 

Но далее — первый шаг вправо — инициирующая роль переходит к социал-демократам. Рейхспрезидентом становится социал-демократический лидер Фридрих Эберт. [11] 

За эбертовское правление режим эволюционизирует правление в направлении либерализации. От социал-демократических идеалов Германия переходит к идеологии либерализма. У руля государственного управления после Эберта оказываются  либеральные рейхспрезиденты. Ганс Лютер и Вальтер Симонс. 

Дальше — очередной шаг в правом направлении — приход Пауля фон Гинденбурга. Утверждается идеология национал-консерватизма. [12] И здесь возникают очевидные  коннотаты по отношению к сегодняшним заявлениям о консервативном идеологическом позиционировании "Единой России". 

Наконец, национал-консерватизм замещается фашизмом. 

А далее — происходит крах германской государственности. (Рис. 6)

Рис. 6. Опыт идейно-властной эволюции Германии

Теперь посмотрим с учетом германского опыта, что происходит на постсоветском пространстве. 

Логика — та же самая. Государственный социализм опирался на государственную, позиционируемую как общенародная, собственность. 

Далее, с распадом СССР утверждается идеология либерализма. Этот этап соотносился экономически с курсом приватизации ресурсов. 

Приватизационная политика доводится до того уровня, когда приватизируется само государство. Устанавливается модель корпоративизма, имеющая определенные отличия от либеральной модели, но связанная с ним генезисно. И эту систему корпоративизма или приватизированного государства можно наблюдать повсеместно на постсоветском пространстве. 

Современная украинская ситуация дает здесь особо яркую иллюстрацию. Но развитие в правом направлении на этом не заканчивается. Достигнутый статус верхушки государства-корпорации надо идеологически обосновать и закрепить. Идеологическое обоснование превосходства и присвоения это и есть фашизм. (Рис. 7).


Рис. 7. Логика фашизации постсоветского пространства

Поднятая проблема не ограничивается 20-40-ми годами ХХ века. Вопрос об угрозах фашизации мира фундаментальный и мегаисторический. 

Он связан с проблемой равенства человечества.

Системный кризис античного мира был связан с трендом усиления неравенства. По сути дела, была установлена модель антропологического неравенства человечества. Ни раб, ни варвар не считались людьми в подлинном смысле. Заявлялась иерархия антропологических типов. 

Все это было до провозглашения Нагорной проповеди. В ней заявлялось, что не должно быть ни эллина, ни иудея, не должно быть деления на богатых и бедных. Декларировались ценности социального равенства. 

Отсюда далее формируется исторически два направления и два типа проектов. (Рис.8).

Одни проекты утверждают антропологическое единство человечества. Условно их можно назвать "проекты Нагорной проповеди". 

Второе направление представляют проекты антропологического неравенства. Условно их можно определить как  "антиевангельские проекты". 

Применительно к ним мало что изменилось в сравнении с античными временами. Как известно, в античном полисе декларировались идеалы свободы. Но свобода сочеталась с рабовладением, несвободой рабов. 

Противоречие снималось тем, что людьми считались только те, кто относится к категории политес. Человек — это "политическое животное", политес и, соответственно, не гражданин полиса не относится ни к политес, ни к человеку. Раб (на Украине это польское БЫДЛО - украинцы)  в античном понимании это говорящее орудие труда. [13]


Рис. 8. Генезис фашистской идеологии в мегаисторическом рассмотрении

Перенесемся теперь в Новое время. 

Славная американская история персонифицируется через ряд фигур президентов США. 

Что их объединяет? Во-первых, все они были либералы, приверженцы либеральной системы ценностей, а, во-вторых, все они были рабовладельцы. (Рис.9) [14] 

Ценность свободы (liberty) считалась базовой. 

Но право свободы адресовалось не в отношении всех, а группы избранных. 

Значит избранничество, превосходство оказывалось еще более значимой ценностной позицией, чем свобода. А идеология превосходства, как уже было показано выше, это уже идеология фашизма. 

Фашистские и либеральные ценности оказываются системно взаимоувязаны.


Рис. 9 Американские президенты-рабовладельцы

Как в основании либерализма, так и фашизма лежит одна и та же гоббсовская модель миропонимания — мир как борьба. 


Либеральная модель, выстраивается на представление, что общественное бытие есть поле конкуренции индивидуумов. 

Рыночная конкуренция является цивилизованной формой борьбы за существование. 

Но и фашистский мир — это тоже поле тотальной борьбы. 

По результатам борьбы общество делится на успешных и неуспешных. Успешные — это элита, неуспешные — социальное дно. 

Но и фашистская модель предлагает сходную дифференциацию успешных и неуспешных. Выигрывают в глобальной борьбе народы высших рас, проигрывают расово несовершенные. Недочеловек-унтерменш несостоятелен в этом противостоянии.

Что происходит с либеральной идеологией при ее максимизации? Есть успешные, те кто выиграл, и есть неуспешные, те, кто проиграл борьбу. 

Возникает необходимости закрепить власть успешных идеологически, институционально, юридически. И либеральная модель при таком закреплении начинает трансформироваться в модель фашистскую.
Тенденции фашизации и дефашизации в истории XX–XXI веков могут быть рассмотрены в контексте борьбы социалистического, с одной стороны, и либерального, с другой, проектов.
Начало XX века соотносится с усилением демократического, социального движения. Октябрьская революция венчает этот процесс.
Для либеральной идеологии данный период может быть определен, как период "либерализма, загнанного в угол". [15] Основная проблема для либерализма подавление — демократического движения, и фашизм как раз и возникает для реализации этой репрессивной функции.
Далее — Вторая мировая война, победа над фашизмом, создание международной социалистической системы.
Либерализм в этот период открещивается от фашизма.
После возникновения мировой социалистической альтернативы доминирует тенденция дефашизации мира. Устанавливается модель социального государства, увеличивается социальный пакет. Наличие советской альтернативы заставляло сильных делиться со слабыми. [16]
Однако с середины 1970-х годов, — соотносясь с начавшимся вырождением советской системы, обнаруживается противоположная  тенденция. Эту тенденцию отразила известная работа С.Хантингтона, М.Крозье и Д.Ватануки "Кризис демократии", написанная ими в 1975 году по заказу "Трёхсторонней комиссии". [17] 



Вызов происходящей трансформации обнаруживался в разводе либерализма и демократии. Вместо демократической модели устанавливался новый иерархизм. Доминирующей стала тенденция корпоративизации. 

Рушится Советский Союз, снимается социалистическая альтернатива, и дальше корпоративизм нашел воплощение в феномене приватизированного государства. Либерализм, по сути, окончательно разрывает с демократией и уже открыто позиционируется как элитаризм. (Рис. 10)

Рис. 10. Фашизм в истории в контексте противостояния либеральной и социалистической альтернатив


Различия социалистической и либеральной модели могут быть проиллюстрированы и количественно. 

Либеральная модель, мироустройства: на 15% золотомиллиардного населения земного шара приходится 70% мирового потребления. 

И принципиально другая модель мироустройства предлагалась в рамках социалистической альтернативы. Проиллюстрировать ее можно по разности между производством ВВП на душу населения и потреблением по республикам СССР. Производили больше, чем потребляли, только РСФСР и Белоруссия. 

То есть центр не эксплуатировал периферию, а, напротив, сам акцентировано работал на ее обеспечение. 

Эта принципиально отличается от либеральной и фашистской системы, основанной на эксплуатации центром периферии. (Рис. 11). [18]

Рис. 11. Идеология господства и идеология мессианства

Еще один индикативный количественный замер — отношение в доходах в ВВП на душу населения 10% наиболее богатых стран мира к 10% наиболее бедным странам мира. 

В исторической проекции обнаруживается две волны фашизации. 

Первая половина XX века — неравенство усиливается. Но вот возникает социалистическая советская альтернатива, и разрыв между наиболее богатыми и бедными идет в направлении сокращения. 

Рушится Советский Союз, снимается эта альтернатива, и рост неравенства идет в геометрической прогрессии. 

Либерализация и фашизация оказываются в одном тренде, и как следствие, обе они оказываются связаны с усилением социального неравенства. (Рис. 12). [19]


Рис. 12. Отношение в доходах ВВП на душу населения 10 % наиболее богатых стран к 10 % наиболее бедных стран мира, число раз

О степени популярности различных идеологий в мире можно получить представления по самопозиционированию правящих партий. 

Такой расчет был проведен по данным на 1985-й и 2009 годы. Сравнивая полученные показатели, можно наблюдать принципиальное поправение мира. На 1985 год доминирующие позиции занимали партии, которые позиционировались, как либеральные. 

Сегодня либерализм существенно потерял в количестве стран, избравших его в качестве идеологии. Но зато значительно больше стало стран, правящие партии которых позиционируются, как консервативные, национально-консервативные, национальные, исповедующие идеи исповедующие идеи национализма и т.п. 

Это, с одной стороны, опять-таки подтверждает тезис о трансформации либерализма в фашизм. С другой стороны, мы видим поляризацию сил, что тоже является соответствующим историческим симптом. (Рис.13).


Рис. 13. Идеологический вектор развития мира: идентификация государств по доминирующей идеологии, в %

Могут возразить, что у либерализма и фашизма имеются два, как минимум, два принципиальных различия. 

Первое — это либеральная ценность свободы, второе — либеральная ценность индивидуума. 

Фашизм, казалось бы, обе эти ценности дезавуирует. Вначале о ценности свободы. Ни одно общество, ни одна социальная сборка не может быть построена на идее свободы, как таковой. Социогенез, как известно, начинается с установления табу. 

О бесперспективности выстраивания общества на идее свободы рассуждал в свое время Василий Розанов: 


"От свободы все бегут: работник к занятости, человек к должности, женщина к мужу. Всякий — к чему-нибудь. Все лучше свободы, "кое-что" лучше свободы, хуже "свободы" вообще ничего нет, и она нужна хулигану, лоботрясу и сутенеру". [20]

Но если на основе идеи свободы невозможно осуществить социальную сборку, то в чем тогда смысл идеологии либерализма? 

Либеральная идеология, формировалась исторически, когда существовала иерархическая система, позднесредневекового общества. Либерализм был инструментом для разрушения этой иерархии. 

Разрушались социальные перегородки, декларировались ценности свободы и равноправия, индивидуум, ставился выше группы. 

Но что дальше? Система прежнего иерархизма разрушается, однако вместо нее через некоторый исторический интервал начинает строиться новая иерархическая система. 

Элитаризм аристократии сменился элитаризмом олигархии. Либерализм оказывается идеологическим инструментом, для выстраивания новой модели превосходства и неравенства. (рис. 14)

Рис. 14. Исторические инверсии социального устройства в идеологии  паразитизма


Свобода одних, как свидетельствовал опыт рабовладельцев — американских президентов, предполагала несвободу других. 

Древний мир и средние века знали категорию лиц "свободные". В противоположность им существовал "несвободные" — рабы, крепостные. [21] 

Свободные не могли существовать без наличия рабов и крепостных. 

А сегодня какая постановка вопроса? "Свободные" противополагаются "бедным". Из этого противоположения следует, что "свободный" тождественен "богатому". 

В геокультурном плане свободный эллинский мир противопоставлялся в античные времена варварскому несвободному мир. И сегодня в политологической терминологии "свободный мир" противопоставляется "автократической периферии". Свобода бенефициаров и обеспечивается тем, что на "свободных" работают "несвободные". (Рис. 15)


Рис. 15. Соотношение свободы и несвободы в социальном проектировании

Что представляет собой в свете рассматриваемой проблемы выстраиваемая мировая систем? Либерализм в ней оказывается достаточно прочно связан и сопряжен с фашизмом. 

В центре мировой системы — либерализм. Это страны "золотого миллиарда". Свобода оказывается преференцией избранных. 

А в тоже время на периферии устанавливаются, фашистские режимы. Для этой группы стран характерны уже другие черты —  автократия, иерархизм, непотизм. 

Принцип здесь уже совершенно другой — несвобода для большинства. Одно связано с другим: либерализм и свобода в центре, фашизм и несвобода на периферии. 

Либерализм в общей мироустроительной парадигме дополняется фашизмом. Одно не может функционировать без другого. (Рис. 16).


Рис. 16. Либерализм и фашизм в центр-периферийных отношениях современной мир-системы

Второе возможное возражение против тезиса о сущностном подобии либерализма и фашизма — ценность гуманизма и человеческой жизни

О степени гуманистичности либерализма можно получить представления по расчету демографических потерь России, понесенных ей в результате либеральных реформ. 

Фиксируется численность населения на конец 1980-х годов, современная численность и потенциальная численность при сохранений коэффициента рождаемости и смертности на уровне позднесоветских лет. 

Общие потери России — неродившиеся и преждевременно умершие составляют 30 миллионов человек. 

Но может быть, падение демографических потенциалов есть мировой тренд.  

Аналогичный расчет по должной, на основе показателей конца 1980-х годов, численности населения был проведен применительно к США (сколько было, сколько стало и сколько должно было стать). Здесь показатель плюс 24 миллиона человек. 

На 24 миллиона современное население США больше, чем оно должно было бы быть, если сохранялся коэффициент рождаемости и смертности конца 1980-х годов. Из проведенного сопоставления видно, кто является бенефициаром произошедшей инверсии. (Рис. 17)


Рис. 17. Демографические потери в России в результате либеральных реформ

Иллюстративен применительно к раскрытию сущности либерализма ряд высказываний — видных, относящихся к либералам, представителей российской политической элиты.
И.Ю.Юргенс:
 

"России мешают русские. Основная масса наших соотечественников живет в прошлом веке и развиваться не хочет. Русские еще очень архаичны. В российском менталитете общность выше, чем личность". [22] 

Е.Т.Гайдар: 



"Идут радикальные преобразования, с деньгами сложно, и уход из жизни людей, неспособных противостоять этим преобразованиям — дело естественное". [23] А.Б.Чубайс: "Что вы волнуетесь за этих людей? Ну, вымрет 30 миллионов — они не вписываются во время. Не думайте об этом, новые вырастут". [24] 

Чем принципиально либерализм в таком изложении и фашизм различаются?

Ниже представлена мировая карта преступлений либерализма. 

На ней  показаны по странам мира наиболее крупные демографические катастрофы, которые были связаны с либерализмом. 

Здесь и соответствующие тридцатимиллионные демографические потери России, здесь и 40 миллионов умерших в результате пандемии голода в Индии, здесь и геноцид в отношении аборигенов Африки, Америки, Австралии, здесь и огромное количество — более 100 миллионов — наркозависимых людей после опиумных войн в Китае. (Рис. 18).

Рис. 18. Карта преступлений либерализма


Сошлюсь на исследование британского ученого Стюарта Лейкока. 



Согласно его расчету, Великобритания, страна, которая традиционно позиционируется, как носитель либерализма, является и главным военным экспансионистом. 



Существует только 22 современные страны мира, в которые никогда не вторгалась Великобритания. Имея в виду акты агрессий США, стран, не подвергшихся экспансии англо-саксонского либерализма, окажется еще меньше. 

Страны, которые экспортируют либерализм, несут одновременно и военную экспансию, и связанные с ней жертвы. (Рис. 19). [25]


Рис. 19. Страны мира, в которые никогда в истории не вторгались британские войска (Стюарт Лэйкок)

Таким образом Великобритания, а затем США - ВСЕГДА НЕСЛИ ЛЮДЯМ  ДРУГИХ СТРАН - ВОЙНУ и ХАОС..

Посмотрим далее, как акторы классической триады "личность–общество–государство", развертываются в рамках двух альтернативных проектов развития человечества. (Рис. 20).

Личность. 
Для социализированной модели, человек есть социальное существо. Как перспектива следующей стадии движения в данном направлении — человек — существо духовное. 
Для либеральной модели человек — это индивидуум. И далее в перспективе перехода от либерализма к фашизму — человек–зверь.

Общество. 
В социализированной модели общественные интересы преобладают над частными. Ценностные ориентиры — коллективизм, социальный патернализм. Двигаясь далее в направлении социализации, появляется перспектива солидаризированного общества, утверждения ценностной парадигмы альтруизма. 
Идем теперь в развертке либеральной логики: частные интересы преобладают над общими, базовая ценность — индивидуализм, конкуренция. Отсюда следующий уже фашистский этап в  развитии этой логики — диктатура меньшинства, власть сильных, неравенство, в том числе и неравенство антропологическое.

Государство. 
Для социализированной модели развития — государство это социальная оболочка. Перспектива эволюции в данном направлении — нравственное государство. 
Либерализм задает принципиально иную логику — освобождение индивидуума от государства. А далее — фашистская перспектива — власть избранных, государство-корпорация.


Рис. 20. Альтернативы развития человечества


По сути дела, сформировались два альтернативных взгляда на исторический процесс: история как социализация и история как индивидуализация. (Рис. 21).
Отсюда же две версии социальной эволюции.
Первая версия: социальная эволюция как социализация человечества. Идеал будущего — всечеловеческое братство.
Вторая версия: социальная эволюция как борьба за существование. Исходя из нее бытие человека мыслится как глобальная конкуренция, в которой есть успешные и неуспешные. Сильные в конкурентной борьбе побеждают слабых. Но следуем в этой логической развертке далее: глобальная война, закрепление власти сильнейших, превосходство, присвоение неравенства.
По сути дела, заявляя об эволюции, и  прогрессе,  либерализм и вытекающий из него фашизм, приходят в итоге к контрэволюции — отрицанию самой перспективы нравственного человеческого развития.
Вызов, таким образом, предъявляется в отношении самого эволюционного процесса. (Рис. 22).

 

Рис. 21. Идеологические альтернативы взгляда на историю



Рис. 22. Две версии социальной эволюции


Фашизм был, казалось бы, окончательно разгромлен семьдесят лет назад. Нюрнбергский процесс осудил фашистскую идеологию.[26] 



Однако сегодня новая волна фашизации захлестнула мир. Оказалось, что не вытравлены были идейные корни фашизма. 


А эти идейные корни обнаруживаются в идеологии либерализма. 

Соответственно, нужен новый Нюрнберг, мировой суд над преступлениями либерализма-фашизма.






ПРИМЕЧАНИЯ
[1] Голдберг Дж. Либеральный фашизм. М.:Рид Групп,2012. С. 2, 29; http://isradem.com/index.php?newsid=1245
[2] Рубцов Ю. Как США и Англия финансировали Гитлера // http://newsland.com/news/detail/id/520616/
[3] Мизес Л. Либерализм // http://iknigi.net/avtor-lyudvig-mizes/56433-liberalizm-lyudvig-mizes/read/page-5.html
[4] The Hayek-Pinochet Connection: A Second Reply to My Critics // http://coreyrobin.com/2013/06/25/the-hayek-pinochet-connection-a-second-reply-to-my-critics/
[5] Таранов О. Либералызафашизм? // http://com-forum.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2554:liberaly-za-fashizm&catid=86&Itemid=352; Landa I. The Apprentice’s Sorcerer: Liberal Tradition and Fascism. Brill, 2010; http://books.google.ru/books/about/The_Apprentice_s_Sorcerer.html?id=lHPS4ZgRxRIC&redir_esc=y
[6] Stanley G. Payne. A History of Fascism: 1914-1945. Madison, UniversityofWisconsinPres, 1996; Випперман В. Европейский фашизм в сравнении 1922-1982. Новосибирск: Сибирский хронограф, 2000; Мазуров И.В. Японский фашизм. М.: Наука, 1996; Проэктор Д.М. Фашизм: путь агрессии и гибели. М. Наука 1989; Рахшмир П.Ю. Происхождение фашизма. М.: Наука, 1981.
[7] Генри Э. Гитлер против СССР //  http://fb2.booksgid.com/content/B6/ernst-genri-gitler-protiv-sssr/3.html
[8] Рахшмир П.Ю. Происхождение фашизма. М.: Наука, 1981; Галкин А.А. Германский фашизм., М., 1989; Дугин А.Г. Консервативная революция. М., 1994; Пленков О.Ю. Мифы нации против мифов демократии: немецкая политическая традиция и нацизм. СПб., 1997; Фрайер Х. Революция справа. М.: Праксис, 2008; Фрай Н. Государство фюрера. Национал-социалисты у власти: Германия, 1933-1945. М.: РОССПЭН, 2009; Laqueur W. Fascism: Past, Present, Future. Oxford University Press, 1997.
[9] Багдасарян В.Э., Сулакшин С.С. Превосходство, присвоение, неравенство. М.: 2013.
[10] Биншток Г. Очерки германской революции. Встречи и впечатления. М., 1921; Троцкий Л.Д. Мученики Третьего Интернационала. Карл Либкнгехт и Роза Люксембург // http://www.1917.com/Marxism/Trotsky/CW/Trotsky-VIII/VIII-01-05-01.htm; Черный О. Е.Немецкая трагедия: Повесть о Карле Либкнехте. М.: Политиздат, 1971; Шибанов И. Германия 1918-1919. Убитая революция // http://www.socialism.ru/arxiv/2003/istoriya/ubitaya-revolyucziya
[11] Артемов В.А., Кардашова Е.В. Фридрих Эберт - первый президент Германии. Воронеж, 2001
[12] Раушер В. Гинденбург. Фельдмаршал и рейхспрезидент. М.: Ладомир, 2003; Баев В.Установление гитлеровского режима в Германии в воспоминаниях современников // Кредо. 1994. № 10
[13] Аристотель. Сочинения. М., 1984. Т. 4. С. 63; История Древней Греции / Под ред. В.И. Кузищина. М., 1996; Андреев Ю. В. Цена свободы и гармонии: Несколько штрихов к портрету греческой цивилизации. СПб.: Алетейя, 1998; Westermann W.The Slavery system in ancient Greece and Rome. Philadelphia, 1955.
[14] Ингрэм Дж. История рабства от древнейших до новых времен. М., 2011; Ваджра А. Путь зла. Запад: матрицаглобальнойгегемонии. М., 2007. С. 159-175; Horton J, HortonL Slavery and the Making of America. New York: Oxford University Press, 2005; Segal R. The Black Diaspora: Five Centuries of the Black Experience Outside Africa. NewYork: Farrar, StrausandGiroux, 1995
[15] Сысоев Г. Правило без исключения… Либерализм, загнанный в угол, превращается… в фашизм // http://www.discred.ru/news/pravilo_bez_iskljuchenij_liberalizm_zagnannyj_v_ugol_prevrashhaetsja_v_fashizm/2012-08-15-1887
[16] Багдасарян В.Э. Советский проекти мировые исторические тренды // Обозреватель–Observer. 2013. №1. С. 96–113.
[17] Crozier M.J., Huntington S.P., Watanuki J. The crisis of democracy. Report on the governability of democracies to the Trilateral Comission // http://www.trilateral.org/download/doc/crisis_of_democracy.pdf
[18] Мир в цифрах – 2011. М., 2011; Независимая газета. 2002. 21 окт
[19] http://www.ggdc.net/MADDISON/oriindex.htm
[20] Розанов В.В. Опавшие листья: Короб второй. СПб., 2001. С. 150.
[21] Кузищин В.И. Античное классическое рабство. М.: Изд. МГУ, 1990; Фролов Э.Д. Рождение греческого полиса. 2-е изд. СПб., 2004; Штаерман Е.М. Эволюция идеи свободы в Древнем Риме // Вестник древней истории. 1972. № 2. С. 41—61.
 [22] http://newsland.com/news/detail/id/558881/; http://ruskline.ru/monitoring_smi/2012/02/04/rossii_meshayut_russkie/; http://ruxpert.ru; http://marina-yudenich.livejournal.com/561744.html
[23] http://www.mk.ru/politics/article/2010/01/21/416001-esche-odno-slovo-o-gaydare.html; http://lenta.ru/news/2010/01/22/gaidar/
[24] Велькобрисский М. Как делили Россию. История приватизации. СПб: Питер, 2012. С. 28; http://ruskline.ru/monitoring_smi/2012/02/04/rossii_meshayut_russkie/; http://www.pravda.ru/politics/parties/sps/14-01-2004/46126-chubais-3/;http://ruxpert.ru/
[25] Laycock S. All the Countries We've Ever Invaded: And the Few We Never Got Round To. The History Press, 2012; http://www.amazon.com/All-Countries-Weve-Ever-Invaded-ebook/dp/B009UV5PT6; http://mixednews.ru/archives/26427; http://www.rg.ru/2012/11/08/britania.html

[26] Нюрнбергский процесс. Сборник материалов. В 2 т. М.: Государственное издательство "Юридической литературы", 1954.

Сионистская мафия организовывает многогранный геноцид людей

Сионистская мафия, наученная пришлыми бандитами внедряет в нашу жизнь сотни ловушек, которые забирают наше здоровье, знания, деньги; наше образование, интеллект, кругозор; наших детей, внуков, правнуков, родственников, друзей...

От экологии к мировым политическим проблемам

Не так давно ознакомился с рядом статей известных учёных об экологии, которые во весь голос кричат о глобальном потеплении и главной причине – выбросах углекислого газа в результате деятельности человека: 
«Если запустить в атмосферу тонны углекислого газа, будет эффект парника. Это ясно первокурснику физфака…» (Л.К. Фионова, доктор физико-математических наук, профессор).

Попытаюсь ответить на подобные утверждения. Ведь вопрос не об «углекислом газе», а кто на кого работает?..

Сейчас появилось много работ об экологии, и создаётся впечатление, что это ещё один аналог темы о «сетевой демократии», которая активно поднималась год назад, кстати, теми же «экологами». Обидно, так рьяно затеяли, и на выходе – ничего… Видно, к русскому народу не подходит эта «иностранщина»

С русским человеком нужно говорить душой, а не через Сеть. 

Однако в последнее время учёные вновь активизировались и включились в борьбу за экологию. Хорошая тема и актуальная, и также оказывается «сетевая»! Конечно, экология нашей планеты находится в ужасном состоянии. И эта картина обрисована правильно, её обозвали «адом».

НО… беда в том, что учёных, к нашему большому сожалению, часто используют другие, и, нередко, враждебные силы в своих корыстных целях. И далеко ходить не надо: все интернет-сети, включая операционные системы, программное обеспечение – подконтрольны спецслужбам США и др

А результаты – это уничтожение национально ориентированных государств (Югославии, Ирака, Ливии, вся Африка пылает войнами, сейчас взялись за Сирию и др.), оранжевые революции, «арабская весна» и осень, постоянные войны, применение ядерных зарядов, климатического оружия, распыление урана, – экологический, экономический и политический хаос.

В связи с вышеизложенным, есть необходимость остановиться на некоторых принципах формирования и развития различных сетевых структур. 

Надо помнить, что для этих целей в 1962 г. было создано «экологическое движение» на деньги Фонда Рокфеллеров

В это же время создаётся молодёжная субкультура «рок, секс, наркотики»

В это же время начинает активизироваться феминистское движение. 

То есть формируется некий закамуфлированный идеологический центр, который должен подготовить торможение технологического развития в ядре капиталистической системы с переводом, с выбросом промышленности в третий мир – афро-азиатский мир, причём, императив решения, которое принималось, был абсолютно классовый.

Уже в 50-60-е годы XX столетия мировой капиталистический класс, его верхушка и интеллектуальные центры поняли, что дальнейшее развитие промышленно-технологического типа резко укрепляет рабочий и средний классы, и это транслируется в политическую сферу, левые и левоцентричные партии начинают двигать истеблишмент. 

И впоследствии, когда в 1975 г. по заказу «Трёхсторонней комиссии» С. Хантингтон, Д. Ватануки и М. Крозье написали работу «Кризис демократии», они написали об этом с прозрачной ясностью и откровенностью, что дальнейшее развитие демократии приведёт к тому, что некие группы бросят вызов истеблишменту, и нужно гасить это развитие.

Гасить каким образом? Менять вектор развития. 

Надо отметить, что в этом ничего нового адепты мировой финансовой мафии придумать не смогли, а снова пытаются возродить свою «неотолпо-элитарную» систему управления толпойограничив движение знаний и научно-технического прогресса в широкие слои народных масс.

Мировое правительство действительно существует… Когда наши политологи, социологи и историки начинают говорить о «мировом правительстве», считается, что человек выжил из ума. А ведь на Западе учёные относятся к этому вопросу очень серьёзно. Например, такие известные люди, финансисты мирового уровня, как Джордж Сорос, Жак Аттали говорят, что дальнейшее развитие истории невозможно без «мирового правительства», без «мирового парламента», без «мировых вооружённых сил» и без «мировой полиции».

Какова структура этого правительства?

«Структура проста. Это мировые финансовые группы, прежде всего, группа Ротшильда-Рокфеллера

Это мировые финансовые спекулянты, такие как Сорос

Это группа крупных политиков и экономистов. Все они собираются на полузакрытых встречах, таких, как «Бильдербергский клуб»

Мировое правительствоэто ещё и международные инструменты. 

На Ливийском кризисе хорошо видно, что ООН стало таким инструментом в руках мирового правительства. 

Мировое правительство – теневое, открытое только в лице своих идеологов. Но оно существует, это реальность, и отвергать его просто глупо…

Если говорить о персоналиях, кто входит в его состав? Смотрите списки «Бильдербергского клуба» и «Трёхсторонней комиссии». Там десятки фамилий довольно известных людей...

Всё вышеизложенное сказано мной не зря, так как человек, который сегодня занимается экологией, тот, прежде всего, волей или не волей, занимается политикой, и не простой, а мировой, входящей важной составной частью в геополитику

Идёт жестокая борьба за мировое господство, что можно увидеть из неотдалённых знаковых мировых событий. Это – «Экологический Саммит»! Например, Саммит ООН, проходивший в Копенгагене в декабре 2009 г., сопровождался безпрецедентно жёстким политическим противостоянием, как самая важная встреча в истории, и Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун заявил, что «Саммит ООН выльется в создание мирового правительства или глобального управления».

Дэвид Ротшильд также произносил речь на Саммите, и говорил, что они пытаются создать «мировое правительство».

Кроме того, на Саммите ООН был Герман ван Ромпей – Глава Европейского Совета. 

Глава ЕС объявил, что «это означает первый год истинного мирового правительства, и что система налогов за выбросы углерода будет механизмом в основе мирового правительства. Конференция по климату в Копенгагене – ещё один шаг на пути к глобальному управлению Планетой».

Альберт Гор – вице-президент США 1993-2001 гг. в администрации Билла Клинтона, лауреат Нобелевской премии мира за 2007 г., сказал на Саммите: «Именно осознанность будет руководить изменениями, и одним из способов проведения изменений будет мировое правительство».

В мире стал известен так называемый «Датский текст». Климатический Саммит ООН в Копенгагене был в смятении в связи с утечкой «Датского текста», – «The Guardian», Великобритания. Речь идёт о плане индустриального мира об удвоении налогов на страны третьего мира
чтобы заморозить их экономическое развитие и удерживать их в нищете, 
чтобы «Международный валютный фонд» («МВФ») и «Всемирный банк» могли продолжать контролировать и держать их в долгах.

Сборы в размере 20% на органическое топливо не только нефть, но и природный газ, – ведь это масштабный захват власти!

Вне рамок Климатгейта (Климатгейт назван по аналогии с Уотергейтом – скандал, связанный с утечкой архива с электронной перепиской, файлами данных и программами их обработки из отделения климатологии университета Восточной Англии в Нориджe), в США в видеоинтервью впервые Бен Сэнтед – главный эксперт Группы по климату, признал, что они удалили пять частей из доклада ООН, в которых говорилось, что человек не оказывает влияния на изменение климата.

Вы понимаете, учёные ООН принесли им доклад (по так называемому «глобальному потеплению») и сказали: «Мы не можем доказать, что это делает человек, похоже, что человек не оказывает эффекта, сопоставимого с действием Солнца и Луны, и всех этих Сил»

А они взяли это и вырезали. Вот такой всплыл факт.

Планету уродуют не простые люди и развивающиеся страны (никто не оспаривает, что выбросы углекислого газа в атмосферу влияют на экологию, – но степень вреда имеет разный порядок), а международная мафия с помощью войн, использования ядерного оружия и распыления урана. 

«Брититиш Петролеум» в Мексиканском заливеФукусима – с участием США, применение климатического оружия и многое другое, – на что проплаченные экологи специально закрывают глаза. 

В этом как раз и заключается «климатический ад», а не в вине человека в «глобальном потеплении», за который ухватилась мировая олигархическая мафия, чтобы обложить налогами развивающиеся страны, другие государства – весь мир, – и установить свой «новый мировой порядок».

Идти на поводу у проплаченных Рокфеллерами и Ротшильдами «крикунов-экологов», – значит поддерживать всю эту мафию, которая специально уничтожает Природу Земли.

«Глобальное потепление» – это пугало! 

Уже доказано, что эта авантюра инициирована самими олигархамиРотшильдами, Рокфеллерами, их пособниками – лауреатами Нобелевской премии – Обамой и Гором (США), при поддержке Пан Ги Муна (ООН) и Германа ван Ромпея (ЕС), которые пойманы с поличным. Это – Климатгейт!..

Так что получается как у Василия Ивановича Чапаева: «Ты за большевиков аль за коммунистов? – Я за интернационал!»

Вот этот международный мафиозный интернационал и активизировался на всех фронтах. 

Именно в контексте построения «нового мирового порядка» многие явления современной жизни, кажущиеся на первый взгляд хаотичными и абсурдными, обретают логику. 

Такие явления, как повсеместное насаждение идеологии потребительства, примитивной массовой поп-культурыразрушения семьи, культа животных удовольствий, пропаганды блудаабортов, контрацепции, содомиигомосексуализма, однополых браков и прочих извращений, прямая и скрытая пропаганда алкоголизманаркотиков и сатанизма.

Школьная программа деградирующая личность. 


Чудодейственная масса лекарств с побочными эффектами

Генетически изменённые продукты питания, клонирование, фетальная терапия (людоедство во имя медицины, использование зародышевых клеток – как способ «омоложения» и «лечения» заболеваний)

Насаждение виртуальной реальности, разрушающие психику и здоровье компьютерные игры. 

Управление сознанием через электронные и печатные СМИ, включая психотропное воздействие на человека, обезличивающая кодификация, и внедрение нано-технологий для идентификации людей. 

Организация войн, управляемых локальных вооружённых конфликтов, кризисов. 

Внедрение в массовое сознание мифа о международном терроризме

И многое другое…

Всё это – не случайные раздробленные эпизоды, а целенаправленная и последовательная политика духовного и физического убийства человека в огромных масштабах

Экологию планеты Земля и жизнь людей можно защитить только путём Победы над «мировым правительством»- Подеды над фашизмом. 

И мы все должны включиться в борьбу против «нового мирового порядка» не только за Правду и Справедливость, но и за саму жизнь свою и своих детей.

Грядёт схватка за будущее

В социологии существует понятие «контрэлита». Это – оппозиционная по отношению к правящей политической элите часть общества, социальная группа, которая борется за вхождение в существующую элиту или за создание новой. В США одним из наиболее ярких представителей оппозиционных интеллектуалов можно считать Линдона Ларуша, экономиста и мыслителя, сосредоточенного на анализе современной политики и экономики в их скрытых аспектах.

На тему его творчества политолог Кирилл Бенедиктов недавно беседовал с известным российским историком Андреем Фурсовым. Полностью материал размещён на интернет-портале Terra America. Мы же приведём его фрагмент, дающий представление о взглядах Ларуша и их обоснованности с точки зрения А.И. Фурсова, являющегося сегодня в России одним из ведущих экспертов в области геополитики

Ларуш, поясним, давно уже выступает с критикой идеологии глобализации, опасаясь, что под её видом произойдёт непоправимая экономическая и нравственная деградация общества, разрушение производительных сил и внутренних рынков в конъюнктурных интересах мировой финансовой олигархии.


«Некоторые... верят, что мы являемся частью секретной политической группы, работающей против интересов Соединённых Штатов, и характеризуют мою семью и меня как «интернационалистов», вступивших в сговор с другими группами по всему миру для построения более интегрированной глобальной политической и экономической структуры – единого мира, если угодно. Если обвинение заключается в этом, то я признаю себя виновным, и я этим горжусь».


Из мемуаров 96-летнего Дэвида Рокфеллера, нынешнего главы одной из богатейших семей США – дома Рокфеллеров и основателя Трёхсторонней комиссии, ведущей наднациональной структуры Запада.

– Давайте поговорим о том, как вы с Ларушем фактически пришли к одним и тем же выводам, но с разных позиций.

– Анализируя социально-исторические процессы, в какой-то момент я пришёл к выводу о том, что в середине XVIII века в Европе произошёл великий эволюционный перелом: история из преимущественно стихийной стала преимущественно проектно-конструктируемой. Это не значит, что до середины XVIII века не было групп и сил, пытавшихся, причём нередко успешно, направлять её ход. Однако в середине XVIII века появились три фактора, которые внесли качественное изменение в исторический процесс.

Это первое – начало формирования массового общества, небывалое усиление финансового капитала и резкое усиление общественной роли информационных потоков. Попробуйте управлять общиной, кастой или полисом – структурами, укоренёнными в традиции и ведущими себя как коллективный социальный индивид. Другое дело – массы, то есть атомизированно-аггрегированный человеческий материал, массовый индивид, которым легко манипулировать. Выход масс на сцену истории предоставил огромные возможности манипуляторам. Это первое.

Второе: резко усилившаяся борьба за гегемонию в мировой капиталистической системе между Великобританией и Францией, военные нужды других государств, а также начавшаяся индустриализация колоссальным образом стимулировали развитие в XVIII веке финансового капитала, подготовленное XVII веком (от создания в его начале Standard Chartered Bank Барухов до возникновения в его конце английского Центрального банка). XVIII век – это такой рывок в развитии финансового капитала, который не снился ни Барди, ни Перуцци, не говоря уже о Фуггерах и Медичи.

Третье: информационный бум XVIII века, который позволил «паковать» информацию и использовать её для воздействия прежде всего на элитарные группы. Классический пример – «Энциклопедия», с помощью которой в течение нескольких десятилетий французская элита морально была подготовлена к принятию революции. 

Иными словами, в середине XVIII века произошло соединение Вещества (массы), Энергии (деньги) и Идей (информации). Сплетённые в тугой узел, эти субстанции оказались под контролем определённых групп, которые в течение нескольких десятилетий подготовили ситуацию и человеческий материал для эпохи революций (1789–1848 года).

– Ларуша постоянно называют конспирологом. С другой стороны, если начинать разбирать по кирпичику, то можно ли утверждать, что как таковой конспирологии там не очень-то и много?

– Обычно под конспирологией понимают примитивные (или сознательно примитивизируемые) схемы, которые объясняют исторические события не историческими закономерностями и массовыми тенденциями развития, а тайной и, как правило, злонамеренной деятельностью неких сил (на выбор – масоны, ордены, спецслужбы и тому подобное). 

Часто такие схемы воспринимаются как несерьёзные. И действительно, немало работ, именуемых конспирологическими, написаны недобросовестными авторами в погоне за сенсацией и заработком. В то же время многие так называемые конспирологические работы – это своеобразные акции прикрытия: они пишутся специально для того, чтобы скомпрометировать серьёзные попытки глубоко разобраться в тайных механизмах истории, политики и экономики или нейтрализовать эффект таких попыток.

Разумеется, в основе кризисов и революций лежат объективные, а точнее, системные и субъектные причины. Никто не отменял массовые процессы. 

Но, во-первых, мир – понятие не количественное, а качественное, как любил говорить Эйнштейн. 

В мире небольшая, но хорошо организованная группа, в руках которой огромные средства (собственность, финансы), власть и контроль над знанием и его структурами, а также над СМИ, весит намного больше, чем масса людей или даже целая страна – достаточно почитать «Исповедь экономического убийцы» Джона Перкинса. 

Как заметил вовсе не конспиролог, а нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман, «современная политическая экономия учит нас, что маленькие, хорошо организованные группы зачастую превалируют над интересами более широкой публики». И это ещё очень мягко и осторожно сказано.

Много раньше Кругмана огромную роль маленьких, хорошо организованных групп в широкомасштабных исторических процессах показал Огюст Кошен на примере энциклопедистов. А ведь энциклопедисты жили задолго до эпохи всесилия СМИ, флэшмобов и сетевых структур. 

Если вернуться из XVIII века в наше время, то кроме Перкинса и Кругмана картину конспирологической реальности как рутинную 
на примере США и династии Бушей великолепно показывают Крейг Ангер, Кевин Филипс, Рас Бейкер
на примере ФранцииВенсан Нузиль и команда журналистов под руководством Роже Фалиго и Жана Гинеля

Кто кривится по поводу Ларуша, пусть попробует оспорить этих ребят, а мы «будем посмотреть».

– Известно, что в архивах организации Ларуша в штате Вирджиния собрано огромное количество файлов, они по ниточке распутывают все связи между крупнейшими финансовыми семействами мира. Как я понимаю, они публикуют далеко не всё, но тем не менее они эту работу ведут.

– Что в этом неестественного? В экономическом плане капитализм – это система без границ, мировой рынок. 

А вот в политическом плане капиталистическая система – это совокупность, мозаика государств. 

Но экономические интересы буржуазии, особенно крупной и тем более финансовой, которые выходят далеко за рамки одного (её) государства. И часто эти интересы невозможно реализовать, не нарушая границы государств – своего и чужих. 

Поэтому мировому капиталистическому классу объективно нужны надгосударственные, наднациональные структуры, и они должны быть если не тайными, то по крайней мере закрытыми от широкой публики. Таким образом снимается противоречие между экономической целостностью и политической фрагментарностью капиталистической системы.

Капитализм вообще невозможен без наднациональных структур. Более того, капитализм невозможен без закрытого конструирования и проектирования социальных процессов.

– А почему Англия в концепции Ларуша такой злой гений мира?


Есть два объяснения: одно реально-историческое и одно сверхконспирологическое, я бы даже сказал – изощрённо-конспирологическое. 

Согласно первому, а именно его я придерживаюсь, Ларуш, несколько демонизируя Англию/Великобританию, фиксирует историческую реальность.

Согласно второму, Ларуш своей деятельностью компрометирует, маргинализирует любые попытки серьёзных исследований реальной роли британских господствующих классов и их закрытых структур, британской короны в современном мире – их можно заярлычить как «ларушизм». Мне такая точка зрения представляется ошибочной и ангажированной. 

Работы самого Ларуша, особенно если убрать эмоциональный момент, вполне адекватно отражают реальность и привлекают внимание к таким её сторонам и механизмам, которыми конвенциональная и тем более «прикормленно-ссученная» наука не занимаются. Налицо попытки скомпрометировать серьёзные исследования тайных механизмов политики и экономики Запада с помощью ярлыка «ларушизм», но они, что называется, слабоваты в коленках.

У меня к Ларушу значительно больше вопросов по его интерпретациям американской истории, часть деятелей которой он явно идеализирует, греша против исторической правды.

Например, Ларуш считает, что Рузвельт «создал новую Америку», пытался создать новый мир, но ему помешала финансовая олигархия. Категорически не могу согласиться с такими формулировками. Рузвельт был ставленником ФРС – Федеральной резервной системы. И если президент Вильсон способствовал её созданию, то Рузвельт сделал следующий шаг – устранил общественный контроль над финансовой системой, изъяв золото у населения США. По сути дела, это был первый дефолт.

Наша справка

Своим указом № 6102 от 5 апреля 1933 года президент Рузвельт с целью «облегчить критическое положение в банковской отрасли...» запретил физическим и юридическим лицам на всей территории США владеть золотом и приказал изъять из оборота все золотые монеты и слитки. 

Владельцы золота были обязаны до 1 мая 1933 года сдать его (обменять на бумажные деньги) в ближайший банк, уполномоченный принимать золото, который потом переправит его в хранилище Федеральной резервной системы.

Владельцы могли легально оставить себе золотых монет и слитков на сумму не более 100 долларов. Разрешалось также сохранить небольшие запасы золота, необходимые для использования в промышленности, профессиональной деятельности или искусстве. 

Намеренное уклонение от сдачи золота, согласно указу, каралось штрафом до 10 тысяч долларов, тюремным заключением до 10 лет или тем и другим одновременно.

Сразу после выхода этого указа банковские ячейки на территории США опечатали, и открыть их владелец мог только в присутствии представителя налоговой службы. Но американцы сдали, по имеющимся оценкам, не более четверти золота, а на массовые репрессии Рузвельт не решился.

В 1974 году конгресс США восстановил право американцев легально владеть золотом, а указ Рузвельта признали утратившим силу; 
в 1977 году конгресс лишил президента США права регулировать обращение золота на территории страны, кроме как во время войны.

Второй дефолт был в 1971 году
и вскоре произойдёт третий и, по-видимому, последний – эдакий мат в три хода. 

Да, у Рузвельта были противоречия с финансовой олигархией, он вынужден был ограничить какую-то её часть – но в её же долгосрочных и целостных интересах. Да, от Нового курса выиграла какая-то часть простого американского люда, но тем самым Рузвельт спасал финансовую олигархию и от революции, и от необходимости радикальных социальных реформ.

Новый курс создал больше проблем, чем решил, и уже в середине 1930-х годов у Рузвельта появился очень сильный конкурент – губернатор Луизианы Хьюи Лонг (прототип Вилли Старка в романе американского писателя Роберта Пенна Уоррена «Вся королевская рать»). 

Лонг создал в США целую сеть обществ перераспределения собственности, в которые вступили 8 млн. человек. Кстати, Лонга, который был левым популистом, в Америке многие до сих пор называют фашистом – всё та же манера навешивания ярлыков. 

Лонга убили в 1935 году, Рузвельта избрали на второй срок, однако проблем Нового курса это не решило. 

И тогда вопрос для США стал ребром: либо радикальные социальные реформы, которые позволят избежать революции, либо... мировая война.

Когда-то Густав Лебон писал о Первой мировой войне, что начали её немцы, но то была последняя капля, которая переполнила чашу. А для исследователя главное, настаивал Лебон, понять, кто наполнил чашу до краёв. 

Если говорить о Второй мировой войне, то последней каплей был Гитлер, а наполнили чашу до краёв британцы и американцы, для последних война была единственным выходом из тупика 1930-х годов.

Ещё один любимый персонаж Ларуша – Линкольн. Хотя Линкольн действительно пытался противостоять денежным мешкам, Ротшильдам и их представителям в Америке (за это, возможно, его и убили), он фигура тоже неоднозначная. 

Идеализируя Линкольна, Фраклина Рузвельта и Кеннеди, Ларуш создаёт новую историческую мифологию – «хороший американский капитализм» в лице Линкольна – Рузвельта – Кеннеди против «бяки» в лице британского капитализма и его американских прислужников. 

Мне это напоминает схему «прорабов перестройки»: «хороший социализм Ленина – Хрущёва – Горбачёва» против «плохого социализма Сталина – Брежнева». Несерьёзно. И если говорить о ларушевской схеме, то это противопоставление более чем уязвимо для критики.

Здесь можно сказать, что Ларуш объективно выполняет заказ (в самом широком смысле) определённой части господствующего класса США. Прежде всего той части, которая была отодвинута в результате ползучего переворота, начавшегося убийством Кеннеди в 1963 году и закончившегося в 1974 году свержением Никсона. 

Поддержка у Ларуша есть – «есть, всегда что-то есть, нужно только копать глубже», как говаривал уже упомянутый Вилли Старк.

Иначе у Ларуша не было бы ни его института, ни журнала, ни паблисити. Причём внешняя заинтересованность в такой поддержке может быть как прямой, так и косвенной, позитивной и негативной (в смысле держать под контролем опасную тенденцию и управлять ею)

Пример: 

Рокфеллеры финансируют специфического левака Ноама Хомского – его работы важны с точки зрения рокфеллеровской глобальной повестки дня. 

Они же финансируют правых: тезис – антитезис. 

Структуры типа ларушевской тоже выполняют свою функцию плюс формируют некие узлы деятельности, которые позволяют легче отслеживать определённые информпотоки.

Да, Ларуш сидел в американской тюрьме, и тем не менее функционирование его структуры без поддержки части американского истеблишмента невозможно. Иначе его просто стёрли бы в порошок, как это умеют делать на Западе. Уж если президента Кеннеди убили, обставив убийство как публичную казнь, а затем в течение трёх поколений изничтожали представителей клана, то с Ларушем разделаться проблем не было бы – разумеется, если бы за него, как говорят в определённых кругах, некому было бы «держать мазу».

– А кто, интересно, может, за него «держать мазу», ну, чисто гипотетически?

– Как я уже сказал, это часть правоконсервативных элит.

– Всё-таки правоконсервативных?

– Непосредственно – да. Но реальность показывает, что жизнь полна очень хитрых загогулин.

– Что касается Рузвельта, насколько я понимаю, что нравится Ларушу в Рузвельте, так это однозначная ориентация на индустриальное развитие. У Ларуша вообще есть противопоставление финансового капитала, финансовых спекуляций такому разумному энергичному капитализму, который промышленность, науку и технологии развивает. Поэтому, мне кажется, к Рузвельту он так благосклонен.

Естественно, для Ларуша индустриализация – это очень важная вещь. Но она важна не только для него, но и для всех, кто не ловится на миф постиндустриального общества, кто готов сопротивляться людоедским планам его творцов. 

Ведь постиндустриальное общество есть не что иное, как кастово-иерархический мир, население которого сокращено на 80–90 процентов (1–2 миллиарда человек значительно легче контролировать, чем 8–10 миллиардов), мир деиндустриализированный, управляемый властной иерархией, контролирующей знание и информацию и претендующий на магическую власть.

– Но вернёмся к Великобритании.

Интерес Ларуша к Венеции и Англии вполне понятен. Как я уже говорил, линия «Венеция – Ост-Индская компания – Британская империя – закрытые структуры наднационального масштаба и управления» прочерчивается ясно.

Именно британцы были заинтересованы в целом комплексе мировых процессов и событийначиная от Французской революции и антирусской борьбы и заканчивая офшорами и деятельностью структур типа Общества защиты дикой природы. 

Британские формы познания мира и управления им с помощью триады «наднациональные структуры – спецслужбы – университеты и фонды» – одно из главных достижений западной цивилизации.

Ларуш верно идентифицировал учителей англичан – венецианцев (венецианские купцы и банкиры-евреи). Именно венецианцы во второй половине XVI века переформатировали английскую элиту, перенеся на островную почву свои властно-технологические и интеллектуальные наработки. Результаты не замедлили сказаться – прежде всего в резком ужесточении отношения английских верхов к низам и появлении определённого человеческого материала, людей типа Джона Ди. Это очень интересный персонаж – математик, астролог и личный разведчик Елизаветы, свои донесения он подписывал «агент 007».

Джон Ди визуально увековечен в первых двух сериях фильмов о «Гарри Поттере». Актёр, исполняющий роль Дамблдора, Ричард Харрис обладает удивительным портретным сходством с Джоном Ди. 

Джон Диавтор идеи британского мирового господства, воплотившейся у него в концепции «зелёной империи», включающей Англию, Северную Америку и Россию.

Сын Джона Ди под фамилией Диев был активным участником русской смуты начала XVII века – служил фармакологом, готовил лекарства и яды. 

По некоторым сведениям, именно он по заказу Дмитрия Шуйского и его жены изготовил яд для отравления Скопина-Шуйского. Имеет смысл также вспомнить, что после Смуты английские купцы хозяйничали во внутренней торговле России, и только после казни в Лондоне Карла I Алексей Михайлович, использовав это в качестве предлога, попросил их на выход («Вы царя Карлуса всем миром убили, за такое злое дело вам на Руси быть больше не довелось»).

Венецианское влияние прослеживается и в истории Ост-Индской компании. Вплоть до того, что когда в конце XVIII века в британском парламенте шла борьба группировок, та из них, что отстаивала интересы Почтенной компании («Почтенная Ост-Индская компания», основана в 1600 году, с её помощью была осуществлена британская колонизация Индии. – Ред.), называла себя «венецианской партией».

В начале 1930-х годов европейские финансисты, поддерживая Гитлера, рассчитывали, что он сломает национальные государства в Европе и в результате возникнет «Венеция общеевропейских масштабов» – в 1931 году об этом прямо писал Ялмар Шахт.

– Ларуш к России относится очень положительно. Теория Ларуша предполагает, что Штаты должны обязательно наладить союз с Россией, с Китаем и с Индией, потому что без этого они не смогут противостоять «великому злу» – Британии.

– Трудно допустить, что Ларуш либо настолько наивен, либо, подобно проснувшемуся через много десятилетий Рип ван Винклю, воспринимает мир, каким он был до его сна. 

Китай – это отдельный мир; 
индийская правящая элита тесно интегрирована с англосаксонской
уже почти столетие существует англо-американский истеблишмент и англо-американский капитал... 

Ларуш предлагает провести разграничительную линию между национальным и интернациональным в современном мировом господствующем классе, что едва ли возможно. 

Эпоха национальных государств ушла, тем более что глобализации и глобальным Властелинам Колец такое государство противостоять не в силах.

Реальной альтернативой глобалитарному режиму могут быть только импероподобные образования, ядром которых является триада «военно-промышленный комплекс – армия – спецслужбы»

Ларуш, насколько я понимаю, говорит о совершенно ином. В этом плане я бы назвал его предложение реакционной утопией.

– Насколько я понимаю, речь-то идёт о каких-то просто геополитических объектах. Например, что Ларуш говорит по поводу России? Что России необходимо интенсифицировать технологии, модернизацию и так далее, в частности, создавать дорожную, транспортную инфраструктуру.

– Кто же спорит! России необходима неоиндустриализация, которая развернёт вспять процессы, стартовавшие у нас с конца 1980-х годов, со времён «горбачёвщины». 

Однако неоиндустриализация требует определённых социальных и властных условий. Речь идёт о подавлении коррупции... 

Ну и наконец, необходимы изменения в сфере собственности. Ларуш же затрагивает только технико-экономическую сферу, упуская из виду, что она следствие, а не причина... Хотя, повторю, эмпирически Ларуш и его команда правильно привлекают внимание к рубежу 1960–1970-х годов как к поворотному пункту в развитии современного Запада.

– В чём отличие вашего подхода к этому повороту?

– В отличие от Ларуша я подчёркиваю не столько технико-экономическую, сколько социальную, классовую сторону этого поворота. 

Торможение научно-технического прогресса и деиндустриализация были средством социальной борьбы верхов против средних слоёв и рабочего класса. 

Не случайно деиндустриализация совпала с наступлением верхов на средний класс, верхушку рабочего класса, профсоюзы и «государство всеобщего собеса». 

Именно это наступление и было сутью «тэтчеризма» и «рейганомики». 

Однако ещё за несколько лет до прихода к власти Тэтчер и Рейгана Мишель Крозье Джоджи Ватануки и Сэмуэль Хантингтон в докладе «Кризис демократии» (1975 год), написанном по заказу Трёхсторонней комиссии, сформулировали основные задачи по ликвидации демократии в западном обществе. Однако без деиндустриализации решить эту задачу было бы невозможно.

На рубеже 1960–1970-х годов Запад в целом и США оказались у развилки – дальнейшее сохранение послевоенного социального курса, усиливавшего позиции средних слоёв и части рабочего класса, угрожало положению капиталистической верхушки «Кризисе демократии» прямо говорится о том, что именно демократия позволяет различным «безответственным группам» бросить вызов истеблишменту). 

Кроме того, в конце 1960-х годов лидер Запада – США оказались в очень трудном экономическом положении: потребление стало превышать производство, и разрыв этот стал стремительно нарастать. По сути это означало проигрыш экономической гонки Советскому Союзу.

Выход был найден
во-первых, в переводе промышленности в Восточную Азию (в перспективе главным образом в Китай)
во-вторых, в отказе от золотого стандарта
в-третьих, в резком усилении теневого и «криминального» секторов мировой экономики. 
Ну и, разумеется, в социосистемной перевербовке части советской элиты – властной и интеллектуальной.

Интересно, что и в Советском Союзе номенклатура начала тормозить научно-технический прогресс тоже на рубеже 1960–1970-х годов. Например, было принято принципиальное решение отказаться от собственной компьютерной программы (а мы тогда в этом плане обгоняли американцев) – наши спецслужбы заверяли: «Не надо деньги тратить, всё, что нужно, украдём». Решили сэкономить как обычно на копейку, а потеряли рубль.

В это же время сворачивается лунная программа. Формально это объясняют тем, что погибли три человека, выступавшие её главным двигателем: Королёв, Комаров и Гагарин. 

Иными словами, торможение научно-технического прогресса началось одновременно на Западе и в СССР, и это не случайно. Дело здесь не просто в заговоре – этот поворот был результатом серьёзнейших политико-экономических изменений в структуре мирового капиталистического класса.

В конце 1940-х годов на арену вышла молодая и хищная фракция этого класса – корпоратократия. 

Она очень быстро заявила о себе свержением правительств Мосаддыка в Иране и Хакобо Арбенса-Гусмана в Гватемале (1953 год) и созданием Бильдербергского клуба (1954 год). 

Позднее будут созданы и другие наднациональные структуры, выражающие интересы прежде всего этого слоя (крупных корпораций. – Ред.), – Римский клуб (1968 год) и Трёхсторонняя комиссия (1973 год). 

Союзником корпоратократии выступал финансовый капитал, ну а сферой, объединившей их в единое целое, стала нефть

Через эту же сферу шло подключение к корпоратократии и части советской номенклатуры.

Когда мы говорим, что Советский Союз развалила «пятая колонна», то эмоционально это верно, однако с точки зрения научного объяснения недостаточно. 

В реальности произошло следующее. После того как с конца 1950-х годов СССР интенсифицировал продажу нефти на мировом рынке, в Советском Союзе начал формироваться слой, тесно связанный с корпоратократией

В отличие от государственно-монополистического капитализма, который в принципе мог бы сосуществовать с Советским Союзом, корпоратократия носила глобальный характер, по определению и по логике своего развития должна была охватить весь мир, включая СССР, то есть зону системного антикапитализма. 

Торговля, прежде всего нефтью, сформировала у нас советский сегмент корпоратократии.

В этом же направлении, создавая массовый фундамент для этого слоя, сработали так называемые косыгинские реформы, в значительной степени разбалансировавшие советскую экономику и укрепившие хозяйственную номенклатуру. 

Ну а момент истины наступил в середине 1970-х годов, когда после и в результате «нефтяного шока» в страну пришли незапланированные 170–180 миллиардов долларов. 

Их-то и присвоил советский сегмент корпоратократии, а присвоив, взял курс на демонтаж советского строя.

<...>

То направление мысли, в котором работает Ларуш, – анализ скрытых и тёмных сторон современной политики и экономики, думаю, будет укрепляться. 

На это работают основные тенденции развития современного миракризис, противостояние сторонников сохранения неолиберальной модели и её противников (в их число входит Китай, возникающий на месте Германии Пятый рейх, а отчасти даже Обама), нарастающая борьба в мировом правящем слое за будущее.

– Вот это очень интересный момент – я имею в виду Обаму.

Классовые противоречия в США нарастают. 

Согласно опросам, около 70 процентов представителей как верхов, так и низов говорят об обострении классовых противоречий. 

Пропасть, разделяющая верхи и низы американского общества как почти социобиологические виды, хорошо показана в недавно вышедшей книге Чарльза Марри «Расколотые. Состояние Белой Америки в 1960–2010 годы». 

Ситуация достигла такого накала, что один из помощников Обамы прямо говорит, что президент должен учиться на классовых противоречиях, это должно стать его «фишкой».

Если добавить ко всему сказанному нарастающую угрозу геоклиматической и геофизической катастрофы, то мы получаем такой многослойный кризис – «кризис-матрёшку», который не имеет аналогов. 

Буквально на наших глазах обостряются все мыслимые противоречия: между классами/слоями/группами, между государствами и их блоками, между кланами в мировой верхушке, наконец, между тайными/закрытыми обществами: не случайно в последние годы вдруг внезапно вырос вал литературы о них.

Это значит, что период Силанума – молчания – закончен и они заявляют о себе. А это в свою очередь свидетельствует о начале подготовки к схватке за Будущее. И странно было бы, если бы все начали готовиться, а закрытые/тайные общества – нет.

Всё, что мы видим сегодня, свидетельствует, что отрезок истории, на который можно повесить знак руны Иса (задержка перемен – чем и была эпоха неолиберальной контрреволюции), заканчивается, грядёт эпоха под знаком тройки рун Турисаз (хаос), Хагалаз (разрыв, разрушение) и Эйваз (борьба, напор)

Человечество застыло над пропастью, подобно Дураку с нулевой карты Старших Арканов Таро: рухнет ли он в пропасть или перескочит через неё, чтобы обернуться 21-й картой, – это зависит от нас, в том числе и от того, насколько правильно мы поймём своё время и определим направление главного исторического удара.

Жизнь в лихие времена – нелёгкая штука. 

Но, как говорят наши заклятые друзья-англосаксы, «every acquisition is loss and every loss is an acquisition» («каждое приобретение есть потеря, и каждая потеря есть приобретение»). 

Именно кризисные периоды наиболее благоприятны для изучения социальной реальности, поскольку на переломе эпох обнажаются их скрытые шифры, их ложь, одетая в белые одежды религии, идеологии или наукообразных схем.

Современный капитализм невозможен без закрытых наднациональных структур.

В середине XVIII века история из стихийной стала преимущественно проектно-конструктируемой.

Реальной альтернативой глобалитарному режиму могут быть только импероподобные образования.

В 1970-е годы США могли проиграть экономическую гонку Советскому Союзу.


Сергей Глазьев: К Чему Ведут Россию Либеральные Экономисты

Сергей Глазьев о перспективах Русской экономики. О рейтинговых агентствах, о их 100% зависимость от политической ситуации. О реальной ситуации в Мировой Экономике, о действительных рисках. Факты не состоятельности рейтинговых агентств. 

Состояние России крайне печальна, большая инфляция и снижение экономического роста. Правительство Страны просто уничтожают экономику России. 

Указы президента не выполняются и более того фактически саботируются!

Реальные возможности России не используются, Страна обладает огромными рабочими ресурсами, строительные ресурсы, не задействовано машиностроение, безграничные природные ресурсы. Не смотря на это страна слабеет и деградирует.



Читать ТАКЖЕ:

Евросоюзу КОНЕЦ: ВСЕ топчут ФЛАГ Евросоюза и хотят выйти из него

Читать ВСЕМ ! Россия ВПЕРЁД: Европа - "шестёрки" США, но Победа будет за Россией (Путиным)

Россия: Путин ставит ШАХ и МАТ США и Евросоюзу (аналитика)

КОБ: Россия: ЗОЛОТОЙ РУБЛЬ и ЭНЕРГОСТАНДАРТ - конец США и ДОЛЛАРУ

ИноСМИ: привлекательность и экономика России РАСТЁТ, а Украине КОНЕЦ

Читать ВСЕМ !!! КОБ: достаточно общая теория управления (ДОТУ)

КОБ: Тайная схема управления человеком

Учить ВСЕМ ! КОБ: Глобальный Эволюционный Процесс. Часть 4 (видео, лекции)

Протоколы сионских мудрецов (видео)

Евреи - это погибель ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Комментариев нет :

Отправить комментарий